«Российские войска стали терять перевес в артиллерии». Украинский военный эксперт – о продвижении ВСУ на фронте

Вооруженные силы Украины продолжают продвигаться: украинский флаг подняли в Золотой балке Херсонской области, также освобождены Миролюбовка и Михайловка. В Харьковской области украинские военные взяли под контроль поселок Боровая на восточном берегу реки Оскол. Перед этим ВСУ провели масштабную контрнаступательную операцию и освободили Лиман в Донецкой области – бои за него шли в то время, когда в Кремле Владимир Путин объявлял об аннексии четырех регионов Украины.

О продолжающемся продвижении ВСУ, его предпосылках и последствиях мы в эфире Настоящего Времени поговорили с Александром Мусиенко, руководителем украинского Центра военно-правовых исследований.

— С чем вы связываете успех украинской армии на фронте, за счет чего ВСУ удается деоккупировать территории?

— Есть ряд моментов. Во-первых, мы видим, что система подготовки и управления войсками и, соответственно, планирования и проведения операций на лучшем уровне [в армии Украины], нежели в российской армии. Во-вторых, мы видим, что российские войска находятся в таком состоянии, что не могут равнозначно удерживать всю линию фронта, которая составляет сейчас в районе ведения боевых действий где-то около тысячи километров совместно на востоке и на юге. Мы видим, что стратегия, которая была избрана Вооруженными силами Украины: на истощение противника, нанесение огневых ударов по складам, по логистическому обеспечению, по командным пунктам российских войск – это привело к тому, что они начали терять такой необходимый для них перевес в артиллерии. Потому что склады взрываются, не успевают они пополнять и восполнять потери.

И, естественно, очень важно было то, что произошла такая фактически неожиданность для российских войск: успешно был проведен маневр украинскими силами, и удалось развить наступление-контрнаступление на харьковском направлении и его продолжить. Но также мы видим, что даже в тех укрепрайонах, где российские войска пытались держать оборону (а речь идет именно о Лимане, потому что они имели там достаточно укрепленные, неплохо сооруженные позиции, откуда вели оборонительные действия), – это им не помогло. Фронт слегка посыпался у российских войск как раз в направлении севернее и восточнее Святогорска, что дало возможность украинским войскам фактически взять в кольцо российскую группировку войск в том направлении.

Таким образом мы можем говорить о том, что 20-я армия, которая очень интенсивно готовилась к войне против Украины и фактически была введена в районы ведения боевых действий практически с начала полномасштабного вторжения российских войск в Украину, боеспособное крыло этой 20-й армии фактически разбито. Они получили поражение сначала в районе Купянска и Изюма, на этой дуге. После этого они получили окончательное поражение в районе Лимана. И в принципе, боеспособное ядро этой армии фактически разбито.

— Какое направление вы сейчас видите приоритетным для украинской армии? Донецкое?

— А тут уже пусть противник догадывается, куда может быть [нанесен] удар. Сейчас события развиваются так, что может быть, скажем, сценариев больше, нежели два. Их несколько, как может пойти дальнейшее контрнаступление. И в этом, я думаю, и есть преимущество украинских войск, что мы видим даже на примере контрнаступления Лимана. То, что российские войска хотели перебросить части 58-й армии, которая находилась на запорожском направлении, свидетельствует о том, что они постоянно вынуждены маневрировать.

То есть Вооруженные силы Украины навязывают сценарий борьбы. И мы видим, что российским силам не хватает резервов. Они постоянно передвигаются по линии фронта, что ставит их под удар по разным позициям и, соответственно, дает возможности Вооруженным силам Украины воспользоваться ситуацией. Поэтому пускай думают, пускают перемещают войска, пускай ошибаются, пускай ломают голову и так далее. Я думаю, что контрнаступательные действия украинских сил будут развиваться дальше, это точно.

— Сообщалось, что в Лимане российская армия попала в котел и была окружена ВСУ, но что с ней – до сих пор не совсем понятно. Россия говорит, что отступили, Украина особо не комментирует. При этом в социальных сетях есть видео убитых, пленных российских военных. Что известно вам?

— Я могу сказать, что действительно боевое крыло попало в окружение. Они находились в Лимане, еще вели бои, потом было предпринято решение российскими войсками выходить фактически с боем. Выйти с боем удачно удалось лишь малой части из тех, кто выходил. Остальные фактически были разбиты в бою либо непосредственно взяты в плен в Лимане.

Я думаю, что это с точки зрения пополнения обменного фонда, для того чтобы вернуть украинских граждан – для нас это тоже, конечно же, хорошо. Но в чем тут примечательный особенный момент: дело ведь в том, что российские пропагандисты очень часто говорили о том, что украинские войска будут попадать в окружение, котлы готовили постоянно, говорили, что то под Северодонецком, то под Золотым, то под Лисичанском – везде они «рисовали» [котлы]. Под Изюмом они тоже когда-то пророчили окружение украинским войскам. Но тут как не вспомнить поговорку «Не рой другому яму». Вот так и произошло в этом случае.

— Когда российская армия понесла потери в Харьковской области под Изюмом, она заявила, что будет произведена перегруппировка. Но за все время с того момента, как Изюм был деоккупирован, российская армия несет одну потерю за другой. Вы понимаете, в чем была суть этой перегруппировки? Или это просто слова, а на деле это никакая не перегруппировка, а просто отступление?

— Я могу сказать, что ситуация складывается таким образом, что они действительно провели перегруппировку. Вероятнее всего, часть сил, которые были, в частности, на харьковском направлении, были переброшены в район Бахмута, где российские войска, наверное, месяца два уже, если не больше, ведут интенсивные обстрелы самого Бахмута. Попадают по гражданской инфраструктуре, разрушают дома, там есть жертвы среди мирных жителей. Но они не могут взять сам Бахмут.

Вероятнее всего, кто-то поставил задачу наступать именно в таком направлении, где у российских войск, как складывается впечатление, есть еще возможности логистического потенциала по их обеспечению. Судя по всему, именно эти войска участвовали в штурмовых действиях под Бахмутом – неудачно. А подкрепление, которое перебрасывалось (опять-таки, вдумайтесь в широкоманевровое планирование операции запорожского направления), – часть [сил с] харьковского [направления] ушла на Бахмут гораздо ближе, а с гораздо более дальнего направления они перегруппировали другие силы.

То есть это можно объяснить только тем, что под Бахмутом была более боеспособная группировка, и их решили усилить менее [боеспособной], а на харьковскую перебросить более [боеспособную]. Но все равно и логистически, и с точки зрения временного планирования очевидные ошибки есть.

Автор: Игорь Севрюгин, «Настоящее время».

Рекомендованные статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *