«К президенту люди с улицы прийти не могут». Как Кремль готовил встречу Путина с матерями солдат

В конце ноября Владимир Путин встретился, как официально было заявлено, с «матерями военнослужащих, участников специальной военной операции». Изначально пресс-секретарь президента Дмитрий Песков и провластные СМИ подавали мероприятие как встречу с «матерями мобилизованных». Однако, как подсчитала «Медуза», из 16 участниц (их список можно найти на сайте Кремля) сыновья были мобилизованы только у трех.

Это:

  • глава подмосковного отделения «Общероссийского народного фронта» Юлия Белехова;
  • домохозяйка из Старого Оскола Елена Алексеева;
  • повар из Якутска Марина Бахилина.

Остальные представлялись матерями «добровольцев» или кадровых военных. Одна из участниц — Нина Пшеничкина из самопровозглашенной ЛНР — показала Путину фотографию своего сына, который в 2014 году ушел «воевать за русский мир» и погиб в 2019-м. Активистка «Боевого братства» из Хакасии Надежда Узунова и вовсе заявила во время встречи, что пришла на нее, потому что «знакома с Донбассом» с 2017 года: в частности, она якобы «эвакуировала тяжелобольных и раненых детей» — а теперь помогает мобилизованным.

Почти сразу выяснилось, что среди приглашенных к Путину «матерей» много совершенно не случайных людей. По подсчетам «Медузы», 11 из 16 участниц встречи работают либо в бюджетных организациях, либо в провластных общественных движениях. Например, на встрече присутствовали:

  • Мария Костюк — заместитель председателя правительства Еврейской автономной области;
  • Ирина Тас-оол — начальница отдела семьи, молодежи и спорта администрации Каа-Хемского района Республики Тыва;
  • Ольга Бельцева — московский муниципальный депутат от «Единой России».

Представителей независимых объединений — например, Комитета солдатских матерей — на встречу не позвали.

Два источника, близких к администрации президента (АП) РФ, рассказали «Медузе», как готовилась эта встреча. По их словам, сама идея мероприятия появилась на фоне многочисленных претензий к ходу мобилизации со стороны самих мобилизованных и их близких. «Мобилизация затронула многих, многие ее опасаются до сих пор. Было важно показать, что президент в курсе проблем и не забывает о людях», — объяснил логику один из близких к АП собеседников.

Однако, по информации источников «Медузы», близких к Кремлю, быстро стало понятно, что «нужное количество матерей» якобы сложно найти: «К президенту люди с улицы прийти не могут. Мало ли что они спросят, чего потребуют, инциденты могут быть неприятные».

«А у людей не с улицы, как правило, дети не мобилизованы», — добавил один из собеседников, близких к АП. Так, сразу после объявления мобилизации соратники оппозиционного политика Алексея Навального позвонили сыновьям нескольких высокопоставленных чиновников под видом военных — и попросили явиться в военкомат. Никто не согласился, а сын Дмитрия Пескова, в частности, заявил, что решит вопрос «на другом уровне».

«Матерей мобилизованных», по сведениям «Медузы», искали по двум направлениям. Нескольких участниц нашли сами сотрудники администрации президента: среди них, по данным источников «Медузы», глава подмосковного отделения «Общероссийского народного фронта» Юлия Белехова и режиссер «патриотического» кино Олеся Шигина. На встрече в Кремле Белехова подтвердила, что ее сын был мобилизован; Шигина заявила, что ее сын воюет как доброволец.

По словам одного из источников «Медузы», на встречу с Путиным они попали по протекции управления по общественным проектам администрации президента, которым руководит Сергей Новиков — близкий соратник главы политического блока Кремля Сергея Кириенко.

«Белехова [на встрече] говорила о волонтерах, Шигина — об обществе „Знание“, Институте развития интернета. В общем, о проектах, которые курирует Новиков. Женщины напомнили президенту об их существовании, просили о поддержке», — объяснил близкий к АП источник «Медузы».

На мероприятии Юлия Белехова рассказала Путину про волонтерский проект «Мы вместе», который при поддержке Кремля начал работать во время пандемии коронавируса — а теперь поддерживает «семьи наших воинов». А Шигина действительно упоминала другие аффилированные с властью структуры — Институт развития интернета и общество «Знание» — и утверждала, что они «слышат» «патриотических» режиссеров и готовы их поддерживать.

Вторым направлением в поиске «матерей мобилизованных» стала работа с регионами. По словам собеседников «Медузы», близких к Кремлю, федеральные власти поручили администрациям нескольких регионов «отобрать подходящих женщин». «Пришел запрос из центра — отработали», — подтвердил в разговоре с «Медузой» собеседник, близкий к одному из президентских полпредств, которые среди прочего отвечают за связь федеральных властей с региональными.

При этом «приоритетными» кандидатками были давно работающие на государство чиновницы, члены «Единой России» и «Общероссийского народного фронта», а также бюджетницы, рассказывают источники «Медузы», близкие к АП. Они подчеркивают, что участницы встречи, по замыслу ее организаторов, должны были или «входить в вертикаль [власти]», или «знать, когда и что нужно сказать».

«Губернатор [который их отправил на встречу с Путиным] и в конечном счете президент для них — начальники, с которыми нужно быть осторожными», — комментирует один из собеседников «Медузы». По его словам, самим женщинам «никакой материальной выгоды от поездки к Путину» не обещали: они якобы были «мотивированы» самой возможностью «увидеть главу государства» и стать «заметными на региональном уровне».

При этом для региональных властей было важно, чтобы их упомянули на мероприятии. «Это нужно, чтобы твой регион и ты сам был на слуху у президента», — пояснил один из собеседников «Медузы», близких к Кремлю.

На встрече с Путиным участницы и правда благодарили главу Чечни Рамзана Кадырова, губернатора Тульской области Алексея Дюмина, главу Якутии Айсена Николаева и руководителя Еврейской автономной области Ростислава Гольдштейна.

Наши сыновья защищают нашу родину в эпицентре, а мы стараемся их поддерживать в тылу. Наш губернатор Алексей Геннадьевич Дюмин, вы знаете, он принял мобилизацию даже не как глава региона, а как отец, который лично контролирует все процессы обеспечения обмундированием, все процессы обучения мобилизованных солдат, за что ему все очень благодарны.

Так ход мобилизации описала сотрудница колонии-поселения № 8 Тульской области Елена Никульникова. На встрече в Кремле она заявила, что ее сын, кадровый военный, «в момент начала специальной операции находился в другой командировке и очень сожалел, что в этот момент отсутствовал на родине» — но после возвращения отправился на фронт.

«Медуза» попыталась связаться с участницами встречи. Ни одна из них не ответила на наши звонки и сообщения. Однако сразу после мероприятия с Путиным Юлия Белехова из подмосковного ОНФ охотно рассуждала, почему на встрече с президентом оказались чиновницы и депутаты от «Единой России». «Не понимаю, что такое функционеры, — сказала она. — Матери могут работать. Мама — это первично. А в какой партии человек состоит, [не важно]».

Источник: Андрей Перцев, «Медуза»

Рекомендованные статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *