С песней на убой. Пропаганда и реальность частичной мобилизации в Крыму

Осенью около двух тысяч крымчан отправились на войну с Украиной после объявленной Владимиром Путиным «частичной» мобилизации. Тысячам жителей полуострова пришлось эмигрировать, спасаясь от возможного призыва. Те, кто решил остаться, не могут чувствовать себя в безопасности: российской армии очень скоро может понадобиться новая порция резервистов.

В аннексированном Россией Крыму грядет вторая волна мобилизации. Жителям аннексированного полуострова вновь разносят повестки. В местах компактного проживания крымских татар ожидают настоящую облаву. Об этом сообщил председатель Меджлиса крымскотатарского народа Рефат Чубаров. По его словам, в Меджлисе не исключают, что «в местах компактного проживания крымских татар российские оккупанты будут проводить тотальную зачистку мужчин 1995–2004 годов рождения, то есть в возрасте от 18 до 27 лет. Очевидно, что российские оккупационные власти Крыма под видом осеннего призыва на самом деле проводят мобилизацию жителей Крыма в оккупационную армию», – написал Чубаров в Facebook.

Правозащитники из организации «Крым SOS» говорят о том, что повестки разносят и людям старше 27 лет, то есть тем, кто не подпадает под осенний призыв. Уже известно несколько подобных случаев. Таким образом, скрытая мобилизация на полуострове продолжается, несмотря на то что в Кремле в конце октября объявили о ее завершении, отметили в организации.

О том же предупреждает и постоянный представитель президента Украины в АР Крым Тамила Ташева: «Публичность таких мер свёрнута, но оккупационные военкоматы в Крыму получили указание искать и набирать «добровольцев» для участия в так называемой «спецоперации». Осуществляется поиск военнослужащих, получивших ранения и уволенных из рядов вооруженных сил России». Постпред добавила, что срочников из Крыма настойчиво агитируют подписывать контракт спустя три месяца службы для того, чтобы у властей были законные основания отправить их на войну в Украину.

На официальном уровне назначенные Россией крымские чиновники не комментируют слухи о продолжении мобилизации. Однако указ о её прекращении президент РФ издавать не посчитал нужным. Это дает основания полагать, что донабор в армию может действительно продолжиться в любой момент.

Первая волна мобилизации привела к тому, что сотни жителей полуострова оказались в рядах Вооруженных сил РФ – как добровольно, так и принудительно. Тысячи крымчан были вынуждены уехать за границу или перейти на подпольное существование, оставаясь в родных местах.

После того как 21 сентября Владимир Путин издал указ о «частичной» мобилизации, в Крыму заработали призывные комиссии. За несколько дней по домам и предприятиям разнесли несколько тысяч повесток. При этом заместитель постпреда президента Украины в Крыму Денис Чистяков говорил о том, что повестки начали вручать крымчанам еще накануне публикации путинского указа, то есть 20 сентября.

Российские чиновники повсеместно рассказывали, что жители полуострова «охотно» идут на войну: для того, чтобы набрать положенное количество новобранцев, властям якобы не пришлось прилагать сверхусилий. Тем не менее на крымских дорогах в первые же дни после объявления мобилизации выросло число блокпостов, где сотрудники ДПС выборочно проверяли документы у мужчин, следующих на автомобилях с севастопольскими и крымскими номерами.

О том, насколько добровольным был отбор кандидатов для участия в войне, позволяют судить многочисленные сообщения очевидцев. Так, 22 сентября в селе Чистенькое под Симферополем местных жителей массово грузили в автобусы и увозили на призывные пункты (людей набралось на три автобуса). В тот же день в поселке городского типа Зуя повестки раздали всем учителям мужского пола прямо в школе. Предписания о явке в военкомат активно вручали в Азовском, Майском, Добром, Строгановке, Урожайном и других селах с преобладающим крымскотатарским населением. За одни только сутки, по подсчетам «Крым SOS», крымчане получили около пяти тысяч повесток. Причем «письма счастья» вручали не только мужчинам, но и женщинам.

После объявления мобилизации украинские правозащитники советовали жителям полуострова ни в коем случае не брать повестки, не приближаться к военкоматам и вообще по возможности уклоняться от встреч с представителями оккупационной власти. По возможности мужчинам рекомендовали сменить место жительства, а еще лучше – покинуть полуостров. При этом пользоваться железнодорожным транспортом было безопаснее, поскольку в поездах документы не проверяли.

Крым и Севастополь одними из первых отчитались, что квота по призыву исчерпана. Это произошло задолго до того, как это было объявлено в большинстве регионов России. Уже 25 сентября назначенный Кремлем глава Крыма Сергей Аксенов объявил о завершении мобилизационных мероприятий в республике. Перед этим он рассказал журналистам, что на войну в Украину призвали его родного сына. На следующий день, 26 сентября, о завершении мобилизации в регионе отчитался и российский глава Севастополя Михаил Развожаев.

По официальным данным, под мобилизацию на полуострове попали порядка двух тысяч человек. Призвали в основном резервистов с опытом: стрелков, гранатометчиков, операторов противотанковых управляемых ракет, артиллеристов и водителей боевых машин. Все они пополнили ряды образованной 47-й мотострелковой дивизии Вооруженных сил РФ.

Отправку мобилизованных в расположение частей обставили как мощную пропагандистскую акцию. 27 сентября на главной площади Севастополя собрали представителей бюджетных организаций. Аксенов, Развожаев и командующий Черноморский флотом РФ Виктор Соколов произнесли перед резервистами пафосные речи о «ратной службе» и «долге перед Отчизной». Участники движения «Юнармия» вручили военным письма и рисунки, а севастопольский благочинный Сергий Халюта – иконки архистратига Михаила. Грузили мобилизованных по автобусам под марш «Прощание славянки». Матери и жены призванных плакали навзрыд в присутствии телекамер, но при этом говорили журналистам, что испытывают гордость и что мобилизованные – «герои, потому что идут защищать нас, чтобы мы жили под мирным небом».

Первую партию из 600 новобранцев разделили на две группы. Одну отправили на полигон на мысе Опук в восточной части Крыма, другую – на базу 810-й отдельной бригады морской пехоты в бухте Казачьей на окраине Севастополя. Там мобилизованных разместили в палаточном городке, разбитом на стадионе войсковой части 13140. На футбольном поле появилось более тридцати больших брезентовых палаток, в каждую из которых помещается несколько десятков человек. В небо над военным городком взмыл аэростат – очевидно, для контроля воздушного пространства.

Палаточный лагерь для мобилизованных в Крыму

Тренировали мобилизованных рядом с местом дислокации, на соседнем полигоне. Обитатели примыкающих к бухте Казачьей районов города рассказали корреспонденту РС, что с начала октября со стороны полигона каждый день раздавались звуки стрельбы и взрывов разной интенсивности. «В один из дней взрывы были такие, что у машин сигнализация срабатывала. Сильнее, чем обычно. И автоматные очереди [были слышны]», – сообщила жительница Севастополя. Администрация города в ответ на тревожные обращения севастопольцев просила отнестись к канонаде с пониманием и «сохранять спокойствие».

Одна из российских военных баз в Крыму

Вероятно, по состоянию на конец ноября значительная часть мобилизованных крымчан уже находится на фронте. Официальных сообщений на этот счет, естественно, не было, однако еще 8 ноября севастопольские СМИ со ссылкой на источники в силовых структурах РФ писали о том, что отправка новобранцев к местам дальнейшего несения службы «должна состояться до конца недели». Особо отмечалось, что у многих бойцов накануне отправки на войну по-прежнему не было касок и бронежилетов.

Сведения Генштаба Вооруженных сил Украины о числе призванных в армию РФ крымчан совпадают с официальными российскими данными – около двух тысяч человек. Однако в Киеве утверждают, что уже в конце сентября резервистов отправили в зону боевых действий в Херсонской области, а не в учебные подразделения.

Тем, кого власти аннексированного полуострова послали на войну, было обещано щедрое финансовое вознаграждение. До середины ноября каждому новобранцу единоразово должны были выплатить по 200 тысяч рублей. До всех ли дошли эти деньги, неизвестно.

Минобороны РФ с начала войны в Украине активно агитирует крымчан поступать на контрактную службу в вооруженные силы. Хотя приведение к присяге жителей оккупированной территории прямо противоречит международному праву, в частности статье 45 Гаагского положения о законах и обычаях войны на суше, говорят правозащитники. Естественно, россияне сулят жителям полуострова золотые горы. К примеру, в уже упомянутой 810-й бригаде морской пехоты контрактникам обещают выплачивать от 195 тысяч рублей в месяц «на руки». Это примерно в пять-шесть раз выше средней зарплаты в Севастополе.

Однако родственники военнослужащих, приписанных к этому подразделению, говорят о совсем других цифрах. По словам Татьяны Конахиной, ее мужу, который подписал контракт в 810-й бригаде, за месяц начислили зарплату 31 тысяча рублей. Супруг Ирины Барышевой из той же войсковой части получает и того меньше – 17 тысяч рублей в месяц, «хотя он три месяца уже за линией» (так в разговорной речи называют зону боевых действий). Близкие военнослужащих написали жалобы в Главную военную прокуратуру, в Министерство обороны, президенту РФ и (почему-то) в ЛДПР, но ответа пока не получили.

Мобилизованных вводят в заблуждение и относительно сроков действия контракта. Тех, у кого он истек, отказываются увольнять и вынуждают продлевать трудовое соглашение. В разговоре с корреспондентом РС военнослужащий из одного крымского города на условиях анонимности рассказал, что полгода провел на войне, «брал Мариуполь, был в Херсонской области», а теперь, когда у него закончился контракт и он вернулся домой, командование всеми правдами и неправдами пытается заставить его «повоевать еще».

С той же проблемой столкнулся севастополец Сергей Терехин, у которого в 810-й бригаде служат близкие. Он обратился к руководству воинской части 13140 с вопросом, почему военнослужащие, у которых срок действия контракта закончился в октябре и ноябре, до сих пор остаются на фронте. Ответа он так и не получил.

Многих крымчан частичная мобилизация заставила в корне изменить привычный уклад жизни. Севастополец Алексей Егоров (имя изменено из соображений безопасности) покинул оккупированный полуостров в последних числах сентября, чтобы не попасть под призыв. Сейчас он находится за границей:

«Ожидание этого [начала мобилизации] было давно. Мысли о переезде и так были, а мобилизация просто мобилизовала мои силы. Законодательно я не подпадаю под призыв, так как в военном билете стоит категория «В». Но я все равно решил уехать. Проблема была в общем эмоциональном напряжении, нервы сдавали, постоянный стресс. Моя девушка не могла спать из-за шума самолетов и вида запуска ракет. Причем понятно было, куда и зачем летели эти ракеты. Ну и еще был момент, когда на работе мобилизовали двух сотрудников, которые по возрасту не подходили под критерии мобилизации», – рассказал Егоров в интервью Радио Свобода.

Покинуть подконтрольную РФ территорию удалось далеко не всем. Для крымчан, которых с полуостровом связывают семья и другие обязательства, отъезд оказался невозможным. Поэтому им пришлось приспосабливаться к сложившимся обстоятельствам на прежнем месте.

«На новость о мобилизации я отреагировал отрицательно и даже гневно. Сначала была мысль уехать. Но ехать было некуда, да и держали работа и семья. Решил остаться и ждать, что будет дальше. По истечении некоторого времени я успокоился. Долго искал свой новый [выданный в РФ] военный билет, но когда нашел и открыл нужную страницу – там было написано: «Снять с воинского учета». Да и работа моя обеспечивала освобождение от призыва», – поделился своей историей в беседе с корреспондентом РС Аркадий Борисенко (имя изменено из соображений безопасности).

Источник: Николай Берг, «Радио Свобода»

Рекомендованные статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *