«Вооружение от союзников увеличит боевую мощь ВСУ вдвое». Военный эксперт оценил новый пакет помощи Украине

В России на обещания новых поставок Украине оружия ответили угрозами. Так, спикер российской Госдумы Вячеслав Володин пригрозил западным политикам страшной войной, которая уничтожит их страны.

Как написал Володин в своем телеграм-канале, если западные партнеры будут передавать Украине наступательное оружие, Россия будет бить и по гражданским объектам. А за день до встречи на базе Рамштайн замглавы российского Совбеза Дмитрий Медведев угрожал ядерным оружием. «Проигрыш ядерной державы в обычной войне может спровоцировать начало войны ядерной», – написал он.

20 января в Германии прошло заседание союзников Украины в формате «Рамштайн», где было озвучено, что входит в очередной пакет военной помощи Украине. В денежном эквиваленте он стал вторым по объемам с начала полномасштабного вторжения России – два с половиной миллиарда долларов. Новая партия вооружений от США включает в себя 90 бронетранспортеров Stryker, 59 боевых машин пехоты Bradley, боеприпасы для ракетных систем HIMARS и ЗРК NASAMS, 8 систем противовоздушной обороны Avenger и 350 машин HMMWV. Но пока не получит от Германии танки Leopard, а от США – танки Abrams и крылатые бомбы для систем HIMARS.

О технических характеристиках танков Leopard и могли бы они сразу показать преобладание ВСУ на поле боя, а также о том, готовят ли Украину к контрнаступлению, – рассказал военный эксперт Роман Свитан.

– Все ждали какого-то прорыва на встрече на базе «Рамштайн», но танки Украина так и не получила. Как вы это оцените?

– Я бы не сказал, что мы не получили того, что хотели. Больше тысячи бронемашин, определенное количество снарядов увеличит как минимум в два раза нашу боевую мощь на ближайший месяц. Количество стволов, некоторые позиции по новейшим САУ типа Archer. Танки не получили из тех, которые ждали, только Leopard. Остальные мы получаем: и 120 Т-72, 40 тяжелых колесных броневиков, так называемых мини-танков, получаем Challenger.

То есть то, что мы ждали по «Раммштайну», мы и получили. Меня «Рамштайн» удовлетворил. Остался вопрос только по танкам Leopard, но это вопрос не концептуальный, а чисто логистический. В ближайшее время будут выработаны определенные цепочки по выдавливанию машин в нашу сторону. Одну из них нам показали: Германия в Грецию передает новые танки Leopard 2A7 или 2A7V, Кипру свои Leopard 2A4GR, а тот же Кипр передает нам больше 80 танков Т-80У. Вот таких цепочек еще как минимум пять-семь. Они сейчас будут проговорены. Потому и танки мы получим Leopard 2, тем более что наши экипажи уже начали подготовку на Leopard 2 в тех странах, которые нам их будут передавать.

– Вы думаете, что это будет через некоторое время?

– Да, мы это услышим максимум в течение нескольких недель. Само движение пошло. Если бы как-то застопорились, то был бы такой концептуальный запрет, типа как сейчас это озвучили Соединенные Штаты. Но такого концептуального запрета нет. И особенно радует то, что наши экипажи обучаются на Leopard в той же Польше и в некоторых странах Европы, которые нам будут их передавать. Есть определенный момент, связанный чисто с логистикой по определенным позициям танков Leopard. У них очень много модификаций: от 2A4 до 2A7V. Потому здесь просто подождем. Этот вопрос решит Бундестаг.

– Почему вообще украинское руководство концентрировало внимание именно на Leopard? В чем вообще загвоздка? Почему их нельзя передать прямо сейчас?

– Leopard 2 – это один из десятка лучших танков, в который входят та же израильская «Меркава», южнокорейский К2 и Abrams, тот же Challenger 2, Leclerc. То есть это как раз самые лучшие танки. Причем их произведено в достаточном количестве – 1000 штук. Самое большое количество этих танков – в Европе. Очень хорошая система его обслуживания в самой Европе. То есть для ведения боев в Украине он самый приоритетный танк в этом смысле. Но только в этом. Потому что любой другой танк, допустим тот же Challenger, у него есть система обслуживания только в Англии. Или того же Leclerc – во Франции. То есть точечно. А Leopard обслуживается в любой стране, где есть эти танки. Причем система обслуживания довольно-таки разветвленная. А танк сам по себе – это сложная машина, она постоянно требует за собой инженерного ухода. Потому это оптимальный танк для работы на нашем театре военных действий. Примерно тот же уровень по обслуживанию, как и те же Т-72 или те же Т-80.

А вот то, что чуть задержали, – я это уже объяснил. Есть эти моменты, связанные с тем, что Бундесвер сам понял, что им танков не хватает. Из трех заводов, которые производили танки, остался всего лишь один. По-моему, была некоторая фрау, которая руководила процессом по уничтожению заводов. Один завод может производить определенное количество танков – примерно 100 в год. Поэтому есть моменты, связанные с самим вопросом по Бундесверу: сколько они себе хотят танков оставить. И по замещению танками Leopard новой модификации 7V всех стран НАТО. А остальные модификации будут передаваться нам. Но там есть технический момент, связанный с тем, что, например, модификация 7V может быть и доработана на модификациях четверки и пятерки. С этим и связаны моменты, которые сейчас будут решать и Бундесвер, и правительство Германии, и производитель, который у немцев остался всего лишь один.

– Бахмут сейчас, вероятно, оказался в полуокружении. Генштаб использует такие формулировки, которые позволяют сделать такой вывод. Сейчас российские военные хоть достаточно медленно, но все-таки продолжают продвигаться в Донецкой области. Когда это наступление может быть остановлено? Передача танков этому способствует?

– Дело в том, что сам Донбасс – оккупированная территория, которая сейчас в руках россиян, – это старые разрушенные горы, но эту возвышенность занимают как раз россияне. И они будут давить. Тем более эта оккупированная часть граничит сразу с Россией. За восемь лет построены определенные логистические цепочки, отстроена система поставок, система работы с вооружением в самом Донбассе. Это милитаризованный регион за последние восемь лет. И именно с этой точки россиянам самый оптимальный вариант проводить какие-то наступательные действия, пытаться наступать. Потому наступление со стороны Донбасса в сторону неоккупированной россиянами Украины будет до тех пор, пока мы не отрежем Донбасс от России. А это можно выполнить, только выйдя из-под Сватова на Луганск, в Краснодон, в Таганрог – то есть отрезать Донбасс по востоку. Пока мы этого не сделаем, постоянно со стороны оккупированного Донбасса будет идти это давление.

Допустим, тот же Бахмут, как и Соледар, только Соледар расположен на правой стороне реки Бахмутки, это более-менее низменность. А слева от Бахмутки – западнее Соледара – только начинаются высоты. И Бахмут, как и Соледар, только в обратную сторону, – его основная часть находится на левой стороне Бахмутки, с правой стороны на более-менее равнине находится правая часть Бахмута. Так вот высоты начинаются по левую сторону Бахмутки. Поэтому россияне сейчас пытаются с юга, со стороны Курдюмовки, а это тоже высота, причем там превышение над самим Бахмутом – на несколько десятков метров, с Горловки – то есть движение этой высоты идет с понижением: Горловка выше, Курдюмовка ниже, Бахмут еще ниже, и дальше эта возвышенность опускается до Славянска. Поэтому они сверху, с Курдюмовки, пытаются обойти Бахмут сразу на Часов Яр. Поэтому в зависимости от тактической обстановки в районе Бахмута украинские войска будут выполнять задачу удержания рубежа, но удержание рубежа либо с использованием высот. На левую сторону Бахмута тянутся украинские войска – и именно по высотам они выполнят определенные тактические действия для остановки движения россиян.

Источник: Алексей Александров, «Настоящее время»

Рекомендованные статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *