«Пятисотые». «Автомат бросил и сказал: «Пошли все на ***! Я не буду дальше служить!» И съе***ся». Как дезертируют из российской армии

Рядовому российской армии Дмитрию Перову был 31 год. Тринадцатого января он самовольно покинул расположение своей части, которая находилась в Украине в зоне боевых действий. С собой Перов захватил автомат с пятью магазинами и несколько гранат. Все это написано в ориентировке, которую распространило управление МВД по городу Воронежу. А российские телеграм-каналы, в свою очередь, опубликовали видео с камер наружного наблюдения. Якобы на нем Перов на остановке в Воронеже.

Известно, что семнадцатого января мужчина был дома у своей мамы. А уже на следующий день полиция пыталась задержать Дмитрия Перова в Липецкой области. Рядовой якобы оказал сопротивление, за что бойцы спецназа его застрелили.

В российском Уголовном кодексе есть статья за дезертирство. Наказание – до семи лет лишения свободы. Если бежал с оружием – до десяти. Если бежал в период мобилизации или в условиях военного конфликта – до 15 лет.

Восемнадцатого января российская газета «Коммерсант» сообщила, что по статье «Дезертирство» возбудили дело против восьми военнослужащих из Калининградской области. Все были мобилизованы в ноябре 2022 года. В декабре бежали из лагеря на оккупированных территориях Украины. Боялись, что отвезут на передовую. Все задержаны.

Военному Никите Чибрину повезло куда больше. В феврале 2022 года он был в составе оккупационных войск в Киевской области, потом в Харьковской. Бежал из армии летом. Позже Чибрину удалось добраться до Испании. По словам мужчины, там он дает показания по военным преступлениям российской армии.

Бегут не только мобилизованные военные. Но и наемники. Так, в январе российско-норвежскую границу в районе Мурманска пересек боец «ЧВК Вагнера» Андрей Медведев. Сейчас он находится в Осло, в центре для содержания иностранных граждан. Медведев просит политического убежища. И готов давать показания для международного суда о деятельности ЧВК: «Мне известно достоверно о трех расстрелах заключенных, которые пытались совершить попытку побега из госпиталя. И известно о десяти расстрелах. Привозили на полигон и показательно: вот, предатели, вот отказники, вот смотрите, что может быть».

В интервью проекту «Гулагу-нет» Медведев говорит об убийстве российских заключенных, которых ЧВК активно вербует в колониях, обещая помилование. По словам бывшего наемника, он был командиром того самого отделения, в котором состоял Евгений Нужин – завербованный заключенный, бежавший к украинцам. Его передали в Россию в рамках обмена пленными. В ЧВК Нужина за дезертирство убили кувалдой. А казнь сняли на видео, в назидание тем, кто может задуматься о дезертирстве.

С прошлого года не поймали российских заключенных, бежавших из учебного центра «ЧВК Вагнера» в Луганской области. Их до сих пор разыскивают в Ростовской области. Полиция развешивает ориентировки. Местных жителей просят обращать особое внимание на людей в военной форме. О масштабах бегства из российской армии и «ЧВК Вагнера» сейчас судить сложно. В перехваченных разговорах российских солдат с родственниками, которые публикуют ВСУ, дезертиров называют «пятисотыми».

— У нас много очень «пятисотых», очень много.

— А что это такое?

— «Пятисотые»? Это, которые автомат бросили и сказали: «Пошли все на ***! Я не буду дальше служить!» И съе***ся. Вот что такое «пятисотый».

Проверить подлинность этих записей в условиях войны Настоящее Время не может.

Проект «Идите лесом» помогает россиянам, которые хотят уклониться от мобилизации или дезертировать. На сегодняшний день проект помог более трем тысячам человек. По словам создателя проекта Григория Свердлина, уклониться, безусловно, проще, чем выбраться из армии, если тебя уже мобилизовали. Но и в этом случае есть законные способы. Свердлин утверждает, что знает людей, которые ими воспользовались и смогли избежать наказания за дезертирство.

— Здравый смысл подсказывает, что лучше снять военную форму. Важно знать, что, если человек в течение двух суток явится в прокуратуру в Москве, в Белгороде, где угодно в России, но не на оккупированных территориях, то не наступает ответственность по 337 уголовной статье за дезертирство. Можно явиться и подать заявление на альтернативную гражданскую службу и настаивать на замене военной службы. Есть такой вариант. Или если вы не являетесь в течение двух суток с момента оставления части, то тогда уже надо переходить на нелегальное положение. Если вы остаетесь в России, то не жить по месту регистрации. При этом, по нашему опыту, совсем не сразу людей объявляют в федеральный розыск, а некоторых вообще не объявляют, видимо, в связи с масштабом дезертирства.

Если человек принимает решение покинуть Россию, то нужно делать это как можно скорее. Если вы не знаете, в розыске вы находитесь или нет, то можно сначала выехать в Беларусь, а потом улетать оттуда, до сих пор такой способ работает лучше, чем выезжать из России. Я бы советовал связаться с правозащитниками, с нами, с «Агорой», с «Призывом к совести» – сейчас уже довольно много таких антивоенных организаций, которые готовы помочь и юридически, если вы готовы добиваться альтернативной службы, либо обращаться к тем, кто поможет вам покинуть Россию, в том числе нелегально.

Источник: Ольга Бешлей, «Настоящее время»

Рекомендованные статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *