Энергофейки. Что ждать в дальнейшем от российской пропаганды? 

К концу ноября ситуация в секторе украинского жилищно-коммунального существенно ухудшилась. Украинские города и села испытывают дефицит электричества, воды, тепла. В то же время Кабинет министров делает все возможное, чтобы как можно быстрее восстановить необходимые мощности для обеспечения этих жизненно необходимых сервисов.

Конечно, российская пропаганда будет пытаться взять эту тему в работу, выдавив из нее все, что можно. Следует, вероятно, приготовиться к тому, что в российских СМИ появятся материалы о том, что «холодные, голодные, немытые украинцы» уже готовы чуть ли не к каннибализму. Россиянам в качестве моральной компенсации за проигрыши их армии в Украине будет предложено насладиться картинами страданий украинцев и украинок.

Поэтому нам следует соблюдать осторожность с тем, что и как мы пишем в соцсетях, какую информацию мы распространяем о проблемах украинского сектора жилищно-коммунального хозяйства. Все это может использоваться российской пропагандой против нас и обороноспособности нашей страны.

26 ноября вся Украина отмечала годовщину Голодомора 1932-1933 годов. Это тоже очень важно. Кремль опасается, чтобы сейчас, на фоне войны и роста патриотических настроений в среде украинского общества, подобные празднования не стали дополнительным фактором консолидации. Москва учитывает собственные проигрыши на идеологическом фронте. Волна признания Голодомора геноцидом разными странами (Ирландия, определенные инициативы в Германии, Румыния) – это сигнал для Москвы усилить собственный фейковый нарратив о том, что украинская версия событий 1932-1933 годов ошибочна.

И здесь для кремлевских информационных стратегов открывается широкое поле деятельности. Они будут действовать, скорее всего, системно, работая с глубинными нарративами и инстинктивным спектром человеческих эмоций. Из украинского фактажа о Голодоморе 1932-1933 годов они могут взять одни факты «каннибализма» (они в исторической, художественной литературе действительно встречаются), транслируя на весь мир месседжи о том, что украинцы – настолько отсталый народ, что у них еще в ХХ веке существовал каннибализм.

В дальнейшем российская пропагандистская машина может присоединить разговоры о Голодоморе к фейковым нарративам об энергетическом кризисе в Украине. Создать такой «миф-страшилку»: если вы, украинцы и украинки, не прекратите сопротивляться инвазии, события 1932-1933 годов повторятся. Тогда же люди не ждали голода, а он случился. Вот и сейчас – вы, мол, верите в победу, а получите голод и разнообразные бытовые невзгоды.

Для производства этих фейков российской пропаганде понадобится статистика. Какие цифры ей нужны? Процент дефицита электроэнергии в украинском энергетическом балансе. Процент граждан, крайне недовольны отсутствием электричества. Объем инвестиций, необходимый для восстановления более-менее нормальной работы украинской энергосистемы. Кремль ставит своим пропагандистам задачу: нужно обоснованно заявить о том, что, скажем, 60% украинцев готовы прекратить войну, лишь бы была возобновлена ​​подача электричества, интернета и мобильной связи – и эти цифры следует подтвердить самой украинской социологией, чтобы никто нас не винил в манипуляциях.

Поэтому следует крайне внимательно отнестись к тому, как украинские социологические агентства будут подавать результаты своих опросов о настроениях в украинском обществе. Это не вопрос доверия к украинской социологии. Это вопрос ее мастерства в предвидении того, как результаты социологических опросов в Украине могут быть использованы российской пропагандой в военных целях.

Следует попытаться смоделировать, какой может быть финальная цель российской стратегии по уничтожению украинской энергетической системы. Судя по всему, финальной целью этой политики является разрушение доступа украинцев и украинок к банкам, к банковским мобильным приложениям. Как только люди не смогут платить за товары карточками, телефонами – уровень их несогласия с текущей ситуацией станет критическим, рассчитывают в Кремле.

На это следует ответить тем, что руководство Национального банка Украины принимает первоочередные меры по обеспечению стабильной работы банковской системы, в частности, государственного сектора банковской индустрии как более надежного в данном случае. На днях посол США в Украине Бриджет Бринк встретилась с руководством НБУ, с которым обсудила текущие проблемы украинских банков и предложила техническую помощь в поддержке стабильной работы системы, если это понадобится.

Не в состоянии разрушить украинскую банковскую систему методами кибератак, россияне хотят подойти к этой задаче со стороны энергетики. Но им это не удастся сделать. Они очень хотят, чтобы москвичи, проснувшись утром, прочли в новостях, что украинская банковская система больше не работает. И такой фейк действительно может появиться у российских медиа. Но это будет только фейк – один из многих фейков, продуцируемых российской федеральной пропагандой.

С целью противостояния методам, нарративам российской пропаганды, украинским блоггерам и журналистам следует уделить внимание работе «Пунктов несокрушимости», действиям украинских энергетиков во время войны, действиям ГСЧС, обеспечивая качественное, профессиональное освещение этих тем, в том числе на английском языке, для зарубежной аудитории. Война – это не только битвы, артиллерия, танки и самолеты. Война – это еще и организация жизни в тылу. Поэтому материалы о том, как украинцы переживают бытовые проблемы и как успешно их преодолевают, нужны и актуальны.

Еще одна важная тема для освещения – импорт электроэнергии в Украину из стран ЕС. Мы знаем, что к этой инициативе готовы присоединиться Словакия и Румыния – наши надежные партнеры. Следует донести международной аудитории, что даже в таком технически сложном вопросе, как электроэнергетика, Евросоюз – рядом, и не только предоставляет средства, но и ресурсную базу для того, чтобы украинцы и украинки имели свет и тепло в своих домах. Если Владимир Путин хочет у украинцев забрать свет, то ЕС, напротив, этот свет хочет нам гарантировать.

Наконец, мы должны продолжать демонстрировать миру высокий уровень общественной солидарности и реальное, практическое использование принципа «единой лодки». Все мы понимаем, что у украинцев и украинок могут быть разные политические взгляды, однако во время войны мы все – в одной лодке, заботимся друг о друге и совместно противостоим тем фейковым нарративам, которыми нашу солидарность пытается разрушить Россия. 

Источник: Иван Верстюк, «Цензор.НЕТ»

Рекомендованные статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *