Надежда на ржавые танкеры. Что ждет Россию после 5 декабря

В декабре за агрессию против Украины страны Запада и их союзники введут против России нефтяные санкции. Речь идет об установлении предельной цены на российскую нефть. Окончательный размер цены все еще не согласован, однако ожидается, что он составит порядка 60 долларов за баррель. Ограничения призваны лишить РФ сверхдоходов, но при этом оставить ее нефть на рынке.

По стопам Ирана и Венесуэлы

Приближается дата введения одной из главных санкций против России – предельной цены на нефть. Это должно произойти уже 5 декабря.

Такая мера, как ограничение цены на определенный товар, применяется впервые в истории. И поэтому никто — ни картель государств, который вводит это ограничение, ни страна-агрессор, ни возможные будущие покупатели — не знает точно, как эти ограничения будут работать, и какие меры понадобятся для того, чтобы обеспечить их соблюдение.

Напомним, что главная суть будущих санкций состоит в том, что страны «большой семерки» устанавливают определенную максимальную цену, по которой российская нефть может продаваться на экспорт в абсолютно нормальном режиме с возможностью получения всех соответствующих сопутствующих услуг наилучшего качества.

Продавать и покупать российскую нефть дороже не запрещается. Однако в этом случае продавцам и покупателям будет намного сложнее. Страны G7 договорились, что по таким контрактам компании, работающие в этих странах, не будут предоставлять страховые, транспортные, брокерские и другие услуги.

Действенность таких санкций обеспечивается тем, что ведущие экономики контролируют львиную часть рынка таких услуг. Им принадлежит более половины мирового танкерного флота, а более 90% рынка страхования морских перевозок так или иначе завязаны на британский рынок. Также большая часть денежных трансакций, связанных с рынком нефти, проходит через банки ведущих экономик.

После введения санкций покупатели российской нефти должны будут либо придерживаться установленной предельной цены, либо столкнутся с дополнительными проблемами, решение которых потребует, как минимум, значительных затрат (что только увеличит для них стоимость российской нефти).

В это же время Россия лихорадочно ищет пути обхода будущих санкций, используя опыт более «опытных» изгоев – Ирана и Венесуэлы. В частности, она работает над увеличением «теневого» танкерного флота, который мог бы транспортировать нефть вне пристального внимания лондонского Сити и других финансовых центров.

В последние месяцы зафиксирован резкий рост покупок танкеров неизвестными покупателями, зарегистрированными в Дубае, Сингапуре, Гонкоге и на Кипре. Речь идет преимущественно о старых судах, средний возраст которых превышает 15 лет. Специалисты считают, что за такой активностью стоит Россия, которая собирается использовать эти танкеры для транспортировки нефти, как это делает Иран.

«Однако сравнение России и Ирана вряд ли корректно, — заявил «Апострофу» руководитель аналитического направления сети «АНТС» Илья Несходовский. — В первую очередь потому, что объемы ее экспорта намного выше (Россия ежедневно экспортирует около 7 миллионов баррелей нефти, в то время как экспорт Ирана не превышает 1 миллиона баррелей в сутки, — «Апостроф»). Поэтому для транспортировки этих объемов ей нужен гораздо больший флот. По оценкам экспертов, он должен состоять примерно из 300 танкеров. Сейчас россияне имеют 120-130. Так что нужно докупить еще около 170 кораблей».

Механическое перенесение иранского опыта обхода санкций на российскую почву некорректно еще и потому, что нынешняя ситуация имеет совершенно иную природу. Если к Ирану применялось старое доброе эмбарго – полный запрет или ограничение объемов экспорта нефти, то России как раз никто ничего не запрещает. Она может продолжать продавать столько же, или даже больше нефти. При этом есть возможность фрахтовать современные танкеры, обеспечивать риски в самых надежных страховых компаниях, заключать сделки на ведущих биржах и проводить платежи через солидные международные банки… Условие одно – цена нефти не должна превышать предельную.

Поэтому, если Иран в условиях запрета на экспорт шел на фактически нелегальный вывоз нефти, и его партнеры разделяли с ним все риски ради возможности приобретения дешевого сырья, то нынешним партнерам России нет необходимости это делать. Если Россия согласится продавать нефть недорого, то и никаких проблем не возникнет.

Зачем платить больше?

Готовятся к введению санкций и другие страны. Индийские нефтяные компании решили отложить закупки, чтобы посмотреть, как будут работать ценовые ограничения. К примеру, компания Reliance Industries Ltd, владеющая крупнейшим в мире нефтеперерабатывающим комплексом, пока отказалась от контрактов на покупку российской нефти со сроком поставки после 5 декабря. Аналогичную выжидательную позицию заняла и государственная Bharat Petroleum Corp. Агентство Bloomberg сообщает, что китайские нефтеперерабатывающие компании также приостановили «некоторые закупки» российской нефти в ожидании введения ценового потолка.

«Хотя Индия и Китай не присоединились к картелю покупателей, устанавливающему предельную цену, они не хотят покупать нефть дороже других, — пояснил в комментарии «Апострофу» координатор экспертных групп Экономической экспертной платформы Олег Гетман. — Именно этим объясняется их выжидательная позиция. 5 декабря крупные потребители нефти будут предлагать России цену, не превышающую предельной».

В свою очередь Турция объявила о том, что уже с 1 декабря прекращает пропуск через черноморские проливы танкеров, не застрахованных должным образом.

Такое требование вполне логично, поскольку танкеры — очень опасные суда. В случае аварий они не просто идут ко дну, принося ущерб судовладельцам, а образуют гигантские нефтяные пятна, вызывающие экологическую катастрофу. Именно поэтому страны, пропускающие эти суда в свои территориальные воды, хотят быть уверены в том, что в случае аварии ущерб будет возмещен. А для этого нужно застраховать судно в приличной компании.

Очевидно, что решение Турции адресовано именно России, поскольку именно ее танкерам после 5 декабря будет трудно получить надежное страхование в случае, если цена нефти будет превышать установленный потолок.

Между тем, учитывая, что РФ сейчас скупает по всему миру старые корабли, которым уже исполнилось 20-30 лет, вероятность аварий с их участием растет. Так что аналогичные требования к российским танкерам, скорее всего, предъявят и другие страны, в воды которых они будут входить.

«С момента внедрения ограничений все ведущие страховые компании не будут страховать перевозку нефти, которая продается выше установленного максимума, — говорит Олег Гетман. — Остаются российские компании, которые не имеют для таких операций ни достаточных ресурсов, ни высокой деловой репутации. Поэтому страхование у них и будет стоить дороже, и доверие к нему будет меньше. Еще одним вариантом являются китайские страховые компании. Однако пока они относятся к российской нефти с осторожностью, опасаясь вторичных санкций».

Размер имееет значение

Главным элементом санкций, которые скоро вступят в силу, является размер предельной цены. Его устанавят страны, которые присоединились к картелю. Именно установленная цена будет определять размер ущерба, который понесет Россия.

На сегодняшний день наиболее вероятной считается цифра, предложенная министерством финансов США, – 60 долларов за баррель. Однако есть и другие варианты, и страны ЕС, которые 24 ноября обсуждали цену на российскую нефть, пока не смогли согласовать ее потолок. Консультации по этому вопросу продолжатся.

Будущая цена не отличается от текущей рыночной цены радикально. В настоящее время на мировом рынке наблюдается снижение котировок. Нефть эталонного сорта Brent по состоянию на 25 ноября составляла около 84 долларов за баррель. В то же время российскую нефть сорта Urals продают со значительным дисконтом — по 65-67 долларов (24 ноября ее стоимость обваливалась до 52 долларов). Разница с предлагаемой предельной ценой вроде небольшая, однако, учитывая, что российский экспорт составляет ежедневно миллионы баррелей, это нанесет агрессору значительный ущерб.

«Первая предельная цена установлена таким образом, чтобы не вызывать у покупателей слишком больших соблазнов нарушать санкции, — объясняет Олег Гетман. — Если бы текущая цена на Urals была 80-90 долларов, это, конечно же, могло бы привести в движение большие ресурсы, заинтересованные в обходе внедренных ограничений. Тогда как ради относительно незначительной разницы в цене нет большого стимула строить масштабные схемы незаконной международной торговли. Проще для всех будет придерживаться установленного ценового потолка».

По мнению эксперта, первые месяцы действия санкций уйдут на то, чтобы отработать алгоритмы отслеживания путей поставок российской нефти, контроля за исполнением ценовых ограничений и введения вторичных санкций в отношении тех, кто их не соблюдает. После этого, когда система заработает, можно будет вернуться к значению предельной цены и начинать ее постепенно снижать – до 50, а затем и до 40 долларов за баррель, что соответствует приблизительной себестоимости добычи нефти.

«Есть большая вероятность того, что предложенный механизм заработает качественно, – говорит Гетман. – Потому что когда большинство экономически развитых стран объединили свои усилия,у относительно небольшого продавца нефти, контролирующего 3-4% мирового рынка, шансов почти нет. Разумеется, если бы картель попытался бы таким же способом замахнуться на весь рынок нефти и попытаться сбить мировую цену, ему пришлось бы столкнуться с солидарным сопротивлением большинства экспортеров. Такой большой кусок они бы не проглотили».

Перекрывать краны – недоступная роскошь

В то же время, даже при условии, что установленный уровень предельной цены не слишком сильно отличается от рыночной, санкции нанесут стране-агрессору значительный ущерб.

«В бюджете России на следующий год заложена цена нефти на уровне 75 долларов, — говорит Олег Гетман. — Поэтому даже при текущем рыночном уровне она уже очень много теряет. Уже в этом году, когда ограничения еще не введены, российский бюджет недополучил 2,5 триллиона» рублей (около 41 миллиарда долларов, — «Апостроф», что вынуждает правительство урезать финансирование образования, культуры, дотации регионам и т.д. В следующем году эта цифра может вырасти в разы».

В частности, довольно сильно пострадают пенсионеры. Так в 2023 году работающим пенсионерам в России пенсия индексироваться не будет, а неработающим пенсионерам индексация составит всего 4,8%. При этом коммунальные платежи в этом году поднимали два раза, что суммарно составляет около 15%. Такова плата за имперские амбиции Владимира Путина, который ради продолжения бессмысленной и преступной войны против Украины, увеличивает военные расходы, проводит мобилизацию, сталкиваясь с непомерным дефицтом бюджета, который российское руководство будет вынуждено покрывать за счет резервов, накопленных в «жирные» годы. Однако, по словам Ильи Несходовского, средств, накопленных в Фонде национального благосостояния, куда в течение долгого времени направлялась часть сверхдоходов от продажи энергоносителей, хватит не более чем на два года.

Россия, конечно же, пытается избежать санкций. И, имея для этого ограниченный инструментарий, действует обычным для себя методом: шантажирует «закручиванием кранов». Российские чиновники регулярно заявляют, что РФ вообще прекратит отгрузку нефти странам, которые присоединятся к ограничению цены (сами страны «большой семерки» планируют отказаться от покупки российской нефти – «Апостроф»).

Однако, по мнению Ильи Несходовского, страна-агрессор вряд ли может себе это позволить. «Россияне уже применили эту тактику, перекрывая газ разным европейским странам, — говорит эксперт. — Однако ее надежды на то, что это заставит европейцев отказаться от поддержки Украины, не оправдались. Зато «Газпром» и бюджет (России) понесли огромные убытки».

В то же время нефть приносит российскому бюджету в несколько раз больше доходов, чем газ. На нее приходится около трети доходной части. И, если просто перестать ее экспортировать, это очень быстро обрушит экономику и государственные финансы страны-агрессора. В то же время, экспорт нефти по предельной цене обеспечит хоть и не такую большую, как планировалось, но довольно значительную прибыль компаниям и поступления в бюджет. Потому России, скорее всего, придется соглашаться на предложенные условия.

«Конечно, будет много информационных вбросов, которые будут запугивать мир дефицитом нефти и создавать нервозность на рынке, – говорит Илья Несходовский. – Однако на реальную утрату нефтяных доходов Кремль пойти не сможет и будет вынужден принять новые правила игры».

Роберт Василь, «Апостроф»

Рекомендованные статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *