Окровавленная кувалда на солнцепеке. Из чего состоит мифология наемников «ЧВК Вагнера»

Приближенный к президенту России бизнесмен Евгений Пригожин отреагировал на инициативу Европарламента признать «ЧВК Вагнера» террористической организацией.

«Не знаю, каким законом руководствуется Европарламент, но по нашему законодательству с сегодняшнего дня мы объявляем Европарламент распущенным. Но прежде, чем данная процедура вступит в законную силу, мне поручено передать в Европарламент информационный кейс», – написал Пригожин в телеграме. Что такое «информационный кейс», он показал в следующем за комментарием видео.

В кадре двое мужчин, один приносит другому футляр для скрипки. Но внутри не музыкальный инструмент, а кувалда с красными пятнами на рукояти. Для тех, кто давно следит за деятельностью Евгения Пригожина, эти намеки очевидны. Кувалда – это оружие палачей в «ЧВК Вагнера». И своим имиджем Евгений Пригожин, видимо, гордится. По крайней мере, в последние годы он сделал очень много, чтобы его стиль стал узнаваемым не только в кругах людей из структур Пригожина и журналистов-расследователей, но и далеко за его пределами.

Футляр для скрипки и кувалду с будто бы окровавленной рукоятью можно было бы назвать скрытым посланием – «пасхалкой», как говорят киноманы. Но авторы ролика даже не пытаются ничего прятать. На металле заметна гравировка «ЧВК Вагнера» и, если замедлить видео, кадр из ролика о казни в Сирии от 2017 года.

Если до нынешнего года Евгений Пригожин скрывал свою причастность к частной военной компании и даже судился с теми, кто доказывал его связь с ЧВК, то в этом году Пригожин признался, что создал группировку в 2014 году. Ее первой войной стал Донбасс. Позже наемников видели в Африке и на Ближнем Востоке.

Добавленное в «информационный кейс» сирийское видео сняли в 2017 году на месторождении Шаир в провинции Хомс. Что происходит в кадре, в 2019 году смогли объяснить журналисты российской «Новой газеты». Вероятно, это первый попавший в сеть публичный смертный приговор, который приводят в исполнение бойцы «ЧВК Вагнера». Мужчина, над которым они издевались в последние часы его жизни, – Мохаммед Таха Исмаил Аль-Абдулла. Вероятно, он дезертировал из армии Башара Асада.

Похожим образом осенью этого года казнили российского гражданина, завербованного в «ЧВК Вагнера» заключенного Евгения Нужина. Он попал в плен к ВСУ и там несколько раз на камеру критиковал войну. Эти ролики посмотрели больше десяти миллионов человек. Потом в рамках обмена пленными Нужина передали российской стороне. И его убили. Ни в случае казни в Сирии, ни в случае смерти Нужина Евгений Пригожин не признал, что это дело рук «ЧВК Вагнера». Но кадры казни Пригожин назвал «прекрасной режиссерской работой».

Но далеко не только по кувалде и жесткому обращению с пленными можно узнать почерк «ЧВК Вагнера». С 2014 года Евгений Пригожин снял как минимум два фильма о наемниках. Там они – положительные герои. Например, в боевике «Турист» они предотвращают государственный переворот. В Банги, столице Центральноафриканской Республики, премьера пропагандистского кино прошла на стадионе.

Другой пропагандистский фильм о наемниках – «Солнцепек». В нем украинские военные показаны убийцами, насильниками и мародерами, которые пришли забрать свободу у простых жителей Луганской области. Но на их защиту встали военные люди без опознавательных знаков.

В соцсетях можно регулярно видеть, как наемников называют оркестрантами, они маркируют себя нашивками с военным, который играет на скрипке, а этой осенью песню про ЧВК выпустила популярная в России в 1990-х и начале 2000-х певица Вика Цыганова. Клип заканчивается аббревиатурой ЧВК, только расшифрована она не как «частная военная компания», а как «чрезвычайная военная комиссия». Из ютуба трек в итоге удалили, но не из-за текста, а из-за музыкального ряда. Местами он очень напоминает Palladio британского композитора Карла Дженкинса.

Однако бан в ютубе не мешает Вике Цыгановой исполнять эту песню на концертах в российских городах. Кроме певцов ЧВК в нужном свете в России представляют в телеграм-каналах и СМИ связанной с Евгением Пригожиным медиагруппы «Патриот». Официально он значится там главой попечительского совета.

Как отреагировали на кувалду Пригожина в Европарламенте, Настоящему Времени рассказал депутат от Литвы Пятрас Ауштрявичюс.

– Я думаю, что мы должны воспринять это как поздравление из Кремля. То есть они услышали нас, наше политическое решение. И они отвечают на языке криминала, языке так называемых блатных. Ничего нового для нас. Они думали, что сделают это очень оригинально, что превзошли себя, и сделали огромную ошибку.

– А вы говорите: «Они услышали ваше политическое решение». Какое имеете в виду?

– Признание России государством – спонсором терроризма. Она имеет такие институции, как «ЧВК Вагнера». Она занимается терроризмом в Сирии и в других государствах.

– Группа евродепутатов призывает Европейский союз включить именно «ЧВК Вагнера» в список террористических организаций. Вы есть в этой группе депутатов? Почему?

– Да. Я думаю, что «ЧВК Вагнера» уже давно использует методы терроризма. В Африке в двух десятках государств она проводит свою деятельность, создает определенные проблемы странам и Западу в принципе. И я думаю, что с «ЧВК Вагнера» надо разбираться очень и очень конкретно.

– Что это даст на практике, если эта ЧВК будет признана террористической?

– Полное преследование этих лиц и в правовом смысле, и в финансовом смысле. Отключение их от разных каналов финансирования, помощи и так далее. И кто-либо, кто имеет связи с этой организацией, а таких лиц очень много, они в политическом смысле поддерживают и в финансовом, огромные проблемы ожидают. Так что, как говорится, доброе утро.

– Думаете, будет принято это решение?

– Я очень надеюсь.

– Как считаете, почему Пригожину подобное позволено: просто заявлять, что он распускает Европарламент, отправлять эту кувалду с имитацией крови?

– Это методы работы и такой способ мышления в КГБ, а теперь в ФСБ. Эти люди себе позволяют все, они думают, что непосредственно через какие-то подставки они могут запугивать, передавать какие-то вести. 1930-е годы в СССР. По-другому я не назову это.

– У них же пока это получается?

– Пока что получается. Они должны знать, как мы это понимаем, мы просто с улыбкой принимаем все это, понимая, что это серьезно. Да, они это делают, наверное, с позволения самых высоких чинов Российской Федерации. Но суд в этом разберется, когда в Гааге они встретятся на скамье подсудимых и все смогут сказать.

Источник: Юрий Баранюк и Ирина Ромалийская, «Настоящее время»

Рекомендованные статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *