«Кинбурнская коса насквозь простреливается ВСУ». Военный эксперт о последней оккупированной армией РФ территории Николаевской области

Вооруженные силы Украины продолжают бои на последнем участке в Николаевской области, который остается под оккупацией российских войск. Речь идет о песчаной Кинбурнской косе. Это длинный мыс в Черном море рядом с устьем Днепра. Напротив через небольшой пролив – морской порт Очаков. Почему ВСУ важно выбить армию РФ с косы, Настоящему Времени объяснил военный эксперт Сергей Грабский.

– В чем, на ваш взгляд, стратегическая важность Кинбурнской косы?

– Ее стратегическая важность заключается в том, что с восстановлением суверенитета Украины над Кинбурнской косой мы восстанавливаем суверенитет над судоходством на Черноморской части Украины. Не Азовской, но Черноморской. И контроль над Кинбурнской косой дает возможность расширить географию отправки грузов, в которых нуждаются страны Африки. Кроме того, контроль над Кинбурнской косой позволяет избежать ударов по территории Николаевской области. И тут можно поддержать слова губернатора, который говорит о том, что таким образом область выйдет из списка регионов, в которых идут боевые действия на сегодняшний день. Конечно, это не исключает авиационных налетов, ударов дальнобойных средств поражения. Но тем не менее интенсивность таких обстрелов будет серьезно снижена.

– А возможно ли ее взять под контроль ВСУ без контроля примыкающего к ней левого берега Херсонской области, который сейчас оккупирован российской армией?

– Я бы здесь привел аналогию с островом Змеиным. Любое подразделение оккупантов, которое появляется на Кинбурнской косе, становится просто мишенью для поражения украинских огневых средств. Таким образом, как и в случае со Змеиным, противник, если ему будет уже в конце концов жалко своих солдат, вынужден будет просто уйти с Кинбурнской косы. Поэтому речь не идет о том, что обязательно туда должна вступить немедленно нога украинского солдата. А речь идет просто о вытеснении и уничтожении противника, который откажется добровольно уйти вглубь территории, которую он пока контролирует на левом берегу Днепра.

– Командование «Юг» говорит, что там сейчас плохие погодные условия. В этой связи хотел бы у вас спросить, кому сложнее на Кинбурнской косе закрепиться: российской или украинской армии?

– В данном случае мы говорим о российской армии, об оккупантах. Как вы видели, там практически негде закрепиться. Мало того, штормовой ветер и штормовые условия создают дополнительные трудности в возможности даже пребывания на этой косе. Там просто тяжело даже без воздействия противника, без воздействия артиллерии находиться. Я уже не говорю о том, насколько сложно вести там боевые действия, не имея возможности укрыться. А эта территория насквозь простреливается украинскими силами обороны.

– Что касается левого берега Днепра близ Херсона, американская газета New York Times сообщает, что украинский спецназ уже проводит там операции и разведку. Какая есть информация у вас? Что вы можете говорить?

– О том, возможно ли проведение каких-то разведывательных действий, да, абсолютно. По объективной информации, которая доступна в свободном доступе, мы знаем, что противник располагает свою основную линию обороны не непосредственно на берегу Днепра, потому что в той зоне разместить эту линию обороны очень сложно, исходя из естественной географии и рельефа в данной местности, а основная линия обороны располагается в 15 километрах от берега Днепра. Таким образом, объективно можно предвидеть, что подразделения украинских сил специальных операций, разведывательные подразделения Вооруженных сил Украины и других воинских формирований Украины могут присутствовать и проводить отдельные мероприятия, которые как бы позволят дать и получить больше информации о противнике, который находится на левом берегу. Но речь не идет о стационарном и постоянном пребывании на этой достаточно неудобной для стационарного пребывания местности именно боевых многочисленных подразделений украинских сил обороны, в общем-то, в этом нет такой необходимости.

Задача расшатывания обороны, которая успешно была выполнена на правом берегу Днепра, сейчас точно так же выполняется и на левом берегу. Нет никакой необходимости рисковать жизнью военнослужащих ВСУ.

– Сейчас хотелось бы с вами еще поговорить про Крым. Появилась информация, что и в Севастополе, и в Евпатории, в аннексированных городах, российские власти сообщают, что была атака беспилотников. Известно ли вам что-то об этом?

– Детальной информации по поводу того, что именно произошло, какие типы беспилотников и беспилотники ли это были вообще, мы пока не имеем. Но нужно понимать, что любые такие действия и, самое главное, та реакция, которую мы наблюдали, позитивны для Украины. Я бы даже рассматривал вариант разведывательных полетов неких воздушных объектов с целью разведки системы противовоздушной обороны, что, в общем-то, входит в концепцию проведения освободительной операции на территории Крымского полуострова.

– Так совпало, что накануне рано утром российский военкор Роман Сапоньков сообщал об эвакуации из Армянска. Но в аннексированном Крыму это все отрицают. Все-таки с полуострова не раз поступали сообщения о том, что там к чему-то они готовятся. Какая есть информация у вас? Некоторые украинские эксперты считают, что это является частью информационной психологической операции для нагнетания обстановки. Вы с этим согласны?

– Да, в общем-то, я согласен. Исходя из логики военного планирования и проведения операций, а также базируясь на том опыте освобождения украинских территорий, свидетелями которого мы были, нужно понимать, что о Крыме пока речи не идет, как бы мне ни хотелось говорить о моем родном Крыме. Мы должны понимать, что сначала будет Мелитополь и выход на побережье Азовского моря. И только после этого можно всерьез рассуждать о проведении освободительной операции на территории нашего полуострова.

А что касается возможной эвакуации, то я здесь не был бы сильно удивлен, исходя из того, что с передвижением украинских сил обороны на берег Днепра география нанесения ударов по военным объектам, которые находятся на территории восточной части Херсонской области и в северной части Крыма, объективно увеличивается. И в таком смысле да, можно говорить о правдивости информации, которая связана с эвакуацией каких-то групп населения, возможно, семей военнослужащих, которые незаконно находятся на территории оккупированного Армянска на сегодняшний день.

Источник: Игорь Севрюгин, «Настоящее время»

Рекомендованные статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *