«Тут полный «голяк». Мобилизованные – о том, как их готовят к войне

Мобилизованные из Томска, Новосибирска, Кемерова, Хабаровска, Ханты-Мансийска, Перми и Иркутска массово жалуются на условия в пунктах временного размещения, голод и полное отсутствие обучения перед отправкой на фронт. Их родные рассказали редакции Сибирь.Реалии, как за свой счет вынуждены закупать и отправлять в пункты временного размещения все – от «мелочей» в виде батареек и теплого нижнего белья до тепловизоров и квадрокоптеров.

Штурмовики без автоматов. Елань

Мобилизованные жители Томской области записали видео, в котором рассказали о бардаке в учебном центре в Елани и отсутствии какой-либо подготовки. Видео они выложили в комментариях на официальной странице «ВКонтакте» губернатора Томской области Владимира Мазура. Под постом, где чиновник рапортует об отправке партии экипировки, отправленной мобилизованным из Томска в учебную часть в городе Чебаркуль. На записи молодой человек, мобилизованный, по его словам, в середине октября, рассказывает об ужасных условиях в учебке под Еланью и о полном отсутствии обучения мобилизованных. Позже это видео из комментариев было удалено.

– Нам, бл….ь, офицеры врали в лицо, что мы тероборона, а сегодня, оказывается, мы стрелковая рота, мы штурмовики, бл….ь. Мы автомат ни разу не видели. Пришли на полигон пометать гранаты. Сказали: «Гранат нету на…», – возмущается мобилизованный.

Другие мобилизованные, расквартированные в Елани, сообщают, что на полигон, где, по сути, их не тренируют, им приходится идти по морозу пешком.

– По 10 километров! Автобусов для перевозки из учебки и обратно – нет! Идем пешком по морозу. И был бы толк – так ведь впустую ходим, ничего для тренировок нет! Мы что, ходьбу тренируем?! – говорит мобилизованный Сергей.

– Как потом вот с этими офицерами воевать, бл…?! Они продадут нас там же, на Украине, – говорит автор видео, за кадром другие мобилизованные одобрительно кричат.

Другие призванные из той же воинской части в Елани рассказали редакции, что, несмотря на мороз и выпавший снег, они по-прежнему ходят в демисезонном обмундировании.

– Зимних берцев нет, теплого белья нет, броников ноль. Мне жена «горку» (горный штурмовой костюм. – СР) присылала. Так его отобрали, типа не положено. А взамен ничего теплого не выдали. Я мерзну весь месяц, тут все мерзнут! А как мы будем в бою? Мне страшно туда ехать, говорят, что ни техники нет, ни бронезащиты, – рассказывает мобилизованный Артем (имя по его просьбе изменено).

Ранее мобилизованные из той же еланской учебной части записали анонимное видеообращение с просьбой собрать им деньги на снаряжение. На видео, которое сначала распространили в мессенджерах, а после удалили, стоят четверо мужчин в камуфляже и балаклавах, один из них по бумажке зачитывает обращение о том, что «для качественного выполнения поставленных боевых задач» мобилизованным необходима поддержка жителей на приобретение технических средств, тактического снаряжения, мобильных средств передвижения и современной бронезащиты.

– Мобилизованные получают положенное обмундирование, размещение и питание и претензий к командованию не имеют, – зачитывает участник съемки, а после перечисляет «список необходимого» из 35 строк – от шапок, батареек и зимней формы до тепловизоров, бронежилетов и квадроциклов.

Мобилизованные упоминают о представителе администрации Томской области, который приезжал и пообещал закупить все необходимое, но сетуют, что «кроме обещаний, к сожалению, [ничего] нет».

– Они специально записали сначала «мульку» о том, что «положенное получаем», опасаясь, что в соцсетях его вырежут, а родственников, кто перепостит, привлекут по статье о дискриминации. На самом деле тут полный «голяк». Чтобы согреться, поначалу даже жгли костры, но теперь и их «запретили». Половина переболела воспалением легких, еще не доехав до Украины. При этом половину тех вещей, обмундирования, что прислали нам семьи, закупив на наши «зарплаты», здесь изъяли, так как «не положено!». Я боюсь, что там [в зоне боевых действий] будет намного хуже, – говорит Артем.

О «спартанской жизни» в Еланском гарнизоне рассказывают и мобилизованные из Перми.

– Сидим на обочине, жжем косты, а вдоль дороги уже лежит снег, – говорит мобилизованный анестезиолог-реаниматолог больницы города Березники Дмитрий Секарин. – Нас загнали в поле, как баранов.

«Жрачку берите». Омск

– Два человека у нас оказались с эпилепсией, у десятка – ангины, простуды, кашли. Все голодные-холодные, жгут костры. Замерли все на …й, – пишет мобилизованный в военную часть Омска из Барнаула. – Не кормят, но время от времени выводят на построения. Нас завезли недавно и каждый день обещают заселить в часть, но не делают этого. Мы греемся у костров, готовим тушенку и гречу, а рядом – пожарные на машине, которые иногда тушат наши костры, типа не разрешено. Но чаще – жалеют и дают хотя бы сготовить еду.

Другой мобилизованный из Норильска Сергей также сообщает, что группа мобилизованных под Омском «ждет заселения в часть уже дольше недели».

– Собираем дрова, греемся алкоголем и кострами. Режим – «выжить!». Кто приехал без спальника и каремата – спят на земле. Перед нами, говорят, две недели предыдущую партию в 500 человек держали. В части, мол, места нет – ждут, когда отправят какую-то часть на фронт, тогда нас и заселят, – пишет Сергей из Норильска. – Мне повезло, что жена заставила с собой зимние вещи взять, я ж думал в демисезонке приеду, тут меня переоденут. Ага, щас. Жрачку тоже берите с собой. Пока не заселят, кормить не будут. Газовая горелка должна быть хотя бы одна на пятерых! Иначе каюк, готовить на кострах не дают – «ликвидируют» пожарные.

«Один передознулся, троих зарезали». Новосибирск

– Заболел сразу же, потому как истопники два дня подряд просыпали время топить печи, и я просыпался утром с ледяными ногами. У мотострелков все намного прозаичнее. Там продолжается бухалово, бестолковщина и безделие, – рассказывает Иван Е. из Новосибирска, мобилизованный в учебную часть при военном училище. – С недавних пор выход к родственникам за ворота вообще запретили, потому что один нарк вышел за пределы части под предлогом «в машине с родными посидеть», забрал закладку и передознулся. Почему никто не знал, что он нарк? Потому что медкомиссии не было. И не будет. Тем, кто сюда приехал с хроническими болезнями, в военкомате сказали «а надо было раньше суетиться и готовить справки, сейчас уже поздно». И пох, что многие получили повестки за пару дней до явки.

С тех пор как Иван получил повестку, он потратил больше 100 тысяч рублей на покупку обмундирования по советам знакомых контрактников.

Роман Г. из Иркутска рассказывает, что прибыл в учебку Новосибирска «тоже с вещами» – на разовую выплату в 195 тысяч рублей его жена купила спальник, горелку, два комплекта зимнего белья «для охоты и рыбалки», бронежилет, зимний камуфляжный костюм, фонарики, комплект армейской посуды.

Благотворительные сборы военным ВС РФ

– Больше 100 тысяч рублей жена потратила. Если бы не это, я б с воспалением давно слег, как остальные ребята! А так, бл….ь, всего лишь обострение язвы, – матерится Роман. – Есть то, чем тут кормят, просто невозможно. Не только мне, язвеннику, вообще все не могут. Это не просто невкусно, это несъедобно. У нас в палатке есть ребята местные, из Новосибирска, мы договорились, что скидываемся нашими «зарплатами» и их родные закупают нам мясо, здесь я прямо в палатке и готовлю. В итоге все деньги уходят на жратву, лекарства, закуп теплых вещей – семье отправлять нечего!

По словам Романа, у нескольких мобилизованных ежемесячные переводы на карты родных арестовали приставы и банки за непогашенные кредиты.

– У меня первую «зп» тоже заблокировали за просроченный заем. Я давно брал кредит для бизнеса и погорел. Смог договориться, чтоб переводили на карту другого мобилизованного, но семье переслать все равно нечего. Все здесь спускаем, – признается мобилизованный.

«Скидываемся на соляру». Югра

С мобилизованных из Ханты-Мансийского автономного округа командование ежедневно собирает по 4,5 тысячи рублей на дизельное топливо для спецтехники и обогрева. Об этом в видео рассказали сами мобилизованные.

– Мы нефтяной округ, хором попросим нашу главу. Пускай она уделит нам хотя бы куб соляры! Чтоб мы не ходили и не молили их, не просили эту соляру! – говорят на видео люди в военной форме, представившись мобилизованными из Югры.

По их словам, командование каждое утро требует от них «скидываться по 4500 на 100 литров соляры».

– Мы состоим в танковых войсках. Меня назначили водителем БТР, но я еще ни разу не ездил на технике! – говорит один из мобилизованных. – Из-за холодной погоды мы замерзаем в палатках, где нас разместило командование. Дали нам буржуйки, топите как хотите! Но мы не понимаем, почему должны платить из своего кармана​, чтобы [им] было тепло.

Мобилизованные утверждают, что многие из них уже болеют пневмонией или бронхитом.

«Вы не на курорте!»

Реакция чиновников и военкомов в разных регионах отличается.

Письмо с рекомендацией по сбору с сотрудников «добровольных пожертвований» на военные нужды за подписью заммэра Хабаровска Шевцова

Например, в Хабаровске руководителям структурных подразделений мэрии после жалоб мобилизованных на ужасные условия в части стали рассылать письмо с рекомендацией по сбору с сотрудников «добровольных пожертвований» на военные нужды в размере дневного заработка. В письме за подписью заммэра Алексея Шевцова говорится об удержании и перечислении денег «для оказания помощи хабаровчанам, участвующим в спецоперации» из зарплаты за октябрь. Там же приводится примерный размер дневного заработка сотрудников: начальник управления получает 6–6,2 тысячи рублей, начальник отдела – 4,4–4,6 тысячи. Самый маленький заработок у экспертов – 2,3–2,5 тысячи рублей.

Деньги обещают перечислять на счет «Городской организации ветеранов войны, вооруженных сил и правоохранительных органов».

Военный комиссар Пермского края Александр Коковин в ответ на жалобы мобилизованных и их родственников заявил, что «мобилизованные не на курорт едут».

– У них были сутки на размещение. Все это время люди сидели в теплых автобусах, им выдали сухой паек, воду, – заявил Коковик и напомнил «жалобщикам» о фейках и законе, который грозит наказанием их распространение.

Губернатор Пермского края Дмитрий Махонин отрицает, что мобилизованных бросили ночевать в поле. Однако после гибели мобилизованных в Елани власти Пермского края приняли решение направлять мобилизованных не в Свердловскую, а в Тюменскую область.

Источник: «Сибирь.Реалии»

Рекомендованные статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *