Су-34 и дом № 20/1 по ул. Коммунистической в Ейске. Или Страна N, в погоне за «величием» пожирающая самоё себя (Эксклюзив)

Многофункциональный фронтовой сверхзвуковой истребитель-бомбардировщик Су-34 (Fullback по кодификации НАТО — «Защитник») с регистрационным номером RF-81726 прежде, чем упасть на Ейск, охранял восточные рубежи России в составе 277-го бомбардировочного авиационного полка 303-й смешанной авиационной дивизии 11-й Краснознамённой армии ВВС и ПВО (аэродром Хурба, Хабаровский край).

Такое впечатление, что в 277-й бап собирали пилотов, которым рачительный фермер не доверил бы и трактор «Беларусь». Судите сами. Из открытых источников известно, что состоянием на начало текущего года 147 единиц Су-34 в РФ эксплуатировало шесть боевых частей плюс один испытательный центр. И с момента поступления аппарата на вооружение в 2014-м, из шести аварий и летных происшествий, — зафиксированных в мирное время, — четыре пришлись на 303-ю дивизию, а три – именно на 227-й полк. Две его эскадрильи из 24-х Су-34 совершили 50% всех ЧП!

Из которых нельзя не упомянуть одно, случившееся 18 января 2019-го, когда во время учебно-тренировочного полета два Су-34 277-го бап, задев друг друга крыльями, рухнули в Японское море в 35 км от Сахалина. Этот случай уже тогда высветил не только повальную криворукость «путинских соколов» (которые хорошо умеют лишь катапультироваться), но и повальный бардак во «второй армии мира».

Из четверых летчиков живым подняли лишь одного. Январское море, скажете вы? А как вам «спасательная операция», в которой участвовали… четыре рыболовных и один морозильный траулеры? Единственному выжившему крупно повезло. Еще двоих – уже тела — нашли через 12 (!) часов. И лишь после этого «в район аварии прибыл отряд боевых кораблей ВМФ». Поиск четвертого «был признан нецелесообразным».  Кстати, прилетевшие два вертолета МО РФ могли лишь забрать спасенного и «груз-200» с траулеров, поскольку для подъема летчиков с воды у них… не было предусмотренной для такой спасательной операции лебедки. Это писали российские источники, отнюдь не «вражьи голоса».

И словно в насмешку, через месяц, 20 февраля 2019-го, аналогичный аппарат, японский истребитель-бомбардировщик F-2 упал в то же Японское море. Неисправность двигателя, 35 км от берега, экипаж послал SOS, катапультировался, спасательный вертолет поднял живых-здоровых пилотов из индивидуальных спасательных плотов через 48 минут.

В этих двух историях перед нами наглядно, грубо, зримо постает весь непреодолимый цивилизационный разрыв между географическим, ментальным, историческим образованием, именуемым себя сегодня «Российской Федерацией», и всем остальным миром. Его, этот разрыв, не преодолеть никогда, никому и ни при каких обстоятельствах, пока это образование будет существовать. Именно поэтому дом №20/1 по ул. Коммунистической (Коммунистической!) в Ейске был обречен. Дом N в городе N страны N…

Кстати, многие, наверное, помнят весенние сводки с фронта о неоднократных случаях обнаружения катапультировавшихся российских пилотов мертвыми, с нераскрывшимися/несправными парашютами. Тогда ходила версия, что таким образом командование ВКС РФ устраняло даже теоретическую возможность пленения их летчиков, а из-за линии фронта затем доходили слухи, что «путинские соколы» начали требовать перед вылетом переукладки парашютов и проверки катапульт.

Так вот. В той катастрофе под Сахалином два найденных мертвыми пилота 277-го бап погибли не от переохлаждения. «Был поднят спасательный плот, связанное фалом тело пилота в летном шлеме, гидротермокостюме и с пристегнутым парашютом, — писала «Газета.Ру». —  После этого рыбаки с «Электрона» подняли еще одно тело на плоту, опутанное парашютом и стропами».

Они ведь не воевали, а всего лишь «учебно тренировались», плен им не грозил, но с парашютами что-то пошло не так. Обреченные служить стране N обречены что в небе над Японским морем, что над степями Украины.

Равно как жители домов N по всей РФ обречены ждать прилета в окно или запущенного рядом своими «Искандера», или зенитной ракеты комплекса С-300, или, какая ирония, «Защитника» Су-34. И хотя российская пропаганда уверяет, что полет был «учебно-тренировочным» (ага, над жилыми кварталами), что самолет был без боекомплекта (ну да, нес «укропам» листовки с портретом Путина), но достаточно просто представить себе 12 тонн 100 кг авиационного топлива, вмещаемого баками Су-34…

Конечно, это не «Боинг», захваченный террористами «Аль-Каиды» 11 сентября 2001-го, но и девятиэтажный кирпичный дом №20/1 в Ейске – не башня Всемирного торгового центра в Нью-Йорке.  Масштабы как раз соизмеримы, а как насчет отличий в данном конкретном случае между несчастным случаем и террористическим актом? 

Тем более, что российские власти, как всегда, тупо врут. «Судя по всему, этот летел воевать, — заявил участвовавший в создании Су-34 авиаконструктор Вадим Лукашевич. — Его взлетная масса была близка к максимальной. Это, грубо говоря, тонн 40 веса». И на уточняющий вопрос, — «разговоры, что полет был учебным – фигня?» — эксперт ответил однозначно: «Абсолютная. Там нет полигонов. Полигоны в других местах».

Насчет пилотов. Падение Су-34 на дом в Ейске – как минимум десятая небоевая потеря российской авиации с начала вторжения России в Украину 24 февраля 2022 года. Летчики из Хабаровского края сделали над ул. Коммунистической то, что умели – катапультировались. Но не будем к ним чересчур строгими, хотя уже только ленивый не припомнил им песню «Огромное небо» Оскара Фельцмана на стихи Роберта Рождественского. Но послушаем не эмоции, а спецов, которые говорят: трагедия была запланирована, т.к. от торца ВВП аэродрома до Ейска расстояние всего-то около километра; в таких условиях для гарантированного увода машины потребовался бы разворот практически на 90 градусов (свернешь на меньший угол – влетишь в другой дом, застройка-то сплошная), что при малой высоте и отказе двигателя неосуществимо технически.

Ключевые слова «трагедия запланирована». Кеми? А всеми. От проектантов, архитекторов до властей «страны N», где до сих пор возможна улица Коммунистическая. 

«[Нужно сделать так,] чтобы люди утром могли собраться на работу и пойти с хорошим настроением», – сказал губернатор Краснодарского края Вениамин Кондратьев через пару часов после того, как люди сгорели в своих квартирах.

Вначале, в запале, он пообещал, что жителям дома №20/1, потерявшим квартиры, будут куплены новые. Но осмотрительно подстраховался, подчеркнув, — если дом не будет восстановлен. Что значит опыт российского чиновника! Ибо чуть позже губернатор края решил дом не сносить, заявив: «Нет ничего лучше, чем крыша своего дома. Сделаем все, чтобы люди вернулись в свои квартиры и были уверены в том, что нахождение там будет безопасным». По оценке Кондратьева, на ремонт выгоревших трех подъездов уйдет до пяти месяцев, что, по его мнению, «в любом случае лучше, чем если мы будем сносить дом и где-то вам приобретать жилье».

Преподаватель русского языка и юрист по образованию даже не озаботился вопросом, как будут чувствовать себя несущие элементы конструкции дома после нахождения в эпицентре взрыва боекомплекта бомбардировщика и выгорания там многотонного объема авиакеросина? Вопрос, — подумал ли он, каково будет житься людям в квартирах, где заживо сгорели родные? – мы даже не поднимаем.

Да, еще губернатор Кондратьев пообещал семьям погибших по миллиону рублей ($16 тыс. по нынешнему курсу). Вполне в духе этой страны было бы выдать компенсацию за трупы памятными монетами, выпущенными в 2012-м к 100-летию ВВС России. Номиналом в 3 рубля и с изображением Су-34.

Источник: Редакция «Планеты»

Рекомендованные статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *