Обойти кремлёвскую консерву. Почему Макрона понесло в милитаризм Президент Франции Эмманюэль Макрон объявил о вступлении страны в период военной экономики.

 

Совсем недавно, в апреле, Эмманюэль Макрон праздновал победу во втором туре выборов президента. Но проходящие сейчас выборы членов французского парламента могут иметь не меньшее значение — как для самой Франции, так и для Европы.

Первый тур 12 июня показал не самые приятные для команды Макрона результаты — у его альянса центристских партий около 25% голосов проголосовавших, столько же — у левых сил под эгидой Жан-Люка Меланшона, у ультраправой партии Марин Ле Пен «Национальное объединение» — почти 17%. Радикальная националистическая партия пророссийского политика Эрика Земмура «Реконкиста» (который на президентских выборах выполнял роль технического кандидата в пользу Ле Пен), набрала недостаточно голосов и во втором туре уже не участвует.

Но окончательное разделение мест в «Национальном собрании» определит второй тур 19 июня. Практика прежних парламентских  выборов во Франции показала, что во втором туре избиратель отдает большее предпочтение кандидатам правого и центристского толка. По данным разных экзитполов, группа партий Макрона получит 260-350 мест в «Национальном собрании». Для получения абсолютного большинства, дающего «своего» премьер-министра и комфортное голосование по своим проектам, им понадобится не менее 289 мест из 577. Левые силы во главе с Меланшоном могут получить 120-210 мест. Еще 20-45 мест у Ле Пен. Так-что, все же существует вероятность того, что впервые с 2002 года Франция получит оппозиционного к президенту премьера. Что, безусловно, не позволит президенту в полной мере выполнять свою программу и проводить запланированные реформы.

В значительной мере эти парламентские выборы являются продолжением президентских. Лидеры партий продолжают работу с избирателями практически на тех же позициях и лозунгах. Кроме действующих представителей власти — им приходится реагировать на внутреннюю и внешнеполитическую повестку и нести ответственность за свои решения.

Важно:  Политическая атрофия "грудных мышц" Путина: "больше – не Чингачгук", решили в G-7

И Меланшон и Ле Пен, и, соответственно, их кандидаты в парламент, ориентируются в основном на избирателя с невысоким уровнем дохода, озабоченного в первую очередь внутренней ситуацией в стране, тарифами, ценами и соцобеспечением. Поэтому их риторика сводится к повышению минимальной зарплаты, снижению пенсионного возраста, перераспределению доходов крупного бизнеса и прочим аргументам левого толка. По внешней политике — выход из НАТО, уменьшение влияния Евросоюза на жизнь французов и уменьшение санкционного давления на Россию. Последнее — ничуть не удивительно, если взять во внимание тесные связи крайних правых и левых во Франции с российскими спецслужбами и бизнесом.

Макрон же, оставаясь последовательным евроцентристом и поклонником Де Голля, предлагает избирателю модель Франции, тесно связанной с другими странами Европы, но на позиции лидера. А также — неким связующим звеном между западным миром и Россией, основным выгодоприобретателем от такого посредничества. Но последнее время такие позиции терпят значительные изменения — и из-за российской агрессии против Украины, и в связи с напряженной политической ситуацией в самой Франции.

Во-первых, Макрон начал намного четче озвучивать свою поддержку Украине. Очевидно, он учел критику в свою сторону и от украинцев, и от западных партнеров за недостаточно жесткое отношение к Кремлю. Теперь мы слышим от не него не только «..дать сохранить лицо Путину», а «..твердо уверен в победе Украины», пусть и с оговорками о необходимости переговоров уже сейчас. Для Макрона в частности, да и в целом для французских президента и элиты, традиционно тяготеющих к Москве, в целом, это на самом деле очень жесткая позиция

Выступая перед военными французского контингента в Румынии, Макрон совершенно однозначно назвал Россию главной угрозой в Европе, а самих военных — первым рубежом обороны стран НАТО и Евросоюза. Опять же, четко — обороны от возможной агрессии РФ.

Важно:  Террор, как символ слабости

Во-вторых, по словам президента Франции, необходимо пересмотреть военную доктрину страны и увеличить финансирование и объемы производства оборонно-промышленного комплекса. По его мнению, Франция, как и другие европейские страны, в свете угрозы со стороны России, должна значительно увеличить свой военный потенциал. А также увеличить военную помощь Украине.

Можно спорить, насколько сильно отразились на этих изменениях именно внутренняя ситуация во Франции. Да, может быть, что президент Макрон, опасаясь возможного премьерства Меланшона, хочет получить больше влияния в стране именно используя усиление милитарной сферы и поддержки Украины в войне с Россией.

Как бы там ни было, факт в том, что Макрон окончательно определился — Франции больше нельзя оставаться вне или над конфликтом, который скоро может стать глобальным. Сторону нужно выбирать, и это он уже сделал.

Никита Коржов, политический обозреватель
Поделитесь.

Оставьте комментарий

WP2Social Auto Publish Powered By : XYZScripts.com

Warning: file_get_contents(index.php): failed to open stream: No such file or directory in /x/www/planeta.press/wp-includes/plugin.php on line 443