Бог их – страх. Сергей Константинов – о реке без берегов Кадры вышедших из "Азовстали" военных Украины напомнили мне иллюстрации к книгам о Гулливере. Помните, Гулливер, опутанный сетями, которого пытаются удерживать множество лилипутов? Они поймали его, он в их пусть и слабых, но бесчисленных путах, на некоторых лицах видны проблески радости, но в то же время мы понимаем, что они все равно боятся. Потому что они боятся всегда.

 

У Свифта они сделаны лилипутами и им ничего другого не остается, но почему всегда чего-то боятся россияне? Не знаю, есть ли в других сторонах социологические опросы вроде «Чего вы больше всего боитесь?», но в России он проводился регулярно и боязней обычно выявлял довольно много. В том числе всегда присутствовал ответ «страх войны». Это всегда ставило меня в тупик, потому что ну где «война», покажите!? Она же закончилась в 1945-м, но нет, почему-то в головах война была!

Впрочем, не думаю, что война в Украине равняется «войне» из опросов. Там они говорят, предполагаю, о территории России, а здесь, видишь ли, «специальная военная операция». Но в основе обеих – и той, виртуальной в головах, и настоящей на территории Украины, – как мне представляется, лежит страх. Глубинный страх глубинного народа. Наш президент, который, как известно, имеет высокий рейтинг поддержки, свои страхи поднял и выпятил соответственно чину. И ещё его широкую реку страхов питают ручейки народных страхов, которые тщательно наводняются мощными теленасосами. 24 февраля эта река вышла из берегов.

Многие офицерские чины стали ими, то есть поступили в военные училища в 1990-е годы, из страха матерей, что те не смогут иначе вырастить сыновей. Тогда как там дадут обмундирование, потом квартиру, жалованье, жену учительницу или врача, и всё у них, а главное, у этих матерей, как они думали, будет хорошо. Но если копнуть поглубже, то увидим: страхом-то тут было другое – чтобы перед людьми было не стыдно за сыночку. Вон он у меня какой, военный, зарплата приличная, квартиру получил, живут хорошо! Да и отцам некоторым не хватало предметов для гордости, а так, вон, родину пошёл защищать, мужик!

Важно:  Плохие новости для русских: украинцы стали на шаг ближе к победе

Пришедшее в те же 1990-е на смену советскому почитанию рабочих рук обожествление руководства и примешавшееся к нему снизу раболепие перед хозяевами разных частных фирм и контор привело к военным преступлениям. Почему убил Шишимарин? Чтобы отстали. А вымощен этот путь Шишимарина длиной в пожизненное заключение тем, что голосовали, а кто-то делал вбросы бюллетеней, чтобы отстали. Делали прививки, ходили на демонстрации 9 мая, кто-то подписывал приговоры под копирку и много чего другого подобного – просто чтобы отстали и потому что боялись.

Часто по опросам боялись потери работы, повышения цен. То есть явлений, появившихся во времена реформ. И на долгие годы растянулась борьба за стабильность. В то время как Путин устраивал свою личную стабильность в президентском кресле, народ пытался сохранить кто своё место на работе или свои торговые точки, или фирмы, кто доступ к госкормушкам или непосредственно к телу. Ведь все же напугались! Путин испугался свободных выборов, свободных предпринимателей, свободных СМИ. Народ испугался свободной конкуренции, не принял жизни по законам, лучше заранее обо всем договориться с нужными людьми, а остальные как хотят, сами виноваты, испугались необходимости проявлять индивидуализм, проще быть как все. Скреплённая страхом Россия двинулась туда, где этого не было, – в советское прошлое. Причем главной скрепой стал страх революции. И даже среди оппозиции. Сколько раз непутинские СМИ заявляли: «Мы ни к чему не призываем, мы только за мирный протест». Уже после начала войны Алексей Венедиктов сказал о том, что «тяжело жить в учебнике истории». Разве до этого было легче? Разве мы не жили в учебнике истории большую часть путинского правления? Было же очевидно, что мирный протест, мягко говоря, неэффективен – когда над тобой взмывается взбесившаяся от страха империя. Потому что, если посмотреть в другой учебник, по физиологии, то увидим, что эмоция страха преобразуется в агрессию. А у человека есть ещё и ненависть. Как видим, пугливые крысы могут сами себя загонять в угол.

Важно:  Шольц в Киеве вернул доверие украинцев к Германии

Среди причин вторжения в Украину нельзя сбрасывать со счетов страх перед иноплеменниками, иноверцами, перед Западом. «Понаехали» – это уж, наверно, в крови. Но казалось бы, армия – это люди бесстрашные, ведь только такие, по мнению пропаганды, могли победить в 1945-м. А мы же сейчас пошли «повторять». В реальности оказалось: в армии зашли дальше, и страх стал не личным делом каждого, а именно на страхе построилось воинское воспитание. Почему россияне убивают в Украине мирных гражданских, оказавшихся с ними рядом? Из страха. Что снимут, расскажут, наведут. Почему стреляют в гражданские автомобили с мирными людьми? Боятся, что оттуда бросят гранату. Бомбят убежище в Северодонецке – значит, боятся, что там есть другие «азовцы». Они занимают города только тогда, когда там нет военных.

Всегда в паре со страхом идёт и ложь. Ложь, ставшая ещё одним символом современной России. Ложь по негласному сговору, ложь как признак «свой – чужой». Чем больше, чем толще ложь – тем толще их свеча их богу. А Бог их – страх.

Сергей Константинов, "Зеркало недели"
Поделитесь.

Оставьте комментарий

WP2Social Auto Publish Powered By : XYZScripts.com