Эволюция сознания россиян: от хоббитов до орков 24 февраля коренным образом изменило жизни очень многих людей, заставило задуматься о том, что произошло, многих россиян, привыкших к рефлексии.

 

Вот, в частности, как почувствовала себя Ольга Романова, российская журналистка и правозащитница:

«Мы же росли с тем, что глянем на себя в зеркало. Хоббиты — это же мы. Мы же такие славные, правда? Мы не самые богатые, гномы есть швейцарские… Мы не самые красивые — там эльфы есть… Мы не самые умные тоже. Но мы хорошие ребята. Посмотрите на наши лужайки, посмотрите на наши домики. И тут нам принесли зеркало и оказалось , что мы орки… В смысле орки? И тут, я читаю Охлобыстина. Охлобыстин пишет: “Да, мы орки! И что? Что плохо быть орком? Нас много! В конце концов, пора перестать смущаться, того что мы орки. Того, что мы живем в Мордоре. Наш прекрасный Мордор, мы сильные!» Мало того, что сюрприз. Оттого, что ты оттуда и ты не хоббит. А еще и та сторона это тоже понимает. И ее это устраивает. Но я пока это не очень переварила…».

Дальше Ольга Романова вспоминает российского актера Ивана Охлобыстина, который с гордостью признает, что «да, мы орки, мы Мордор, и мы заставим всех с нами считаться!» Действительно, какие-то последние времена наступают в России.

Попытка осмыслить происходящее, и что с ним делать, была предпринята на уже второй Антивоенной конференции, организованной Форумом свободной России, она прошла в Вильнюсе 20 мая. Мне показалась интересной точка зрения Гарри Каспарова, в которой он вычленил главный момент нынешней ситуации.

“Сегодня, на мой взгляд, принципиально неверно говорить о том,что мы хотим прекращения войны. Прекращения войны хочет и Макрон. Я думаю, что прекращения войны хочет и Путин может быть. На каких-то условиях своих. Мы хотим окончательной победы Украины в этой войне, которая закончится с поднятием украинского флага в Севастополе. Никакие другие варианты не должны рассматриваться. Потому что только с освобождением Крыма и Севастополя, начнется освобождение России от путинского фашизма. Это абсолютно очевидная истина. И сегодня она уже подтверждена всем цивилизованным миром. Помогающим Украине — решить именно эту проблему. Наши надежды связаны с тем, что разгромное военное поражение, оно приведет и к неизбежным переменам внутри нашей страны.»

Дальше чемпион мира по шахматам, который чаще делал верные, иногда гениальные ходы в своей шахматной карьере, почему-то не сделал следующий логичный ход и не призвал к активному участию россиян, выступающих против путинского режима, активно включаться в войну против путинской России, для того чтобы приблизить то самое светлое будущее. На этой конференции ее участники сосредоточились на поиске каких-то форм взаимопомощи российской эмиграции, которая по приблизительным оценкам уже насчитывает около 400 тысяч человек. И эта тема поддержки Украины и собственно участия в войне против путинской России как-то ушла в сторону, хотя, на мой взгляд, это и являлось ключевым тезисом на мероприятии.

Важно:  На похоронном фронте РФ — новый рубеж: масштаб потерь уже становится фактором геополитического ослабления Кремля

Российская оппозиция давно не радует своей логикой и эффективностью действий, иначе бы мы не оказались там, где оказались, и Россия не стала бы инициатором и организатором большой войны в Европе впервые со Второй мировой. Ее самый яркий лидер Алексей Навальный, как известно, находится в заключении, и 24 мая в Московском городском суде прошло заседание, на котором рассматривалась его апелляция по приговору, согласно которому он получил девять лет колонии. Навальному было предоставлено слово, и в нем он много говорил о войне с Украиной. Вот что сказал Алексей Навальный:

“За последние годы никто не убил больше русских, чем Путин. Вам не нравится, когда я говорю про войну? Я буду использовать войну как метафору для ваших судов — она тоже построена на вранье. По телевизору в каждом репортаже говорили, что не введут войска в Украину. Смешно, когда говорят про НАТО, потому что когда Россия открывала базу НАТО в Ульяновске, все были довольны. Наглое вранье в каждом слове, игнорирование сказанного вчера. В работе судьи есть плюсы: большая зарплата, квартира, неприкосновенность. Но есть минус: придется слушать меня. Все эти ваши процессы бессмысленны. Чего вы хотите добиться? Остановить прогресс России? Вы можете сломать много судеб, но вы потерпите историческое поражение и здесь, и в этой тупой войне, которую начали. В ней нет ни цели, ни смысла. Живет человек в Харькове — к примеру, судья. В один прекрасный день 24 февраля его называют нацистом, а ракета убивает его ребенка. И он не знает, как жить дальше. «Именем Российской Федерации». В вашем лице я вижу только эту «РФ», путиных, христенок, голиковых. Как без вас было бы хорошо! Надо, чтобы все оставили всех в покое: чтобы мы отцепились от Украины и чтобы судьи отцепились от обычных граждан. Самая лучшая цитата про вас: «Нынче ваше время и власть тьмы». Вас это даже не задевает, а воодушевляет: «Мы крутые, мы власть тьмы». Но ваше время пройдет. Вы будете гореть в аду и подкидывать дрова будут ваши деды, которые не хотели, чтобы вы устраивали новые войны в XXI веке. У меня все.»

Важно:  "ВСУ переходят на стандарты НАТО прямо сейчас, на марше". Глава украинской делегации в Парламентской ассамблее НАТО о трансформации армии

К сожалению, это лишь призывы. Российской оппозиции, противникам путинского режима очень сильно не хватает действия. Мария Алехина, известная участница группы Pussy Riot, активистка, уже десять лет борется против порядков в нынешней России. Она сейчас находится в Берлине, причем этому предшествовала интересная история, целое приключение. Она была под домашним арестом, но переоделась курьером службы доставки, и таким образом ей удалось улизнуть от наблюдения, пересечь две границы, и вот теперь она в Германии. Здесь у Алехиной взяла интервью и сделала очерк о ней другая отчаянная российская девушка, наверное, лучшая журналистка-репортажница в России, Елена Костюченко. Ее материал вышел в издании «Новая газета. Европа». Эта газета наследует в чем-то «Новую газету» Дмитрия Муратова, нобелевского лауреата, которая прекратила свой выход.

Вот что спросила Елена Костюченко у Марии Алехиной: “Ты 10 лет борешься, а чудовище становится все больше и больше…»

Та ответила: “ Люди готовы прилагать какие-то усилия, — говорю. — Ты копаешь землю, ты устал, но ты вскопал себе грядку в огороде. А тут вот этот активизм — ты 10 лет пашешь, а все становится хуже и хуже.

— Это не так работает.Эта грядка — это же твоя жизнь, по сути. Ты вскапываешь-то самого себя — и свою жизнь, и свои взгляды, и силы. А не стену Кремля, которая рухнет. Ты получаешь опыт. Нету такого, что ты все время побеждаешь. Это не какая-то такая героическая история, в которой ты действуешь согласно какой-то там героической стратегии. Просто ты врешь себе или не врешь. Вот и все. И как-то лучше не врать себе. Это же не так важно, что ты делаешь. Самое главное — равнодушным не оставаться, мне кажется. это универсальное правило. А дальше уже делает каждый, что может. Я вообще не призываю людей повально садиться. Или повально совершать какие-то политические убийства. Я верю в каждый жест. Я не знаю, насколько это революционно, но это так.»

Важно:  Фантомная НАТО. Как Кремль хочет мобилизовать россиян, «прикрываясь» Литвой

Российский историк Николай Эппле буквально накануне войны выпустил книгу «Неудобное прошлое». Это книга о том, как работали с исторической памятью, с памятью о государственных преступлениях в России и в других странах. Как уже понятно из того, что происходит, с исторической памятью в России работали из рук вон плохо. Эппле остается в России, несмотря на свою совершенно явную антивоенную позицию: он ходит со знаком «пацифик» на верхней одежде. Екатерина Гордеева, которая взяла у него большое интервью, интересуется, страшно ли ему жить в России. Интересно, что, когда звучит этот вопрос, в кадре интервью появляется российская полиция.

“Хороший вопрос. Потому что я в первый же день, 24 февраля, написал своему знакомому, который тридцать лет работает в таком городке как Освенцим. Он немец, который под влиянием своей немецкой вины, поехал сначала в Израиль с детьми-инвалидами работать, потом в Освенцим, музей “Аушвиц». Он стал священником и там 30 лет работает. Немец. И я ему написал письмо, чтобы он написал своему соотечественнику из 1939 года. Первый пункт был: Не бойся. И это очень интересно, потому что это не абстрактное знание о диктатуре, но в быту тоталитарных государств,изнутри, это важное свидетельство. Главное — это справиться со страхом. Страх не позволяет трезво оценивать ситуацию, принимать решения, понимать, кому сейчас нужна твоя помощь. Я понял, что это правильная точка приложения сил. не знаю, справился я с ним или нет, но в какой то момент я просто перестал “вжимать голову в плечи». Когда я перестал об этом думать, мне просто стало легче и я стал видеть не свое смятение, а внешний мир вокруг себя. Более отчетливо. Действительно, страх парализует и мешает…»

Не только от россиян, от всех требуются силы, чтобы наше будущее определялось нами, а не сбрендившими политиками. У нас перед глазами показательный и жестокий урок того, что происходит, когда вовремя не было приложено достаточно сил, чтобы их остановить.

Леонид Швец, "Обозреватель"
Поделитесь.

Оставьте комментарий

WP2Social Auto Publish Powered By : XYZScripts.com

Warning: file_get_contents(index.php): failed to open stream: No such file or directory in /x/www/planeta.press/wp-includes/plugin.php on line 443