Страна победителей Когда я встречаюсь с удивлением многих украинцев и европейцев из-за того, что русская культура не смогла предотвратить преступления в Буче и разрушение Мариуполя, удивляюсь больше, чем авторы таких комментариев.

 

Потому что непонимание того, что русская культура никак не могла повлиять на менталитет и ценности вторгшихся в Украину людей, связано с системным непониманием процессов, которые произошли в России после победы большевистского переворота в 1917 году.

Скажу сразу, что и раньше говорить о какой-либо системе предохранителей было бы ошибочно. Русская культура была недоступна большинству русского народа, учитывая его практически тотальную неграмотность; все знаменитые романы, которыми будет зачитываться образованная Европа, в самой России издавались в момент своего написания в сотнях, в лучшем случае – в тысячах экземпляров. А связь русского народа с Церковью была фактически прервана после реформ патриарха Никона. С этого момента для россиян религия окончательно превращается в обряд и еще в расправу над теми, кто отстаивает свое право на другой обряд – коллективной «боярыней Морозовой».

Но большевистская революция и победа зла в гражданской войне практически уничтожили ту прослойку людей, которая еще пыталась придерживаться моральных принципов в обреченной стране и интересовалась этой же культурой. Большинство просто убили, остальных выдавили из России, а оставшихся – запугали и развратили. Студентам я нередко рекомендую просто почитать журнал «Огонек» до и после революции, чтобы понять, как все изменилось – от языка до ценностей. И да, большевики научили людей читать – но не думать. Они превратили образованных людей в послушную «интеллигенцию», в обслугу режима. Советская культура – ​​это уже было не о ценностях, а о выживании, об умении выслужиться, а в лучшем случае – показать фигу в кармане, но так, чтобы ее не заметили. Когда из архивов извлекается очередной номер старой советской газеты, мы видим, как под очередным коллективным письмом с призывом расстрелять в 30-е годы и посадить в 70-е находятся подписи тех, кого в СССР привыкли считать моральными авторитетами – но не по количеству подписанных писем и доносам, а по количеству того, что удалось не подписать. Новая советская поэзия, некий Маяковский или Багрицкий – гимн человеконенавистничества и неумелые попытки «старых поэтов» написать что-нибудь о Сталине и партии. Горький воспевает ГУЛАГ. В конце существования режима на смену кондовому большевизму приходит старый привычный шовинизм. Кого и от чего могла удержать такая культура, если она создавалась в стране победителей в гражданской войне, шариковой республике, большой ДНР?

Важно:  Племя палачей

Может спросить, чем в таком случае Украина отличается от России, почему у нас иначе? Это не так сложно объяснить. Во-первых, и до революции связь украинского народа и Церкви не была такой, как связь Церкви и россиян – здесь не было реформ патриарха Никона, который по требованию Константинополя должен был менять старый русский обряд по греческому образцу, который всегда был в Украине. С одной стороны, это, конечно, способствовало русификации, а с другой же позволяло сохранить понимание, что Бог – не о свече и лобызании икон, но и о заповедях. К тому же сохранение связи способствовало и сохранению системы церковно-приходских школ. Украинские крестьяне имели в своих домах «Кобзарь», потому что они его читали. А что читали неграмотные русские крестьяне?

Во-вторых, российские большевики победили в своей собственной стране, а вот Украину (как Беларусь, Грузию, Азербайджан, Армению) они оккупировали. Украина была страной проигравших, а не страной победителей. Да, и в нашей стране убивали и запугивали. И все же количество тех, кто хранил в себе понимание, что живет в захваченном государстве, было несравненно больше, чем в России. Для россиян, кто остался в Советском Союзе, он и стал Россией – потому что другой России у них не было и нет. А в Украине всегда были люди, которые понимали, что Советский Союз – не Украина, а государство, которое настоящую Украину захватило и поглотило.

В-третьих, об этом мало кто думает – система образования. Большевики даже после оккупации Украины не имели практически ни одной опоры не только в деревне, но и в городах. Для победы им нужно было вступить в коалицию с двумя национальными коммунистическими партиями – борьбыстами и еврейской компартией, чьи боевые отряды не уступали Красной армии, а влияние на массы было несоизмеримо больше, чем у большевиков. Да, большевики поглотили обе эти партии, затем расстреляли их лидеров и активистов. Однако за время сосуществования бывшие лидеры борцов смогли сформировать в УССР систему образования, которая отличалась от системы образования в других союзных республиках присутствием не только украинских школ, но и обязательным и объемным преподавание украинского языка и литературы в программах русских школ.

Важно:  Всё новое – хорошо забытое старое. Как россияне устраивают новый голод

В-четвертых, Сталин присоединил к советской Украине западные земли, никогда ранее не являвшиеся частью ни Советского Союза, ни Российской империи, ни даже Великого княжества Литовского. Это, конечно же, была одна из решающих ошибок вождя: началась диффузия украинцев, сохранивших национальные ценности и никогда не являвшихся русскими рабами, с украинцами, сохранившими свое национальное самосознание в условиях русского и советского рабства. А к советской России Сталин присоединил Туву, родину Сергея Шойгу.

В крах Советского Союза Украина казалась важной и неотъемлемой частью «страны победителей», а советские украинцы могли выглядеть для внешнего наблюдателя такими же шариковыми-победителями, как и сами россияне. Но в том-то и дело, что в стране победителей украинцы были побеждены, которые приспосабливались к империи, но имели альтернативу в виде собственного завоеванного и опозоренного государства – и, что самое важное, цивилизационного пространства. И как только Советский Союз распался, началось естественное отторжение проигравших от победителей. Украинцам удалось вернуть себе, что россияне отобрали у них после замены Украинского государства Советской Украиной. Удалось – многим в это хотелось наивно верить – без войны.

Но «победители» снова вернулись за своей победой. Не могли не возвратиться. И уничтоженная ими же русская культура и нравственность останавливает их примерно так, как сто лет назад – то есть никак. Все те же зверства, мародерства, та же несусветная глупость, что и в годы вторжения в Украину армий Муравьева или Буденного. Путинский террор ничем не отличается от ленинского. Да и демагогия шовинистов вождя – от демагогии вождя большевиков. И когда Путин говорит, что это Ленин создал Украину, он действительно имеет в виду совсем другое. Это Ленин завоевал Украину – и не вам, проигравшим, решать, как вам жить и сносить ли памятники тиранам.

Важно:  Россия выбесила своих австрийских друзей. В Вене готовы забрать хранилища Газпрома

Отличие только в воле украинцев и поддержке цивилизованного мира. Украинцы больше не хотят жить в стране проигравших. Но наша страна победителей будет не страной, в которой мерзавцы победили в гражданской войне тех, кто хотел жить по-человечески. Наша страна победителей станет страной победивших в борьбе за свободу и национальную независимость.

И этим наша страна победителей будет отличаться от соседней страны проигравших. Если в твоей собственной стране уже более ста лет торжествует зло, то, конечно же, ты никакой не победитель.

Виталий Портников, Zbruc
Поделитесь.

Оставьте комментарий

WP2Social Auto Publish Powered By : XYZScripts.com