Цель России – геноцид в Украине. Путин пытается уничтожить всех украинцев Когда я слушал крымскую речь Путина в 2014 году, то четко сознавал, что нас ждет. С точки зрения направлений боевых действий, а не идеологических диверсий.

 

2014 у Путина и его окружения были мнения, что они смогут вернуть себе Украину политически. Что они имеют дело с населением, огромная часть которого еще в 2010 голосовала за Януковича. Это население можно использовать, чтобы оно согласилось с диверсионными планами, которые можно будет завоевать Украину малой кровью. Фактически так, как это сначала происходило с Донецкой и Луганской областями, где агентура была в местных властях, среди части бизнеса, в силовых структурах. И не нужно было ни с кем воевать.

На встречу в Париже в формате Нормандской четверки Путин соглашался вовсе не для того, чтобы о чем-то договориться с Владимиром Зеленским. И не потому что ему вообще нужен был Нормандский формат. И не потому, что он собирался выводить войска с Донбасса и решать вопросы, связанные с будущим Украинской государственности и восстановлением нашей территориальной целостности. Это все бессмысленные надежды. О каком вообще восстановлении территориальной целостности может идти речь, когда Путин четко говорит, что вопрос Крыма закрыт.

Владимир Зеленский думал, что сможет что-нибудь объяснить Путину, что тот хочет закончить войну, сохранить лицо, что ему нужно отказаться от западных санкций. Это было призрачное видение намерений российского президента. А президент России, как вы знаете, думал просто о капитуляции Зеленского.

Путин избрал другую тактику, сработавшую 24 февраля 2022 года. Если не удается принудить украинское руководство к капитуляции, нужно уничтожить саму Украину. И это тоже то, о чем я говорил годами, когда многие спрашивали, как Украина может восстановить свою территориальную целостность, и как Россия может не понимать, что она должна отдать Украине Крым, потому что иначе она никогда не будет страной с четко очерченными границами. а всегда будет страной, нарушившей международное право.

Но россияне могут давать ответ на этот вопрос совсем иначе, чем мы думаем. Иначе – если не будет Украины – не будет проблемы Крыма. Зачем думать, как решить проблему Крыма, когда можно думать, как решить проблему Украины? Если не будет украинской государственности, или если в Киеве будет марионеточное правительство. Если бы такое правительство было во главе Украины, то совершенно очевидно: они могут сделать все возможное, чтобы это правительство согласилось с российским статусом Крыма, а может и не только Крыма. Потому что в то же время Путин в своем обращении, в котором он обосновывал необходимость нападения на Украину, говорил о том, что все народы Украины должны получить право на самоопределение. И это тоже такое зеркало: какие народы Украины? В Украине один народ, который составляет подавляющее большинство населения страны – украинский народ, и есть национальные меньшинства.

Важно:  Битва за урожай, или Ресурсные двигатели войны

Мог ли я предвидеть разрушение Харькова и Мариуполя? Нет, не мог. Я всегда считал, что Путин выходит из политической программы создания Новороссии. Поэтому должно быть очень осторожным в отношении населения регионов, которые он хотел бы включить в Новороссию. Потому что это население должно на ее территории жить после того, как Путин победит в войне. Я всегда помнил о путинской формуле – присоединяйтесь к нам по областям. Зачем тогда в этой ситуации бомбить Харьков, Мариуполь? Я думаю, что это совершенно беспомощная идея, это противоречит самой логике русской меры. Да, я говорил, что когда первая бомба упадет на Киев, русский мир разрушится сам собой. Миф о нем разрушится. Но я не думал, что он будет так рушиться. Я до сих пор считаю, что это абсолютный именно с точки зрения интересов Путина идиотизм.

Но с другой стороны, россияне так воевали в Алеппо, в Грозном. В принципе, я должен думать, что Россия – это территориальная империя, для которой никогда никакого значения не имело население. Россия сражается за территорию, а не за граждан. Граждан может уничтожить, выгнать, запугать. На территории, очищенные от нелояльных или потенциально нелояльных граждан, можно заселить более лояльное население. Это логика Средневековья. В чем была моя ошибка, когда не предусматривал таких ужасов и зверств – логика Средневековья не работает в современном мире.

Я писал один текст в начале этой войны, но он был скорее предсказанием, чем констатацией. Но оказалось, что он был пророческим. Рассказывал, что во времена, когда католический мир боролся с так называемой ересью катаров на территории современной Франции, там был известный случай. Когда вооруженные силы, созданные для того, чтобы покончить с этой ересью, вошли в один из маленьких городков, Бизье, который с тех пор получил то символическое значение, которое для нас теперь имеет Буча, то командующий этими силами, созданными с большой поддержкой папского престола, подошел к папскому легату, и спросил, как ему понять, кто католик, а кто еретик? Так как представителей секты катаров было не так уж много среди местного населения, это не было большинство населения региона, а только меньшинство. Он сказал: убивайте всех, Господь разберется. Вот это логика Средневековья.

Важно:  Австралия передаст Украине ещё партию бронетехники

В Харькове, Мариуполе мы видим то же – бомбардировку, тотальное истребление населения. Мы увидели это и в Киевской области. Зачем они всех этих людей убивали? Чем мешало гражданское население? Когда мои коллеги начали публиковать информацию о том, что в Буче уничтожили все мужское население, я поначалу не поверил, потом оказалось, что они вообще уничтожили всех, кого видели. Но после нескольких часов я понял, что произошло: они не собирались выходить с Киевщины. Когда они заходили и все это делали, они были уверены, что действуют в Киевской области Российской Федерации. Кстати, в Киеве могло бы быть то же, что в Буче, только в более гигантских масштабах. Это только объяснялось бы уличными боями и тем, что националисты уничтожают людей.

Я понял, что Путин вернулся к логике первых времен существования Москвы, логики, которая всегда была очень лживой, но на ней строилась Московская государственность. Я всегда привожу один исторический пример, который очень красноречив и которого нет в исторических учебниках. Москва ликвидировала Великое Рязанское княжество, но через несколько лет рязанцы вышли на улицы, восстали, просили вернуть им собственного князя. Они не чувствовали себя жителями своей страны. Они видели, что Москва относится к ним как к колонии. Что делает Москва? Она, конечно, подавляет это восстание. Но она переселяет всех рязанцев на московские земли, а рязанские земли населяет москвичами. Большая часть этого рязанского населения никуда не была переселена, а была просто уничтожена. А те, кого переселяли, очевидно, оказались не в лучших условиях. И это важный момент.

Мы имеем дело не просто с агрессивным государством, даже не с террористической организацией, потому что даже у них есть представления о последствиях своих действий. Мы имеем дело с людьми, оказавшимися в глухом средневековом прошлом. Это просто некий сюрреалистический сюжет, как Россия провалилась в средние века, а мы с вами остались в современности. И они нас из своей выгребной ямы пытаются достать с помощью современного оружия. Что, как вы думаете, сделали московские князья, если бы у них были баллистические ракеты или танки с самолетами. Они сожгли бы все, что можно было бы сжечь вокруг Москвы, и сказали бы, что так и должно быть.

Важно:  Севастопольский гамбит россиян: от Змеиного до Цхинвали

И мы видим ужас, сопровождающий нас всю жизнь. Потому что мы никогда не забудем, что произошло в Буче, Ирпене, других украинских городах. Я должен вам сказать, что когда украинские вооруженные силы будут освобождать один город за другим, повсюду будут перед нами открываться эти страшные картины преступлений и пыток.

Кто-то говорил, что это не были приказы, что это был эксцесс исполнения. Я уверен, что это был приказ, что это стратегия очищения от нелояльного населения. Так люди в 30-е годы не могли поверить, что Голодомор – это приказ. Они считали, что это эксцесс нерадивой большевистской экономической политики. Ну, зачем такое наказывать, тем более в Украине, которая переживала реальный голод в 20-е годы? Каков в этом политический смысл? Зачем уничтожать население, которое политически не является к тебе оппозиционным, вообще не живет в политике?

Тогда и сейчас была логика. Просто уничтожение украинцев. Многие этого не могут осознать. Если есть украинец, значит, будет проблема Украины, каким бы этот украинец не был лояльным к тебе. Этого, кстати, не могут понять украинцы, которые думают, что могут договориться с Москвой. Нет! Если мы хотим, чтобы Украина не существовала – это проблема не территории Украины, это проблема населения Украины. Именно поэтому я настаиваю и буду настаивать, что мы имеем дело с геноцидом. Что мы в 30-е годы имели дело с геноцидом, и сейчас имеем дело с геноцидом.

В их средневековой парадигме их извечный враг – это украинская деревня. То же село, в котором, мы знаем, по нашей собственной мифологии, в домах был «Кобзарь» Шевченко. Вот если бы Путин был тогда, то его архаровцы ходили бы по каждому дому, где бы видели «Кобзарь» Шевченко – там бы расстреливали. Это сущность этой трагедии, которую мы переживаем. Надо понимать, с какой опасностью мы столкнулись. Это не просто опасность уничтожения государственности или превращения государственности в сателлит России. Нет! Это опасность физического уничтожения украинского народа.

Еще 24 февраля 2022 года я думал, что это может быть игра на уничтожение Украинского государства или превращение его в сателлит. Нет, внимательнее прислушался к тому, что Путин говорил о самоопределении народов Украины – и понял, что речь идет не об этом. Не о сателлите, – о геноциде.

Виталий Портников, "Эспрессо.TV"
Поделитесь.

Оставьте комментарий

WP2Social Auto Publish Powered By : XYZScripts.com