Принудительный вывоз украинцев в Россию: перспектива новой Катыни и вирус украинства Какие задачи решает Кремль, насильственно депортируя гражданское население с оккупированных территорий Украины и что он получит в итоге.

 

По состоянию на 25 марта российские СМИ признают депортацию 406 тысяч жителей Донецкой и Луганской областей. Но общая численность украинцев, насильственно угнанных в Россию, вероятно, значительно больше. Среди них более 90 тысяч детей, во многих случаях, разлученных с родителями.

Абсолютное большинство депортированных вывезены насильственно, против их воли, под прямой угрозой оружием. Коллаборанты, сотрудничавшие российскими с оккупантами, и уехавшие в Россию добровольно, опасаясь возмездия за измену, составляют, ориентировочно, не более 5%.

Фильтрация между рабством и смертью

Для приема гражданских пленных, — а это именно пленные, в ряде мест: в Докучаевске на оккупированной части Донбасса, в окрестностях Таганрога, и, по-видимому, также и в ряде других, о которых мы еще не знаем, еще до начала 24.02 новой фазы войны (напомню, что война, как таковая, идет с 2014 года) были организованы фильтрационные концлагеря. В них, в настоящее время, и осуществляется первоначальная фильтрация украинского контингента.

Техническое обустройство концлагерей, и организация логистики, необходимой для эффективной депортации украинцев, происходили и происходят при активном соучастии Международного комитета Красного Креста (МККК), который возглавляет швейцарец Петер Мауэр, на днях посетивший Россию и встречавшийся с Сергеем Лавровым. При этом, МККК категорически отказывается сотрудничать с Украиной.

Действия России, в которых соучаствует МККК, грубо нарушают целый ряд основополагающих международных законов: Женевскую конвенцию об охране жертв войны 1949 г; Гаагскую конвенцио о законах и обычаях сухопутной войны; Конвенцию «Права человека и основные свободы»; Всеобщую декларацию прав человека, Конвенцию ООН о правах ребенка; Европейскую Конвенцию об осуществлении прав детей и целый ряд других.

О роли МККК в этой истории следует сказать особо. Готовность швейцарского Красного креста сотрудничать с российскими военными преступниками перестает удивлять сразу после подробного знакомства с историей вопроса. Так, в годы Второй Мировой войны функционеры МККК предпочитали не замечать Холокоста. Только в 2006 году, приоткрыв свой секретный архив, МККК официально признал политику того периода «полным провалом». Но это было не раскаяние, а лишь попытка заболтать неприятную правду. В действительности, речь шла не об упущениях или невольных ошибках, а о сознательном извлечении выгоды из сложившейся в Европе ситуации. Макс Хубер, президент МККК с 1928 по 1944 годы, был также главой совета директоров компании «Oerlikon» (1921-44 гг.) и концерна «Aluminium Industrie SA» (1929-41 гг.), наживавшихся на подрядах из Германии. Впрочем, и с уходом Хубера ничего не изменилось: в 1945-51 годах МККК, действуя в связке с Ватиканом, сыграл ключевую роль в снабжении беглых нацистских преступников новыми документами, которые был в то время уполномочен выдавать от своего имени.

В 1967-70 гг, в ходе гражданской войны в Нигерии, МККК был уличен в обслуживании интересов швейцарского концерна «Bührle», занимавшегося поставками вооружений в Нигерию в нарушение всех существующих запретов. Это стало одним из самых громких скандалов в истории Красного креста: времена изменились, и увести все в тень, засекретив документы, как это было проделано после 2МВ, у его верхушки уже не было возможности. Впрочем, никаких реальных последствий для МККК скандал не возымел.

Важно:  «Имущество вывозят на «Камазах», насилуют даже девочек 11 лет». Исповедь жителей оккупированного Херсона

Таким образом, нынешнее соучастие МККК в российских военных преступлениях продолжает давнюю традицию, и имеет, по-видимому, вполне прозаичные причины, связанные с интересами швейцарского бизнеса. Несомненно, эти причины всплывут на свет уже в ближайшем будущем.

Фильтрация в российских концлагерях включает в себя три этапа. На первом из них происходит изучение документов и телефонных контактов каждого заключенного. Документы и телефоны изымаются уже при погрузке в транспорт для отправки в лагерь, в самом начале депортации. Взамен депортируемому выдается идентификационная карта с номером.

На втором этапе, на основании первого, работники ФСБ проводят подробный опрос каждого заключенного, выявляя его связи и сопоставляя показания, полученные от разных лиц. По результатам опроса выносится заключение о благонадежности, либо неблагонадежности. Особое внимание уделяется выявлению участников АТО, военных, сотрудников правоохранительных органов, а также членов их семей. Впрочем, для признания неблагонадежным достаточно и простой активности в соцсетях, свидетельствующей о проукраинских взглядах.

Тех, кто успешно прошел собеседование, осматривают социальные работники и врачи, на предмет оценки состояния их здоровья, и пригодности к тяжелому труду.

Обо всем этом стало известно из звонков украинцев, сумевших нелегально пронести в лагерь мобильные телефоны, и воспользоваться ими. Какая-либо информация о дальнейшей судьбе тех, кто был признан неблагонадежными, либо не прошел медицинского осмотра, в настоящее время полностью отсутствует. Неизвестно даже, живы ли они. Между тем, имеются все основания всерьез опасаться за их жизнь. Кремль, косплеящий и Гитлера, и Сталина одновременно, вполне способен отдать приказ об их уничтожении, организовав на оккупированной территории Донбасса аналог Катыни, с тем, чтобы в будущем, при обнаружении массовых захоронений списать их на «зверства ВСУ» — ровно так же, как казнь польских военнопленных была списана на гитлеровскую Германию. На фоне многократных заявлений штатных московских пропагандистов и депутатов ГД РФ о том, что «все нацисты (то есть, украинские патриоты) должны быть физически уничтожены», такой сценарий представляется более чем вероятным.

Всех украинцев, обоего пола, признанных благонадежными и достаточно здоровыми для рабочего использования, направляют на принудительное поселение в депрессивные районы за Уралом — вплоть до Сахалина, с временными документами, и с запретом на выезд из мест поселения в течении двух лет. Во всех случаях на украрбайтеров оказывают сильнейшее давление, требуя подписать заявления с просьбой предоставить им российское гражданство. Тем, у кого такое согласие будет вырвано, возвращение из России станет практически невозможным.

Важно:  Цинковый Шойгу

Какие задачи решает сейчас Москва?

Все это очень похоже на принудительную отправку остарбайтеров из оккупированной Украины в Германию, в годы 2МВ. Впрочем, было бы нечестно и несправедливо проводить такие параллели с одной только гитлеровской Германией. В 1941 году Украина была оккупирована наступающей германской армией из-под советской, а по сути, из-под российской оккупации, осуществленной поэтапно, в период 1918-21 и 1939 годов. И советские, и германские оккупанты практиковали одни и те же методы по вывозу украинцев в Россию и Германию, где им отводилась роль бесправных рабов. Однако советские депортационные преступления имели значительно больший масштаб и продолжительность во времени, по сравнению с германскими, отличались несравнимо большей жестокостью и повлекли за собой значительно большие человеческие жертвы. Таким образом, как уже было сказано, путинский режим наследует и гитлеровскому, и сталинскому одновременно.

Непосредственные цели Москвы в этой операции вполне очевидны. Во-первых, она нуждается в дешевой и бесправной рабочей силе, по сути, в рабах, роль которых отводится пленным украинцам. Во-вторых, из депортированных, находящихся в полной власти российских властей, и сломленных, как морально, так и физически, легко получить на камеру любые заявления о «спасительной» роли русских оккупантов и о «зверствах» ВСУ и «укронацистов», которые затем можно использовать в пропагандистских целях. Именно это сейчас и происходит.

Наконец, в-третьих, Москва прячет таким образом свидетелей собственных преступлений, которые, в противном случае, могли бы дать правдивые показания о реальных обстоятельствах своего пленения.

Ближайшие и отдаленные последствия

Хотя в ближней перспективе Россия и получает ряд очевидных выгод от захвата украинских рабов (давайте назовем вещи своими именами — речь идет именно о работорговле), в более отдаленной это грозит Москве весьма неприятными последствиями.

Во-первых, какое-то число депортированных все-таки сможет бежать из России, и рассказать правду об обстоятельствах их пленения и вывоза.

А, во-вторых, оставшиеся в России украинские ссыльнопоселенцы станут заражать свое окружение «украинским вирусом» — вирусом внутренней свободы, ненависти к московской власти, и правды о происходящем в Украине.

Война с Россией, при всей ее трагичности для отдельных людей, стала подарком для украинского нацбилдинга. Только благодаря ей мы дошли до сегодняшней степени сплочения и ненависти к оккупантам.

Оказавшись же в России даже бывшие почитатели московского режима, которым он представлялся в розовом цвете при взгляде издалека, будут сначала шокированы, затем разочарованы, напуганы, придут в отчаяние от отсутствия перспектив — и, наконец, преисполняться гнева и ненависти. Этот путь уже прошли многие жители аннексированного Крыма, включая и тех, кто в 2014 году ждал прихода русских оккупантов.

Единственными источниками света в непроглядной российской тьме для украинских пленников станут рассказы о героях национального сопротивления, сражающихся с московскими захватчиками. Эти рассказы быстро примут мифологические формы, отчего разгорятся еще ярче. Такие мифы о другой жизни — яркой, свободной, содержательной, наполненной гражданской и человеческой солидарностью, и, главное, непохожей на прозябание в русском Тартаре/Лимбе/Мордоре породят идеологию, которая привлечет к себе новых последователей и будет пусть и медленно, но верно разъедать Россию изнутри.На фоне нарастания экономических трудностей это послужит дополнительным фактором, способствующим дестабилизации российской периферии.

Важно:  Теперь стало понятно, почему Путин не может признать поражение

Но Кремль, в настоящее время, не заморачивается долгосрочным планированием (впрочем, он им не заморачивался никогда). В условиях провала блицкрига и тяжелых санкций Путин делает ставку сделана на более или менее быструю победу над Украиной любой ценой, не считаясь ни с какими жертвами, и не останавливаясь ни перед какими любыми преступлениями.

В Кремле понимаю, что альтернативой такой победы является международный трибунал над всей российской верхушкой, и уже сегодня запугивают россиян коллективной ответственностью за совершенные Кремлем преступления. Вместе с тем, в Кремле не без оснований рассчитывают на то, что, в случае, если Украину удастся принудить к капитуляции, нанеся ей урон, при котором она не сможет продолжать сопротивление, в Европе начнет сказываться санкционная усталость. Эта усталость, собственно, сказывается уже сегодня, но продолжающееся украинское сопротивление связывает руки сторонникам прагматично-меркельтильной Realpolitik. Если же Украина будет сломлена и изъята с политической карты, путем ее раздробления, и принуждения оставшейся части, превращенной к «европейское Сомали» к миру на условиях Москвы, Запад, или, по меньшей мере, ЕС, с большой долей вероятности предпочтет если не полностью забыть об этом неприятном эпизоде, то, по меньшей мере, смягчит, а то и вовсе снимет санкционный пресс. В конце концов, тот же Запад полвека не признавал аннексию стран Балтии, но это не помешало ему основательно подсесть на российскую нефтегазовую иглу.

P.S. Как сообщила вице-премьер Украины Ирина Верещук, в плену у россиян сейчас находятся 14 представителей украинских местных властей — мэров захваченных городов, их заместителей и депутатов. Данные заведомо неполные: россияне не дают достоверной информации, а МККК отказывается помочь в розыске удерживаемых мэров и депутатов, мотивируя тем, что они не являются военнопленными.
По словам Верещук, российская сторона, в лице уполономоченной по правам человека в РФ Татьяны Москальковой, требует «паритетных обменов», например, 10 военнопленных на 10 военнопленных. У украинской стороны не на кого обменять захваченных мэров по такой схеме.

Фактически россияне просто тянут время, пытаясь угрозами и пытками склонить захваченных мэров и депутатов к сотрудничеству.

По словам Верещук, помимо мэров россияне захватили значительное число гражданских активистов, волонтеров и журналистов. Судьба большинства их них в настоящее время неизвестна.

Сергей Ильченко, Newssky
Поделитесь.

Оставьте комментарий

WP2Social Auto Publish Powered By : XYZScripts.com