Измена или честь? Как русский срочник плавно превращается в контрактника В России начался весенний призыв. Обычное дело, скажете вы. Но, почему-то, множество призывников и их матерей сильно заволновалось.

 

Да, министр Шойгу отдельно сообщил, что мужчины, отправленные на срочную военную службу весной этого года, не будут участвовать в «спецоперации». Но мы же знаем, как это работает. Если профильный министр вдруг сообщает, что, скажем, с сахаром, или, например, с капустой, в стране все в порядке — завтра этих сахара с капустой в магазинах уже не будет.

К тому же, факт участия таких 18-летних мужчин в «спецоперации» уже не отрицает даже МО РФ. Но утверждая, что, конечно-же, почти все эти люди подписали контракт. А срочники — это так, ошибочка вышла.

И ведь с контрактами история несколько мутная. В нормальной ситуации — это дело исключительно добровольное, а сам процесс перевода срочника на контракт, сбор документов и т.д. занимает от месяца до четырех.

А по словам матерей многих солдат, отправленных в Украину, там все произошло в один день. По данным «Союза комитетов солдатских матерей», в некоторых воинских частях у срочников попросту собрали военные билеты и вернули уже с штампами контрактной службы. Да, командиры этих частей превысили полномочия, нарушили закон. Но разбираться с этим будете потом, когда «это» уже закончится.

Принуждают к подписанию контракта в основном через военно-патриотические лозунги, долг, честь, мужское достоинство и так далее. На неокрепший ум молодого парня это иногда действует. Если нет — идут угрозы: «измена Родине», невыполнение воинского долга. Но на самом деле это циничное вранье.

Это отлично понимают контрактники с опытом. Например, ОМОНовцы из Краснодара, которые 25 февраля отказались покидать Крым и вступать в боевые действия на территории Украины. Взрослые дядьки отлично поняли значение «спецоперации» и все возможные для себя последствия.

Важно:  Собянин ударит электрическим "Москвичом" по "Тесле"

Вы думаете, они попали под трибунал? Нет, их просто уволили. Более того, ОМОНовцы имели наглость обратиться в правозащитную организацию и будут через суд оспаривать свое увольнение. Их адвокат, Михаил Беньяш, с тех пор получил сотни запросов от контрактников со всей России, также не желающих участвовать в боевых действиях.

И это неотъемлемое право любого солдата РФ — не убивать, не быть убитым. Если кто-то думает, что в текущий момент отказ ехать в Украину это преступление — то он ошибается. Только в период военного положения. А Россия никогда не назовет свою «специальную операцию» войной. Даже вооруженным конфликтом не назовет. Потому что — вопрос: «а кто начал конфликт?» Потому что — статья 353 УК РФ: «Планирование, подготовка, развязывание или ведение агрессивной войны». До 12 лет организатору.

Никита Коржов, политический обозреватель
Поделитесь.

Оставьте комментарий

WP2Social Auto Publish Powered By : XYZScripts.com