Истинная цена российского газа Многочисленные попытки Германии договориться с Путиным провалились, а газовый бизнес лишь помог Кремлю в финансировании своей ревизионистской политики

 

Когда читаешь заявления, опубликованные Байденом и Путиным после видеосаммита, складывается впечатление, что сближения между ними не наметилось. Оба президента в течение двух часов излагали друг другу свои различные взгляды на проблему Украины и расширение НАТО на восток. При этом Байден продемонстрировал решимость пойти на жесткие меры по отношению к Москве.

На данном этапе конфликта это — важный сигнал, который поможет Путину избежать ложных ожиданий. В отличие от прошлых кризисов, которые он не только провоцировал, но и использовал в своих целях, на этот раз ему не следует рассчитывать на бездействие Запада. Нет и эффекта неожиданности, который сыграл Путину на руку в конфликтах с Грузией и Украиной и во время войны в Сирии. То, что сейчас делает Байден, — это классическая политика сдерживания, даже если речь и идет преимущественно об экономических угрозах.

Чего добился Путин на переговорах с Байденом

И все же Путин завершил беседу не безрезультатно. Теперь он может записать на свой счет небольшой дипломатический успех: наконец-то ему удалось провести прямые переговоры с Америкой по вопросу Украины. А Берлин и Париж, которые со времен Обамы руководили переговорным процессом от лица Запада, на этот раз оказались за бортом.

Байден проинформировал своих европейских партнеров об итогах разговора уже после его завершения, «нормандский формат» отступил на второй план. Для Европы в этом мало хорошего, ведь вопросами нашей безопасности снова занимаются третьи страны. Что касается Путина, то он может быть доволен, ведь такой исход льстит его самолюбию. Однако ему будет тяжелее иметь дело с Байденом, чем с Меркель и Макроном.

С военной точки зрения переговоры Путина и Байдена положения не изменили: оно остается напряженным. Между тем вся эта ситуация — пока только теоретический кризис, который по большей части основан на (не подлежащей проверке) информации спецслужб. Тот факт, что российские войска сейчас сконцентрированы на границе с Украиной, не оспаривают даже в России. Однако является ли это подготовкой к нападению, да еще на всю территорию Украины, сказать трудно, по крайней мере с позиции интересующейся этой темой общественности.

Важно:  "Эффект домино". Операция против Украины – только первый шаг

Усиление восточного рубежа НАТО

Ясно одно: масштабное военное вторжение в соседнее государство превзошло бы все предыдущие гусарские выходки Путина. С военной точки зрения он столкнулся бы с гораздо более сильной украинской армией, чем в 2014 году. Это была бы уже не гибридная операция с «зелеными человечками», а полноценная война, которая привела бы к ощутимым потерям и для российской стороны. Санкции Запада уже существенно ослабили экономику России, однако теперь Путин рискует потерять и доступ к международным платежным системам. При этом в первую очередь он добьется именно того, что пытается предотвратить уже много лет: усиления восточного рубежа НАТО.

Поскольку речь идет о применении жесткой военной силы, это далеко от «ориентированного на ценности» «многополярного» мира, создания которого добивается и новое правительство Германии. Ведь Путин хочет получить право распоряжаться политическими и экономическими интересами Восточной Европы. Он отказывает украинцам и другим народам, которым «посчастливилось» проживать на постсоветском пространстве, в праве самостоятельно распоряжаться своей судьбой.

Приверженному ценностям свободы Западу уже из принципа нельзя потакать такого рода геополитическим махинациям. Ведь мы не заинтересованы в том, чтобы лагерь противников либерализма, активно противостоящий нашей общественной модели, расширялся в Европе. Со стратегической точки зрения также было бы неразумно полагать, что Путин удовлетворится, подчинив себе Украину.

«Северный поток — 2» и газовый бизнес Путина

Влияние Советского Союза, об утрате которого так сожалеет Путин, распространялось вплоть до «фульдского коридора» (территория в федеральной земле Гессен на линии размежевания между советскими и американскими оккупационными зонами. — Ред.). Список стран, на которые он хотел бы оказывать влияние, — довольно длинный, особенно в Европе.

Многочисленные попытки Германии как-то договориться с Путиным провалились. Импорт газа должен был обеспечить привязку России (к Европе. — Ред.), взаимная зависимость — оказать умиротворяющий эффект. Но этого не произошло, а газовый бизнес Путина, напротив, помог ему в финансировании своей ревизионистской политики.

Важно:  Я твой дом труба шатал. Как Чечня разваливает Россию

Именно поэтому «Северный поток — 2» — большое заблуждение. Предположительно в ближайшие годы потребность ЕС в газе не увеличится, однако собственное производство сократится. Россия хочет поставлять существенную часть необходимого импорта, газопровод «Северный поток — 2» был бы самым современным и самым выгодным решением. Но за кажущийся таким дешевым российский газ Германия и другие европейские страны на самом деле платят высокую цену. Ведь им приходится налагать санкции и готовиться к тому, чтобы помешать своему поставщику совершить очередной завоевательный поход на Запад.

Николас Буссе, обозреватель FAZ (перевод Deutsche Welle)
Поделитесь.

Оставьте комментарий

WP2Social Auto Publish Powered By : XYZScripts.com