Колхозник без колхоза. Как Лукашенко сопли ко Киселёву размазывал Александр Лукашенко не признавал украинский Крым частью России

 

Самопровозглашённый президент Беларуси Александр Лукашенко во вторник, 30 ноября, принимал у себя дитя кремлёвского радиоактивного пепла — заметно состарившегося, одутловатого Дмитрия Киселева.

Примечательно, что на прошлой неделе у Лукашенко был пренеприятнейший разговор с другим журналистом — Стивеном Розенбергом из BBC. Господин Розенберг, честь ему и хвала, заставил белорусского правителя изрядно попотеть и несколько раз сорваться, задавая очень острые вопросы, столь непривычные для Лукашенко, давно оскопившего белорусскую журналистику. Не всю — а тех, кто остался в стране жрать из барского корыта.

Разница между двумя интервью — Киселеву и Розенбергу — разительная. Если в разговоре с британским журналистом Лукашенко вел себя как последний хам и африканский диктатор, то перед верным глашатаем Кремля едва ли не лебезил.

Однако несмотря на это, с британцем Лукашенко, как ни странно, был куда честнее, нежели с Киселёвым. Автократ не скрывал перед Розенбергом свою ненависть к Штатами, Европе, Великобритании, а вот Киселёва, и через него — Путина и россиян, фактически напоил отменным суррогатом. И они пили, да причмокивали.

Имеют право, если так рассудить. Ведь ушлый Лукашенко вот уже сколько лет морочил плешивые кремлёвские головы, ждавших от него выражения благодарности за нефть, газ и кредиты в виде признания Крыма частью России.

Белорусский феномен изворачивался как мог, но вот он уже шкварчит на раскалённой сковородке и вроде как должен уже сдаться.

К неописуемому восторгу россиян он это делает. Ну, или по крайней мере умело имитирует, заявляя Киселёву следующее: «Крым де-факто, я тогда еще сказал, – это российский Крым. После референдума и де-юре Крым стал российским…».

Вот оно — заветное и долгожданное «де—юре Крым стал российским».

Важно:  Очень приятно, ЦАР. Как Кремль берёт Токаева в гибридные тиски

Но. Следите за руками, ведь пассажи очень витиеватые. Лукашенко так и не сказал, когда Минск формализует его заявление в интервью российскому пропагандисту: ни в виде документа, ни в виде хотя бы официального визита на оккупированный полуостров.

Вместо этого диктатор блестяще окунул улыбающегося Киселёва в море сентиментальности своим душещипательным рассказом о том, как он впервые побывал на море — и это было Черное море в Крыму. Как он выразился, в «его Крыму» тоже.

Да и сам по себе визит, если он когда-нибудь состоится, не подменяет собой официальную декларацию Беларуси. При этом Лукашенко ещё и условия выдвигает: приеду, мол, только вместе с Путиным и хватит с вас: «Какие еще могут быть признания?».

Документальные, господин автократ.

Поэтому-то геополитическая ценность заявления Лукашенко о Крыме предельно низкая, едва ли не нулевая. Оно, «признание» (Крыма российским, как утверждает роспроп) имеет значение лишь для России, «работает» лишь в России. Ну, также для плывущих в фарватере Путина непризнанных государственных образований.

Ну, серьезно, кто сейчас Лукашенко? Как бы он не пыжился в интервью Розенбергу, но Лукашенко — белорусский Иди Амин. Тоже, как и угандийский президент-каннибал (по слухам) по факту объявил войну США и Европе. Не буквально. Поскольку сегодня Путин и его усатый собрат по разуму буквальные войны не ведут. Только гибридные.

Лукашенко в глазах Европы — чуть более, чем никто. Да, его присутствие замечают и более того считают опасным, но в политическом отношении он для Запада — не президент Беларуси, а человек, чьи церберы захватили власть в стране.

Колхозник без колхоза — там давно всем заправляют гости из «столицы». Чемодан без ручки — почти ничем уже не руководит.

Важно:  Вперёд, вниз. Как рубль отреагировал на недавний милитаризм Москвы

Поэтому ценность признания Крыма российским и столь незначительна. Это пшик и ни о чем. И, естественно, попытка выбить из Москвы пару миллиардов, а также сбить немного давление со стороны Путина.

Второй момент. Лукашенко любит говорить. Зачастую чушь и ложь. И в данном случае его «юридические» оценки статуса Крыма — тоже просто слова.

Повторимся, до того, как позиция режима не будет зафиксирована в официальном документе, нельзя говорить о том, что Беларусь, мол, признала оккупированный Крым российской территорией. И даже если соответствующая «писулька» появится, то следующий, кто придёт к власти, если это не будет откровенная марионетка Кремля, с легкостью сможет отменить это решение.

С таким же успехом, свои документы о признании Крыма частью РФ и подписи под ним может штамповать кто угодно, сидя на табуретке в кухне под стеночкой с фотообоями с берёзками.

Понятное дело, что никто в США или ЕС, и в большинстве стран мира не одобрит потенциальный манёвр Лукашенко. Так что такого рода легитимизация преступлений Кремля ничего не стоит.

Александр Шимберев, политический обозреватель
Поделитесь.

Оставьте комментарий

WP2Social Auto Publish Powered By : XYZScripts.com