Кальмар по-кремлевски. Максим Блант – о деле Марины Раковой Уголовное дело против бывшего заместителя министра образования и теперь уже бывшего же вице-президента Сбербанка Марины Раковой разрастается

 

Саму Ракову обвиняют в хищении 50 миллионов бюджетных рублей из “Фонда новых форм развития образования” в 2019 году. Тогда Ракова ещё работала в правительстве, о чем едва ли не с радостью сообщают в Сбербанке, откуда бывшую чиновницу уволили немедленно после возбуждения уголовного дела. По этому же делу задержан ректор высшей школы социальных и экономических наук (Шанинки) Сергей Зуев. Его подозревают в хищении 21 миллиона из того же “Фонда новых форм развития образования”, с которым Ракова заключила госконтракт на реализацию проекта “Учитель будущего”. Субподрядчиком по контракту выступала Шанинка.

Методолог Пётр Щедровицкий написал на своей странице в Facebook, что Зуева забрали в СИЗО из больницы, где он лежал c гипертоническим кризом. Ещё одна деталь: помимо прочего, Сергей Зуев возглавляет Институт общественных наук Российской академии народного хозяйства и госслужбы, и в институте, как и в Сбербанке, поспешили от этого дела откреститься.

С самого начала всей этой истории – с момента обысков в головном офисе Сбербанка и исчезновения (предположительно в сторону украинской границы) Раковой – наблюдатели гадают, на кого в конечном итоге направлен этот “силовой наезд”. На главу Сбера Германа Грефа? На слишком уж независимую Шанинку, которую всё никак не могут окончательно уничтожить? На “системных либералов” в принципе? Ясно же, что дело не в каких-то “жалких” по меркам замминистра и вице-президента главного розничного “больше чем банка” страны 50 миллионах рублей.

Уже сама эта постановка вопроса является лучшей иллюстрацией того, как в путинской России все устроено. С одной стороны, государственные деньги – самый что ни на есть “токсичнный актив”. Все, кто исполняют государственные заказы, ходят под статьей и в любой момент могут лишиться всего, а потом и оказаться в местах не столь отдаленных. С другой стороны, вся система в государстве выстроена таким образом, что выжить – что в бизнесе, что на любом другом поприще – без каких бы то ни было контактов с государством практически невозможно.

Важно:  Почти половина россиян кормится из бюджета

Единственный способ хоть как-то себя обезопасить – обзавестись высоким покровителем, примкнуть к чьей-то “команде”. Свои команды есть у всех мало-мальски значимых чиновников – от премьера, и его заместителей, до министров и руководителей разных ведомств, – а также у так называемых “фигур влияния” вроде Игоря Сечина, Алексея Кудрина или того же Грефа. Этакая почти вассальная система взаимоотношений: верность в обмен на защиту и покровительство. В свою очередь “феодалы” образуют два противоборствующих придворных клана – “силовиков” и “системных либералов”, которые ведут непрерывную борьбу за лучшие “вотчины” и доступ к казне. В “смутные времена”, когда страну накрывают экономические кризисы, международные санкции или другие напасти, борьба перерастает в настоящую войну со взятием “заложников”, громкими отставками, а то и посадками.

Все это напоминает сюжет нового южнокорейского сериала “Игра в кальмара” (будь моя воля, включил бы его в обязательный курс обществоведения для старшеклассников). Там четыре с половиной сотни человек абсолютно добровольно и безо всякого принуждения соглашаются играть в игры со смертельным исходом, и всё ради висящей под потолком внушительной сферы, наполненной пачками денег. Чтобы выжить, игроки сбиваются в команды. Кто-то делает ставку на грубую силу и примыкает к откровенным уголовникам. Кто-то – на ум и изворотливость. Но и принадлежность к той или иной команде не дает никаких гарантий: в любой момент каждый может предать каждого. По ночам периодически вспыхивает резня, главная цель которой – устранить как можно больше конкурентов. При этом все вынуждены подчиняться правилам, которые устанавливает распорядитель игр, а он может остановить или, наоборот, спровоцировать бойню.

Говорить о каком-то деловом или инвестиционном климате в обществе, всё больше напоминающем фантасмагорию, довольно сложно. Тем не менее в России продолжают работать иностранные инвесторы, армия российских предпринимателей восполняет потери, а от желающих попробовать себя на госслужбе и вовсе нет отбоя. Это лишний раз доказывает, что для многих жадность сильнее инстинкта самосохранения.

Важно:  Не только происки России: в чем причина и чем грозит газовый кризис
Максим Блант, "Радио Свобода"
Поделитесь.

Оставьте комментарий