Деньги и власть. Кремль покупает лояльность избирателей и Беларуси Чем кончится экономическая интеграция России с Республикой Беларусь? Что такое суррогатные предвыборные деньги и почему российские власти нарушают свои же законы?

 

С 17 по 19 сентября состоятся «выборы «Единой России» в Государственную думу». В гонке, правда, участвуют еще несколько партий. Но нужны они исключительно для того, чтобы создать иллюзию борьбы. Некоторые представители этих партий даже получат места в парламенте и все, что к этому прилагается: кабинеты, зарплаты (себе и помощникам), возможность время от времени нажимать на кнопки для голосования и даже выступать с трибуны. Но последнее – для самых заслуженных. Или проверенных, что, собственно, одно и то же.

Заговорил я об этом не для того, чтобы бросить камень в молодую российскую демократию. Программа у меня о деньгах. Они-то меня во всем этом не слишком увлекательном процессе и интересуют. Фактическую покупку голосов – раздачу по 10–15 тысяч рублей двум третям избирателей – я подробно разбирал в прошлой программе. Но купить лояльность и обеспечить себе объяснение грядущей сокрушительной победы с точки зрения властей мало. Надо обеспечить не только процент, но и хоть какую-то явку. Причем желательно явку людей, падких на «халяву».

Продуктовые наборы на участках для голосования давали еще в советские времена. Но это детский лепет по сравнению с сегодняшним размахом. На нынешние беспроигрышные лотереи тратятся миллиарды рублей из региональных бюджетов. По крайней мере, так обстоят дела в богатых регионах. Например, в Москве:

На первый взгляд – ничего криминального. Лотерея как лотерея. Товарно-денежная, с квартирами и машинами. Есть, правда, одна деталь. Она может свидетельствовать не просто о нарушении закона о выборах в части подкупа избирателей. Но еще и о нарушении Конституции. А согласно Основному закону, единственным законным платежным средством в России является рубль. Если бы власти столицы раздавали денежные призы, вопросов бы не было – обычный подкуп. Но раздают баллы, на которые у партнеров акции можно пополнить карту «Тройка», купить лекарства, одежду, обувь, чашку кофе в кафе «Пушкин» или забить холодильник продуктами из «Магнита». И вот эти самые баллы как раз и есть не что иное, как денежный суррогат.

Важно:  "Бандит" Лукашенко и наивная Меркель: дебаты в Европарламенте о Беларуси

Понятно, что московские власти никакой Америки не открыли. У любого банка есть программа кешбэка, в рамках которой пользователям карт возвращают в виде баллов часть уплаченной этими же пользователями комиссии. Строго говоря, это тоже суррогатные деньги. Их использование избавляет людей от того, чтобы считать их своим доходом, заполнять налоговые декларации и вообще тратить свои драгоценные время и силы на полную ерунду из-за копеечной выгоды. И все бы ничего, если бы не одно прецедентное дело.

В 2014 году в деревне Колионово Егорьевского района Московской области местный фермер Михаил Шляпников взял да и заказал в ближайшей типографии собственные деньги. Назвал их «колионами» и запустил в оборот. Обменять колионы по осени можно было на картошку, яйца, молоко и прочую продукцию его хозяйства. А в 2015 году в Егорьевский городской суд поступил иск прокуратуры. В 2019 году мы снимали в Колионово одну из первых программ «Деньги на Свободе». И в этой программе Михаил всю историю рассказывает весьма красочно:

– Внезапно повестка из суда. Исковое заявление. От кого заявление? Что-то там написано – тыры-пыры, тыры-пыры… Ваши маневры угрожают финансовой системе Российской Федерации, обманывают неустановленную группу граждан, ведут еще к каким-то безобразим. Судья почитала, посмеялась. Я тоже посмеялся. Пришел прокурор и на мое удивление подтвердил, что иск остается в силе. Судья спросил – а кто потерпевшие? И терпилы: Центральный банк России, правительство, Минфин, налоговая система… Ну, она говорит – везите этих всех терпил в суд.

Всех – не всех, а представитель Центрального банка в Егорьевский городской суд приехала и иск прокуратуры поддержала. Она заявила, что введение на территории Российской Федерации других денежных единиц и выпуск денежных суррогатов запрещаются. Суд иск удовлетворил. Колионы запретили.

Важно:  Сербский газовый долг геополитическим платежом красен

Возникает вопрос. Если подмосковный фермер со своим миллионом колионов, каждый из которых свободно обменивался на десяток яиц или мешок картошки, мог подорвать основы российской финансовой системы, что говорить о московском мэре Сергее Собянине? Он под выборы раздаст москвичам денежных суррогатов на миллиарды рублей. И ничего. Просто потому, что российские законы для московских мэров и подмосковных фермеров работают по-разному. И судьи об этом прекрасно знают. Впрочем, устроено так не только в России.

В четверг, 9 сентября, в пятый раз за год Владимира Путина посетил его коллега из Республики Беларусь Александр Лукашенко. Кто-то скажет, зачастил. Приезжает «батька» к нам регулярно, как за зарплатой. Но что делать. Покупка лояльности в Союзном государстве сейчас, как говорят, «в тренде». А единственный источник денег для Лукашенко в условиях международных санкций – Россия. С кредитами на этот раз, правда, получилось не очень. Думал Александр Григорьевич увезти в Минск 3 миллиарда долларов из Евразийского фонда стабилизации и развития, главным спонсором которого является Россия. Но нет. Путин пообещал всего 640 миллионов, да и то до конца следующего года.

Но это вовсе не значит, что белорусская экономика останется без российских субсидий. Цена на газ там в следующем году будет на нынешнем уровне – 128,5 доллара за 1 тысячу кубометров. Если учесть, что в той же Европе цена 1 тысячи кубов перевалила за 700 долларов, дотация получается очень неплохая – уж точно больше миллиарда (понятное дело, не рублей). А с 2023 года у России и Беларуси будет единая энергетическая система. Проще говоря, цены на нефть, газ и электричество у партнеров по Союзному государству будут внутрироссийскими. И с точки зрения Кремля, это надежней, чем спонсировать Лукашенко «живыми» деньгами. Он свое дело сделал, получил скромный пансион и может наслаждаться – назовем ее так – интеграцией. Хотя из уст самого Александра Григорьевича на совместной с Владимиром Владимировичем пресс-конференции прозвучало и другое определение:

Важно:  Осторожно, фюрер расширяется!

– Деликатно президент России не сказал о разного рода рассуждениях, что кто-то кого-то поглотит и так далее. Должен сказать, что мы этой болезнью и не болели с президентом России. Если этим кто-то болел, можем подлечить. Я недавно сказал: мы достаточно умные люди, и если нам понадобится иметь абсолютно тесные отношения – еще мощнее, чем в унитарном государстве, мы с ним это сделаем элементарно, – заявил президент Беларуси.

Вот умеет же батька подбирать слова. Поглощение, лучше и не скажешь. И уже не только экономическое. Перечислять, что теперь в Беларуси будет как в России, загибая пальцы, не буду. Подписано 28 «дорожных карт» – у меня и пальцев не хватит. Проще сказать, что белорусам оставят. Например, национальную валюту. Вот только денежно-кредитная политика в республике будет определяться в Банке России. Так что белорусский Национальный банк станет фактически одним из департаментов российского ЦБ.

О том, как на ситуацию смотрят в Беларуси, мы попросили рассказать белорусского экономиста, финансового аналитика компании «Альпари-Евразия» Вадима Иосуба:

Что же до меня, то я свое мнение высказывал уже не раз. Тот факт, что Лукашенко сдает страну со всеми потрохами, был очевиден еще весной, когда в Минск летал «принимать дела» российский премьер Михаил Мишустин. Россия де-факто прирастает территорией и приобретает очень токсичный – как с экономической, так и с политической точки зрения – актив. Ничего хорошего из этого не выйдет – достаточно взглянуть на аннексированный Крым.

Максим Блант, экономический обозреватель "Радио Свобода"
Поделитесь.

Оставьте комментарий

WP2Social Auto Publish Powered By : XYZScripts.com