Украинские сто лет и наши 30 За 70 лет существования Украинской ССР украинцев сумели убедить в их "неполноценности" относительно "старшего брата". Но одновременно убедили и в их "отдельности"

 

100 лет назад этими теплыми августовскими днями Украине все еще была формально независимым государством – с собственным правительством, министерством иностранных дел и даже участием в международных соглашениях наравне с Советской Россией и другими государствами. Но фактически это, конечно же, уже была оккупированная территория, эрзац провозглашенной тремя годами ранее Украинской Народной Республики.

Пройдет всего несколько месяцев – и Украинская ССР вместе с РСФСР и еще несколькими оккупированными большевиками странами станет формальной соучредителем Советского Союза. А фактически – снова станет Россией. И именно Россией – и никак иначе – будут называть после объединения это государство в окружающем мире.

30 лет назад утром 24 августа Украина все еще оставалась союзной республикой – да, она уже провозгласила суверенитет и размышляла над подписанием нового Союзного договора, но не контролировала основные вопросы собственного национального и государственного бытия. А вечером 24 августа все уже было иначе.

Украина заявила о своей независимости, о фактическом выходе из Советского Союза. Но это было не просто восстановление украинской государственности, прерванной большевистской оккупацией 1920 года.

Это был – и вот то, чего многие украинцы не хотят понимать еще – начало конца России. По крайней мере, той России, которую мы знаем с 1654 года. И точно так же, как украинцы не намерены отказываться от собственной свободы, их соседи на востоке не собираются отказываться от собственного понимания своего государства. Восстановилась не просто украинская государственность.

Возобновился конфликт, который приводил к целому ряду войн, восстаний и конфликтов в течение нескольких веков, в том числе и к российско-украинской войне 1917-1921 годов – войне, которая завершилась очередной победой российского шовинизма в большевистском лице.

Важно:  В России появился частный ГУЛАГ. Ротенбергам отсыпали зеков

Для того, чтобы понять, что будет дальше, нужно увидеть для начала, что произошло в 1921-1991 годах.

Для вождя современных российских шовинистов Владимира Путина все ясно: Украина была просто “выдумкой” Австро-Венгрии и поляков, ей к тому же были подарены “исконные” территории великороссов. А для современного украинца, тем более такого, кто родился уже после независимости, тоже все очевидно: территория Украинского государства всегда была, есть и будет Украиной. Просто до провозглашения независимости она называлась Украинской ССР и управлялась из Москвы.

Но реальность отнюдь не выглядит такой простой. На самом деле большевикам никакая Украина не была нужна – сначала они вообще хотели жить в мире “без Россий и Латвий”, по определению Владимира Маяковского, а когда убедились, что мировая революция – это миф, быстро вернулись на позиции русского шовинизма. Но размах национального движения в Украине был таким широким, что даже большевики не могли этого не учитывать. И поэтому подменили уничтоженное ними Украинское государство Советской Украиной.

Однако чем была эта Советская Украина? Муляжом государства? Колонией? Частью имперского проекта? На самом деле – и тем, и другим, и третьим. Большевистская власть якобы шарахалась из стороны в сторону, кампании “украинизации”, о которых так сегодня любят вспоминать в Москве, менялись десятилетиями русификации. Украинцы могли занимать высокие должности в столице империи, в то время, как их соотечественники гибли от организованного Кремлем этноцида – Голодомора.

Как все это могло происходить одновременно? А очень просто. Кампании “украинизации” были направлены прежде всего на то, чтобы лишить даже украиноязычный контент его украинской составляющей, окончательно добиться превращения самой украинской цивилизации в мир сельских традиций, в народный хор в неизменных вышиванках (не случайно в этой народной рубашке позировали на портретах первые секретари ЦК КП (б) Лазарь Каганович и Никита Хрущев).

Важно:  Рассвет тоталитаризма. Александр Подрабинек – о том, что нас ждёт

Эта цивилизация, конечно же, уступала большому “русскому миру”, миру Ленина, Сталина, Толстого и Чайковского – и к этому миру можно было присоединиться уже благодаря русификации. Власть беспощадно уничтожала тех, кто даже потенциально мог стать носителем украинской идеи – вот откуда программа гибели украинского села, но щедро награждала коллаборационистов и приспособленцев.

В результате к 1991 году мы пришли с неожиданным для самих оккупантов результатом. За 70 лет существования Украинской ССР украинцев сумели убедить в их “неполноценности” относительно “старшего брата”. Но одновременно убедили и в их “отдельности”. И это было именно то население, с которым мы начали строить восстановленное государство.

Если подумать, не так уж и сложно было добиться тех знаменитых 90 процентов голосов на референдуме о независимости 1 декабря 1991 – потому что жители Украинской ССР, в отличие от жителей мира за пределами Советского Союза, не сомневались в том, что Украина – не Россия.

Если продержимся еще – мы победим.

Нам бы только продержаться.

Журналист Виталий Портников для "Букв"
Поделитесь.

Оставьте комментарий