Страсти вокруг “Северного потока-2”: а чего вы ждали от США? Если Путин попытается обострить ситуацию любым способом - военным путем, или очередным газовым шантажом, США устроят ему очень большие проблемы

 

В Украине вокруг cп-2 вспыхнули страсти.

В отличие, например, от США, где эта тема интересует политиков и журналистов, аккредитованных при Госдепартаменте, когда они задают вопросы брифингах, но она не интересует рядовых американцев, судя по тому, что и американские медиа освещают ее очень мало, в частности на телевидении эта тема вообще отсутствует.

Объяснение разницы в реакции отнюдь не только в том, что в Украине запуск в эксплуатацию сп-2 рассматривают как угрозу национальной безопасности. Но, на мой взгляд, и в другом.

Я попытался спросить довольно много людей через комментарии на ФБ, а чего именно вы ожидали от США? Каких действий? Потому что когда люди говорят, что они разочарованы, то это означает, что они чего-то ожидали, а их ожидания не оправдались. Большинство из тех, кого я об этом спросил, вообще ничего не ответили. Кто-то сказал, что ничего не ожидал, но Байден не оправдал надежд и их разочаровал (т.е. все же, чего ожидали, то надеялись?). Лишь двое друзей откликнулись на мою просьбу и ответили, чего бы они ожидали от США для укрепления безопасности Украины, за что я им благодарен.

Несмотря на отсутствие ответов от многих людей, а только наличие разочарование, понятно, что это разочарование из-за неоправданного (я бы даже сказал, совершенно неоправданного) ожидания, что США в лице Джо Байдена и его администрации могут и даже должны остановить строительство сп-2.

Почему подобные ожидания совершенно не оправданы?

Я не дипломат, и не правительственный аналитик и не владею никакими данными, кроме тех, которые публикуются открыто официальным правительственным источникам и журналистами, которым можно доверять. При этом лично мне совершенно ясно уже в течение двух лет, по крайней мере с лета 2019 года, что сп-2 будет достроен, и уже тогда было поздно пытаться прекратить его строительство.

Почему так? Просто потому, что иного вывода нельзя сделать, если проанализировать факты.

Правительство Германии дало 31 января 2018 швейцарской компании Nord Stream 2 AG разрешение на строительство газопровода в территориальных водах Германии, после чего это строительство началось, сразу очень активно. Этому строительству никто не противодействовал каким реальными дипломатическими действиями. Наверное, ему могли бы противодействовать США, но администрация Трампа и сам Трамп, хотя и высказывали неоднократно оппозицию строительству газопровода, не делали ничего ни для того, чтобы это строительство вообще не произошло, ни для того, чтобы это строительство остановить. Аргументы Трампа против строительства, которые он неоднократно высказывал публично, базировались на том, что он хотел, чтобы Германия покупала сжиженный американский газ, а не российский газ. Это на тот момент (да и сегодня) технически неосуществимо – США не могут экспортировать столько сжиженного газа, сколько было бы необходимо, чтобы полностью заменить российский на немецком и европейском рынках. Наверное, можно было проводить с Германией переговоры, предложить частично заменить российский газ американским, и так далее, и тому подобное. Не знаю, велись ли подобные переговоры. Судя по всему, реальных переговоров не было. Иначе о них было бы известно. Напротив, Трамп испортил с Германией отношения, и начиная с ноября 2019 до прихода в Белый Дом Джо Байдена в январе 2021 контактов между странами даже на уровне госсекретаря/министра иностранных дел просто вообще не было.

Поскольку среди американских политиков от обеих партий была (и есть) широкая оппозиция сп-2 и поскольку администрация Трампа ничего реального не делала для противодействия строительству газопровода, в декабре 2019 Конгресс США внес пункт о применении санкций к строителям сп-2 в законопроект об оборонном бюджет на 2020 год, который был принят Конгрессом почти единогласно. 20 декабря 2019 тогдашний президент Трамп подписал принятый Конгрессом законопроект, который с того дня стал законом.

Важно:  «Под старою телегою рабочие лежат». Часть 2

Какой, однако, была ситуация со строительством на тот момент? Не составляет труда найти данные о том, что газопровод в то время был на 83% построен – уже были проложены 2042 км труб (об этом сообщал 21 декабря 2019, например, журнал Форбс).

Угроза санкций вынудила швейцарскую компанию Allseas Group S.A. уже на следующий день после вступления закона в силу прекратить свое участие в строительстве. Это очень существенно замедлило работы, поскольку Россия не имела технических возможностей, которые были в компании Allseas. Но было совершенно ясно, что то, что на 83% уже построено, рано или поздно будет достроено. Пусть с опозданием, даже с большим опозданием. И противодействовать этому на тот момент уже было поздно.

К тому же администрация Трампа никаких санкций против российских строителей газопровода вообще не вводила, они продолжали свою работу. Никаких переговоров с Германией США на эту тему (как и на другие темы), как уже сказано выше, в 2020 году не проводилось. По крайней мере никакой информации о таких переговорах нет.

В декабре 2020 Конгресс США внес в закон об оборонном бюджете на 2021 положение о более широких санкциях против сп-2. Трамп наложил на этот законопроект вето. Конгресс это вето преодолел 1 января 2021, и закон вступил в силу.

Согласно этому закону Госдепартамент должен информировать Конгресс каждые 90 дней о работах на сп-2, о том, кто подлежит санкциям за проведение этих работ и о введении таких санкций. Закон позволяет администрации отказаться от введения санкций против определенных субъектов, определенных как потенциально подлежащие санкциям, если администрация считает, что это в интересах национальной безопасности США. Лишь после того, как этот закон вступил в силу, администрация Трампа в последние дни своего пребывания у власти, наложила санкции на одну российскую компанию и одно судно, которые строили сп-2.

Против 19 российских субъектов – строителей газопровода (пяти компаний и 14 судов) были введены согласно этому закону санкции в феврале и в мае 2021 уже администрацией Джо Байдена. Но с 21 декабря 2020, когда Allseas Group S.A. вышел из проекта, до 20 января 2021, когда Джо Байден вступил в должность президента, Россия своими силами смогла проложить трубы еще на 12% общей протяженности газопровода, и тем самым сп-2 был на тот момент достроен на 95%.

Если кто-то считает, что при этом у администрации Джо Байдена были возможности остановить это строительство, очень интересно было бы узнать, как?

Я не вижу таких возможностей. Конечно, я не говорю, что я самый умный. Может, я чего-то просто не вижу. И аналитики, Байдену и госсекретарю Блинкену докладывают, что-то пропустили. Тогда что же?

Из того, что подробно объяснял на брифинге в Госдепартаменте в четверг его пресс-секретарь Нед Прайс ясно, что у администрации Байдена никаких иллюзий по этому поводу не было с самого начала. Да и не могло быть, ибо то, что газопровод достроят, было совершенно ясно еще два года назад.

В то же время, Джо Байден и его администрация считают газопровод российским геополитическим проектом, очень вредным как для энергетической безопасности Европы вообще и Украины в частности, так, соответственно, и для общей безопасности.

Важно:  Революции не случилось. Александр Рыклин – о суверенной Думе

Прайс, кстати, подтвердил, что администрация остается абсолютным противником сп-2 и после публикации совместного заявления США и Германии в прошлую среду и будет продолжать выполнять закон и вводить санкции в отношении строителей газопровода (следующий отчет Конгресса по этому вопросу должно быть направлено в середине августа).

Как пояснил Нед Прайс, с момента своего прихода к власти, администрация видела два варианта.

Первый (очень плохой) – газопровод будет достроен и введен в эксплуатацию на полную мощность без каких-либо предохранителей.

Второй (оптимальный, менее плохой, с учетом отсутствия у администрации возможностей остановить строительство) – газопровод будет достроен, но его ввод в эксплуатацию и сколько газа можно будет по нему качать, будет обусловлено гарантиями того, что Россия не сможет использовать его как оружие, в частности против Украины.

Именно для того, чтобы иметь возможность разговаривать на эту (и не только на эту) тему с Германией, администрация отказалась от введения санкций непосредственно против компании Nord Stream 2 AG и ее руководителя. По словам Прайса, аналитическая оценка была единодушной – в случае введения таких санкций все пойдет по первому варианту (очень плохому, описанному двумя абзацами выше).

У меня есть риторический вопрос скорее к украинской (а возможно и польской) дипломатии, чем к рядовым людям. Если, например, мне, совершенно обычному человеку, который получает информацию исключительно из публикаций в открытых источниках, два года назад было ясно, что сп-2 будет достроен, то было такое же понимание у дипломатов заинтересованных стран? Если нет, то нет. Если так, то надо было строить стратегию, что делать, когда газопровод будет достроен (ибо то, что он будет рано или поздно достроен, не могло вызвать уже тогда никакого сомнения). Строить стратегию и действовать. Есть какая-то стратегия? Может разве что скрытая, но я ее не видел и не вижу.

И относительно заявления США и Германии в прошлую среду, которое вызвало в Украине возмущение.

Я хотел бы сказать следующее.

С точки зрения гарантий безопасности Украины это заявление расплывчатое. Если эта расплывчатость не будет наполнена содержанием, каким именно конкретным образом безопасность Украины будет обеспечена в случае конкретных агрессивных действий России, заявление останется очень декларативным.

Но если Украина хочет иметь реальные конкретные гарантии своей безопасности, то именно Украина должна таких реальных конкретных гарантий добиваться – это работа украинской дипломатии. Само по себе ничего не делается. Если мне что-то нужно, то я должен добиваться того, что мне нужно. И здесь у украинской дипломатии очень конкретные и реальные задачи.

Нужно добиваться получения статуса ближайшего партнера США вне НАТО.

Нужно добиваться рассмотрения и принятия Конгрессом законопроекта S.814 – Ukraine Security Partnership Act of 2021, который внесен в Сенат и который очень много полезного содержит именно для безопасности Украины, в том числе:

  • увеличение ежегодной военной помощи США Украине с $250 млн до $ 300 млн. Военная помощь может включать противотанковое оружие, минометы, виды вооружений, которые обслуживаются экипажами, гранатометы, боеприпасы, системы противокорабельной и противовоздушной обороны, стрелковое оружие;
  • $4 миллиона ежегодно в 2022-2026 годах для обучения украинских военных;
  • разработка Госдепартаментом в течение 90 дней программы поддержки Украины на 2022-2026 годы;
  • разработка целевой программы инвестиций в оборонную промышленность Украины;
  • назначение специального представителя США по Украине;
  • создание рабочей группы по Украине совместно с европейскими союзниками.

Нужно добиваться подписания обязывающего договора о партнерстве с США в области безопасности с реальными гарантиями безопасности со стороны США.

Важно:  Who are you? В российском учебнике для шестиклассников нашли ссылку на порносайт

Этим всем должна заниматься украинская дипломатия. Потому что это Украине нужно. Если украинская дипломатия этим заниматься не будет, никто другой в мире этим также заниматься не будет.

А если представители украинской власти будут продолжать заигрывать с Китаем, то чего хуже для получения гарантий безопасности со стороны США и представить трудно. Ну, и конечно, если украинские спецслужбы будут похищать людей в дружеской соседней стране только ради того, чтобы “найти что-то на Порошенко”, то и это идет абсолютно вопреки желанию иметь сильное безопасностное партнерство с Америкой.

И еще вот что очень важно. Украине нужно в любом случае включаться в коренную реформу энергетики, с тем, чтобы сократить до минимума потребление газа, перестать зависеть от его импорта и быть частью современного демократического мира, который будет идти в ближайшие годы именно по этому пути. Иначе будет пожизненно зависимость от российского (именно российского) газа, и вся страна будет пожизненным заложником этой зависимости.

Западные страны провозгласили очень четкую программу перехода на зеленую энергетику. В течение следующих десяти лет выбросы двуокиси углерода в атмосферу будут сокращены вдвое, в течение следующих 30 лет они будут сведены к нулю. Это означает, что потребление газа в Европе начнет уменьшаться в среднесрочной перспективе и будет продолжать уменьшаться неукоснительно. И даже без всякого сп-2 ценность украинской газотранспортной системы будет падать, как будут падать и доходы, которые может от нее получать Украины. Германии газ нужен сегодня как временная замена углю и атомной энергии, от которых она отказалась. Но это лишь очень временная потребность в газе. Потому что дальше, и очень скоро, начнется постепенный отход и от использования газа.

Надо быть откровенными – центральное отопление и централизованное снабжение горячей воды во всех крупных украинских городах, сжигание астрономических объемов газа для обогрева земли, в которой проложены трубы, – это то, с чем не стоит двигаться дальше в 21 век, потому что это анахронизм советской энергетики, который достался Украине в наследство от СССР.

И Украина может стать частью новой энергетической реальности, причем не только развивая у себя зеленую энергетику, но и развивая производство ее средств и их поставки в другие страны, зарабатывая на этом реальные деньги.

Только не надо говорить, что если Украина дадут миллиард долларов инвестиций на это, то все разворуют. Тогда и начинать не надо. Кстати, какую сумму украинский парламент вернул недавно Фирташу?

По сертификации и вводу в эксплуатацию сп-2, то это будет отдельная очень большая проблема для России. Если в том, что сп-2 будет достроен, уже в течение двух лет нет сомнений, его дальнейшая судьба остается под вопросом. И этому будет посвящена часть моего еженедельного обзора событий в США (читайте там перевод статьи старшего эксперта Атлантического Совета по энергетическим вопросам).

И напоследок. Я не могу доказать это как математическую теорему, но если Путин попытается обострить ситуацию любым способом – военным путем, или очередным газовым шантажом, США устроят ему очень большие проблемы, и ему ничего не удастся. И при действующей американской администрации будет именно так, и никак иначе. А для того, чтобы это было документально подтверждено, надо делать то, что описано чуть выше, прежде всего этим должна заниматься украинская дипломатия.

Здоровье всем и выдержки.

Блогер Игорь Айзенберг
Поделитесь.

Оставьте комментарий