Война ментальности. Война ценностей. Война рабов и война свобод Они придумали себе сказку, а многие, просто давали оценку жизни на России по российским сериалам: "а вот в кино показывали", и перли в эту самую сказку, круша все на своем пути

 

“Разруха не в клозетах, а в головах”, – сказал когда-то о жизни русских украинский писатель Михаил Булгаков от имени своего героя профессора Преображенского. Ему ли было не знать, ведь родившись и живя в Киеве, Михаил Булгаков объездил почти всю Украину и советскую Россию, ему было с чем сравнивать.

Сравнивать – это не плохо. На самом деле подмечать погрешности, критиковать и наталкивать критикой на исправление этих самых погрешностей — не плохо. Наоборот, это показывает, что человек, который подмечает погрешности, человек думающий, переживает за город, село, улицу, где он живет, хочет перемен к лучшему. Брать пример с более развитых стран, с более чистых городов — тоже не совсем плохое занятие. Наоборот, стремление к лучшему определяет человека или общество, как прогрессирующее, эволюционирующее.

И вот, знаете, меня все время мучил вопрос, почему жители приграничья Луганской и Донецкой области, у которых под боком была РФ, русские города, деревни, шахты, вернее, их отсутствие, ведь шахты на России закрыли еще в 90-е, не сравнивали жизнь там и у себя.

Знаете, вот у них (я там жила, кто не знает, с момента рождения и до 2014-го), как и у меня, была возможность поехать (и ездили, кто на Азов, кто на Дон, многие учились в РФ, более 50% семей приграничной части Луганщины и Донетчины были смешанные, то есть кто-то был из РФ), посмотреть, сравнить. Ну, даже если не поехать, в 2014-м году уже был интернет, можно же было почитать о жизни на России. Но – нет.

Они придумали себе сказку, а многие, просто давали оценку жизни на России по российским сериалам: “а вот в кино показывали”, и перли в эту самую сказку, круша все на своем пути.

Пожить по-русски, пожить, как на России, пожить, как в СССР, вернутся в 90-е, получить от России денег, пожить по-багатому — именно эти нарративы проговаривали в 2014-м те, кто надел на себя российскую “горку” и повязал триколорадку. А это было критическое большинство людей.

Мы говорили им “на России хорошо живут только в областных центрах, а вы ездите на иномарках в райцентре, вы покупаете золотые украшения с зарплаты шахтера, вы ездите в Турцию и Египет с шахтерской пенсии, на России нет закона о престижности шахтерского труда, там нет побагаче”. Но нас не слушали. Более того, за такие слова в 2014-м на Луганщине расстреливали.

Женщины за такие слова могли просто разодрать лицо, выдрать волосы собеседнице просто на улице, в очереди за водой. Женщины были самой агрессивной частью сепаратистко-коллаборционисткого движения. Именно они не только не хотели слышать сравнения, критики РФ, правды, но и агрессивно призывали убивать всех, кто пытался высказать свое “фи” русскому миру, СССР и желаниям пожить в российском г*вне.

Привитая в СССР с детсадовского возраста мизогиния в 2014-м просто выстрелила из женщин ключом. Женщины становились направляющей силой ОРДЛО. Они слали своих мужчин на войну с Украиной, чтобы пожить побагатому на России. У мужчин не было такой алчности и жажды крови, пыток, как у женщин. Об участии женщин Донбасса в войне против Украины на стороне оккупационно-коллаборционистских войск, я написала много. Но до сих пор именно женский психоз является движущей силой ОРДЛО, пихающей населения все глубже и глубже в ад русского мира. Пабагатому, дай, халява – до сих пор основные требования и посылы критической массы живущих в ОРДЛО.

Важно:  "Запад-2021": эскалации российской агрессии не время. Есть другие угрозы

Но вот 7 лет они живут в русском мире. Увидели ли они все, что хотели? Сделали ли выводы? – нет! Нет и еще раз нет. До сих пор они поют осанну этой куче гноя. Насилие – это норма. Очереди, блат — норма. Убийства, пытки — норма. Но это если все это применимо не к ним, а к соседу, например. Когда же прелести “русского мира” сыплются им на голову. Тут же начинается “мы не этого хотели — нас обманули”.

Кто обманул? Когда? Ведь убеждали себя, что жизнь на России это сахар и даже мед, они сами. Сами себя. А ведь можно было просто погуглить.

Эй, новоросы, а не пытались задавать себе вопросы, что кроме Рублевки и Москвы есть еще и другая Россия, что на нефте-алмазных шахтах работают не сами миллионеры, а вот чьи-то мужья, чьи шахты закрыла Россия, чтобы у нее была бесплатная рабочая сила, что, в основном “золушки без образования с навозом”, они могут себе позволить только шаурму из забитого в подворотне мигрантами россиянина, а не дом на Рублевке, вас туда даже полы мыть не пустят. Нет, не пытались.

Никто на момент желания пожить по-русски на Донбассе не знал, как это на самом деле. И не хотел знать. В 2014-м году, когда критическое большинство жителей Луганской и Донецкой областей, поверив российской пропаганде, орали “Донбасс — Россия”, они даже не задумывались о последствиях. Когда я разговаривала с земляками, пытаясь достучаться до сознания, они твердили одно и то же: “ничего не поменяется, просто будут рубли, большие зарплаты и пенсии”.

“Донбасс — Россия” в их сознании рисовался, как Изумрудный город, где живет некий волшебник Путин, который исполняет все желания. Они в один миг станут богаче всех богатых, все их враги умрут в жутких муках, все понравившееся им имущество заберут у плохих людей и отдадут лично им, хорошим. Причем, кто из их соседей плохой или хороший, будут определять они сами, как самые умные, честные и справедливые. Вот убьют всех плохих, вот раздадут все имущество и богатство народу и все, жизнь пойдет дальше, ничего не поменяется.

Везде в разговорах на вопросы-опасения “что дальше?” звучало бодрое — “та ничего не поменяется, будет еще лучше”. И начиналось описание, что именно будет лучше “заберем-поделим”, “Россия нам все даст” и убеждение “ничего не поменяется” в плане “все будет работать, только рубли, закона больше, демократии не будет, все будет по закону, крепкая рука Путина, всех в сортире будут мочить”.

И вот еще что примечательно. Они хотели пожить по-русски и категорично не хотели пожить по-европейски. Более того, Европа (не географически), а вот на подсознательном уровне, для новоросов была ругательным словом. “Пожить, как в Европе” вызывало у любителей триколорадок истерику. Сразу шли клише: “геи”, “мыть жопы полякам и немцам”.

Европа у них ассоциировалась с чистотой, порядком и законом, но вот они так жить не хотели. Они называли Европу “гетто”. Как это нельзя ходить, где хочешь? Как это частная собственность? Как это нельзя рвать с дерева, что хочешь? Как это нельзя воровать? Как это нельзя пить пиво и водку на улице? Как это нужно работать? Как это нельзя бить детей? Как это у ребенка есть права? Как это уважать права других людей? – все это было чуждо новоросу, донбасянину, гомо-совку.

Важно:  Революции не случилось. Александр Рыклин – о суверенной Думе

РФ доливала масла в огонь сознания этого гомо-болота, трубя на каждом шагу про “гей-европейские ценности”. РФ делала свое дело со знанием и умением, еще бы 70 лет практики по созданию образа “врага советского человека”, РФ демонизировала Украину, Европу, США. Демонизировала тем, что показывала, как хорошо в советском гетто, с расстрелами, лагерями, крепкими хозяйственниками, разрешенными правами и свободами для граждан. И “народ Донбасса” орал – никакой Европы, только СССР, только Россия, только советские ценности советского человека.

Донбасяне даже не задумывались над тем, что “советский” человек России с деньгами давно ездит отдыхать на Мальдивы, в Турцию и Египет, покупает дома в Испании и Болгарии, предпочитает сервис и медицину Европы, да и дома на России предпочитает импортную машину и технику. Ну, а российский нищеброд, так тот да, тот любит для отдыха какую-то верхнюю Клязьму, а лучше всего местное болото, где и покушать, и погадить под одним лопухом, такой себе оллинклюзив по-русски.

Война ментальности. Война ценностей. Война рабов и война свобод.

Мы упускаем очень важный момент этой войны. Мы видим вот исключительно оружие, военных, оккупанта. Мы не видим войны историй, культур, ментальности, воспитания, ценностей. И вот ОРДЛО все больше и больше становится похожим на Россию, эдакое захолустье времен среднего путинизма. Кучи мусора. Вонь. Отсутствие воды и сервиса. Большая часть строителей новороссии выехала в мирные части Украины, к бандерам. Меньшая часть рванула покорять Москву, но пала на поле боя, уступив уже заселившимся там мигрантам из Чечни, Осетии, Казахстана, Таджикистана и Тывы. В ОРДЛО остались стойкие новоросы, верные “народы Донбасса”, которые все еще надеяться на то, что “угольная швейцария” да отыщется на глобусе РФ и Путин даст.

И, знаете, им нравится там. Они считают этот мир идеальным. Просто нужно потерпеть. Все, что плохо в “республике” – это “мешает Украина”. Все, что хорошо, это “делает Россия”. Но, нужно потерпеть. Вот-вот…

Да, грязь и не вывозят мусор, и вонь такая, что окна не откроешь, но везде же так, а есть еще и хуже! Да, нет воды, да вода 2 рубля литр, но “это же Украина над нами издевается”. Да, закрыли шахты — “так это же Украина не хочет покупать у нас уголь, они над нами издеваются”. Да, есть “границы” между “угольными швейцариями” — “лнр” и “днр”, но… тут все равно Украина плохая, “республики” стараются”, Россия помогает.

И мне очень хочется, чтобы жизнь этих гомо-наварасов, изучали под микроскопом. Мне очень хочется, чтобы их нытье и их “процветание”, их клозеты и их разруху в их головах показывали по телевизору день и ночь. Им же. Про них же.

Знаете, именно через телевизор они видят мир. Может, наконец-то увидят и себя.

Важно:  В Москве звучал гимн Украины. В чём дело

Цитата из ОРДЛО: “Решила свозить детей на Азовское море, чтобы они хоть немного развеялись и отдохнули. И это была плохая идея и херовая поездка. Километровые очереди, которые, тянутся часами и солнце, которое не выносимо, печет, мы с детьми были не восторге простоять в этой очереди. Машина нагревалась, и мы находились как в консервной банке. От так чтобы не соврать, мы простояли в очереди около 9 часов, это же просто в голове не укладывается.

Уже не хотелось ни моря, ни отдыха, хотелось приехать домой и лечь в кровать и включить кондиционер.

Но с горем пополам мы добрались в Седово. Но на следующий день после адской поездки нас ждал еще один неприятный сюрприз. Да и плюс к всему этому, отдохнуть в Седово, как побывать заграницей, конечно не по сервису, а по цене. А условия проживания ужасные, не совпадает с объявлением. Море грязное, пляжи не убранные, везде мусор. К слову говоря, лучше бы дома остались. Как попали на пляж дети же сразу побежали купаться. С воды их конечно было не выгнать, а по приходу домой, мою дочь начало обсыпать красными пятнами и ужасно начало чесаться, я испугалась, потому что она ничего такого не ела, чтобы могла пойти аллергия, у сына все хорошо, а дочь просто обсыпает ужасно. Повезла сразу к врачу, чтобы узнать из-за чего это может быть. Врач расспросил, что там к чему, говорит что больше всего из-за грязной воды в море, потому что мы были уже не первые приезжие с таким вот диагнозом”…

Ну, скажу еще, что в “международный курорт Седово” въезд по пропускам, после договора с местным предпринимателем и бронированием “отеля” (кровати). Пляжи там не только загажены продуктами жизнедеятельности, но и забытым пьяными опочленцами гранатами и оружием. Из развлечений там гонки на БТРах и пьяные стрельбы. Количество купающихся в море сифилитиков превышает количество чаек, а сливающиеся из Таганрога и Ростова нечистоты, которые все время травили Азовское море, стали приятным бонусом для всей этой любительской навалы пожить по-русски.

И для сравнения приведу свои статьи, который я каждый год пишу для ИС, описывая лето ОРДЛынии, как пример и повод для сравнения тем, кто до сих пор мечтает пожить по-русски: читать здесь, здесь, здесь и здесь.

И вот знаете, что радует? – стабильность!

7 лет стабильного гетто в ОРДЛО: “граница” между “республиками”, очереди, пропуска, комендантский час, сифилис, грязь, пьянь, перестрелки, гранаты, “международный курорт Седово”, куда попасть все сложнее, аварии с военными, и абсолютное одобрямс этой жизни от критической массы жителей ОРДЛО.

Поэтому, да, ах как прав был Михаил Булгаков, когда вложил свое философское “разруха не в клозетах, а в головах” в уста профессора Преображенского. Но, думаю, сегодня бы профессор сказал следующее “война, как разруха, она не в клозетах, не на фронте, а в головах, поэтому люди, желающие уничтожать, уничтожат, прежде всего, лично себя”.

А я скажу свое: пчелы всегда будут радовать цветку и хвалить мед, а мухи всегда будут воспевать навозную кучу. Я так рада, что я пчела!

Писательница Елена Степовая для "Информационного сопротивления"
Поделитесь.

Оставьте комментарий