Можно ли переубедить Путина? Российская неадекватность звучит вдохновляюще. Она означает, что Москва остается в плену своих собственных заблуждений

 

Российский президент в очередной раз отказал украинцам в праве на существование. Объявил русских и украинцев одним народом. Заявил, что Киев находится под внешним управлением и приравнял законопроект о коренных народах к оружию массового поражения.

В Офисе президента Украины бросились эти заявления опровергать. Обвинили окружение Путина в дезинформации своего патрона. И предположили, что личная встреча двух президентов способна скорректировать оптику главы Кремля.

Нет, не способна.

Российский президент абсолютно цельный в своих заблуждениях. Он с ними вырос, сформировался и успел состариться. В этом году ему стукнет семьдесят – и было бы наивно ждать от него внезапного озарения. Украинские политики могут быть сколь угодно красноречивы – но это никак не повлияет на то, что думает о мире глава Кремля.

Политика Москвы совершала довольно яркие трансформации с украинскими президентами. Любой триумфатор отечественных выборов мог полагать, что сумеет договориться с Кремлем. Но затем бывшая метрополия избавляла его от этих заблуждений.

Через этот путь прошли почти все украинские президенты – за исключением, быть может, Виктора Януковича. Всякий раз выяснялось, что любые украинские уступки для Москвы недостаточны. А как может быть иначе, если для Владимира Путина украинского народа попросту не существует? Если для него украинцы – это всего лишь “ополяченные русские”?

Когда Путин называет Виктора Медведчука “украинским националистом” – в этом нет никакой оговорки. Просто в Москве убеждены, что украинский национализм должен быть именно таким. Пророссийским, подконтрольным и послушным. Любое отступление от этого канона Москва считает ересью. Любой украинский политик, который претендует на что-то большее – объявляется агентом внешнего управления.

Российское руководство не удастся ни в чем убедить. Потому что для него сама история нашей страны – это пример взбунтовавшейся колонии. Любой, кто хочет для Украины самостоятельности – сепаратист. Любой, кто пытается в Киеве разговаривать на равных – самозванец. Переговоры она готова вести лишь об условиях сдачи.

Важно:  Стартап Locad с командой разработки в Украине привлек $4,9 млн

Но именно эта российская последовательность облегчает Украине задачу. Бессменность Путина гарантирует то, что политика Кремля будет оставаться прежней. Украинский избиратель может устать от войны, захотеть мира и отправиться искать в бюллетене нового переговорщика для Москвы. Но кто бы в результате не оказался на Банковой – ему все равно не удастся поколебать высокомерный шовинизм российского руководства.

Российская неадекватность звучит вдохновляюще. Она означает, что Москва остается в плену своих собственных заблуждений. Что она и дальше отказывается понимать Украину и те процессы, что в ней происходят. Что она и впредь будет совершать ошибки, ставить не на тех и делать из украинских голубей – ястребов.

Ее нежелание смотреть фактам в лицо лишит ее работоспособных стратегий и подходов. Потому что эффективность действий зависит от адекватности оценок. Чем глубже Москва погружается в свою собственную реальность – тем меньше иллюзий остается у ее соседей.

Но точно так же от иллюзий не мешало бы избавиться и украинскому руководству. Например от тех, что заставляют Владимира Зеленского раз за разом искать встречи с Владимиром Путиным. Потому что последнего не удастся ни в чем убедить. Ни во время личной встречи с глазу на глаз, ни во время коллективной – с участием лидеров других стран. Владимир Путин не способен меняться. Он способен лишь менять.

Например, семь лет назад он бесповоротно изменил нашу страну.

Журналист Павел Казарин для "Крым.Реалии"
Поделитесь.

Оставьте комментарий