Фантаст-альтернативщик разговорного жанра. Как Путин Зеленского к Медведчуку приравнивал Зеленский-то, оказывается, очень неправильный украинский националист – и очень ленивый. Думать о судьбе Украины заставляет Вашингтон, да – изредка – Париж с Берлином

 

Альтернативная история давно стала очень востребованным жанром в России, прям-таки золотой жилой, которую осваивают все, кому не лень. В литературные старатели подались не только массы фантастов-“попаданцев” и фрики-математики вроде Николая Фоменко, добирающие скудное жалование академика гонорарами за псевдохронологическое порно, но и сам президент РФ. Владимир Путин пока только экспериментирует с малой литературной формой – в основном, фантастико-политическим рассказом, скромно и непритязательно именуя свои эпистолярные экзерсисы статьями. Однако он вполне освоился и с разговорным жанром, и с любимой тематикой. Альтернативная реальность, онтология и демонология, героический эпос, потерянный рай и его обретение – Владимир Путин, пожалуй, является главным гарантом того, что огромный пласт российской имперской мифологии не просто не канет в Лету, но и не станет трофеем для этнографов и этнопсихологов, этих расхитителей смысловых могил, лишенных, однако, очевидных прелестей Лары Крофт.

Владимир Путин, справедливости ради отметим, их тоже напрочь лишен – но этот недостаток он с лихвой компенсирует умело закрученной интригой, незамысловатым, но зато понятным в силу своей линейности – сюжетом, мастерским, просто-таки виртуозным искусством повтора и страстью к парадоксам.

На сегодняшней “Прямой линии” – очередной мистерии из путинского цикла “Песнь во(ево)ды” – все эти приемы Владимир Владимирович мастерски продемонстрировал. Нынешняя мистерия была не особо долгой – главного барда России явно начала беспокоить одышка, но старик все еще бодр и полон сил, поэтому она все-таки традиционно затянулась больше, чем следовало бы. Впрочем, была в этом и другая причина: поскольку в сентябре страну ждет еще одна регулярная, но заведомо менее частая мистерия – всероссийская игра “Думские выборы” (нечто среднее между “Монополией” и “Полем Чудес”), то народ нужно подготовить пускай к привычному, но непонятному действу – безошибочному голосованию. И чтобы голые все же совались на избирательные участки, Владимиру Владимировичу пришлось обильно проявлять к ним заботу и мироточить. Благо, эти навыки традиционно являются обязательными для главного сказочника Российской Федерации.

Важно:  Давление на Украину. В Госдепе опровергли сообщение Politico

Но поскольку российская публика весьма взыскательна и, в отличие от зацикленной на себе украинской, широко смотрит на мир из-под заботливо подставленной отеческой ладони, ее пришлось в очередной раз потешить рассказом о беспомощном, хоть и мудром Байдене, о беспрестанно гадящей англичанке, о доламывающем однополярный мир китайском драконе, и неутомимом поиске достойного кандидата в собственные преемники.

Впрочем, это были лишь дополнительные сюжетные линии. Главной же оставалась борьба с мировым злом, которое теперь приобрело ковидно-националистическую форму. С ковидной-то все ясно: Владимир Владимирович явил себя истовым поборником прав человека, заявив, что поголовная вакцинация ни к чему. А вот с националистической куда сложнее. Ведь речь-то, понятное дело, об Украине, дружественность которой ВВП отстаивает куда более рьяно, чем право не вакцинироваться – так что о внесении ее в списки враждебных государств даже не мыслит. Но когда слушатель расслабляется на заношенной фразе про “один народ”, рассказчик вдруг проявляет коварство, которое сделало бы честь Нилу Гейману. Русские и украинцы – это, оказывается, то же самое, что эрзя и мокша. Да что там эти мордвины! Русские и украинцы – это то же, что ашкенази и сефарды, и даже фалаша (“из Африки черненькие такие”)! Каков поворот! Но за беларусов обидно – где они в этом ребусе? В упомянутой тут же триаде “великороссы, малороссы и белоруссы” были, и вот раз – и исчезли. Куда – неясно. Но, возможно, Владимир Владимирович еще расскажет нам об этом в следующем эпизоде своего эпоса. Наверняка расскажет. Ведь и про то, как сначала поляки, мечтавшие стать супердержавой, а затем австро-венгерский генштаб и, наконец, большевики переучивали сефардов в фалаша, тоже ничего не сказано. Держит интригу, не иначе. Держит. И сюжет закручивает. Ведь президент Зеленский-то, оказывается, даром что… Ну тоже один из трех… А поди ты, оказывается, самый настоящий украинский националист и гонитель русских. Не дал им прав коренного народа в Украине. А дальше, стало быть, — их изничтожение, им, значит, эмигрировать. А куда эмигрировать? Не в Россию же! Но Зеленский-то, оказывается, очень неправильный украинский националист – и очень ленивый. Думать о судьбе Украины заставляет Вашингтон, да – изредка – Париж с Берлином. В общем (ВВП об этом пока не говорит, но явно намекает) – такой же, как предшественник его (впрочем, о таком сюжетном ходе я писал еще в 2019 году). Так что и встречаться с Зеленским смысла нет – ну не эмиграцию же русских из Украины на историческую родину украинского президента обсуждать, в самом деле. Это было бы слишком даже для такого мастера сюжетных головоломок, каким бесспорно является ВВП.

Важно:  Рогозин-вуайерист. Советско-российская космонавтика увязла в бюрократическом болоте

Да, чуть не забыл. Правильным украинским националистом Виктором Медведчуком тем временем “одели браслет”. Здесь Владимир Владимирович не только вновь проявляет изящнословесное новаторство, но и повторяется. Однако повтор этот явно намеренный: публика не должна забывать самого важного.

Мой опыт литературного критика куда скромнее, чем у Путина – фантаста-альтернативщика, но это, думаю, он зря: нагружать российского читателя оттенками украинского национализма и его инородческими вариациями было излишним. Разве что ВВП и впрямь собрался на покой — тогда, пожалуй, у него хватит времени написать, наконец, роман. Альтеристорический, естественно.

Алексей Кафтан, редактор отдела международной политики "Деловой столицы"
Поделитесь.

Оставьте комментарий