Лажа, а не спецоперация. Что не так с «вбросом» документов о миссии британского эсминца Версия о «намеренно забытых» на автобусной остановке в Кенте документах не выдерживает критики

 

Вчера ВВС поведало миру, что неделей ранее в графстве Кент (фактически это уже давно часть агломерации Большого Лондона) в мокрой куче мусора за автобусной остановкой предпочевший сохранить инкогнито бдительный гражданин обнаружил полсотни страниц секретных документов Министерства обороны Великобритании – и, естественно, отнес их не куда-нибудь. Не в ближайший полицейский участок. Не на какой-то из военных объектов, коих в Кенте с десяток – ну хотя бы частично доступные даже туристам Казармы Инвикта-парк или базу королевских ВМС в Чаттеме. Так нет – бдительный аноним отправился со своей находкой прямо в ВВС. Где, как известно, трудоустроены наиболее самоотверженные хранители тайн Короны.

Так что, на первый взгляд, правы те, кто счел и саму “находку”, и вчерашнюю публикацию информационным сопровождением действий политического руководства Соединенного Королевства. Тем более что в документах, среди прочего, речь шла о миссии эсминца Defender, а у британцев большой опыт по части “случайных” сливов. Любители военной истории очень кстати помянули проведенную в 1943 году операцию “Mincemeat” (“Мясной фарш”), когда подброшенный к берегам Испании труп бездомного, легендированный как майор морской пехоты, и имевший при себе “совершенно секретные” документы, убедил германское командование, что союзники готовят высадку в Греции и на Сардинии, а не на Сицилии и в Италии.

Все это, конечно, красиво. И даже правдоподобно. Британцы, дескать, проработали все до мелочей и за день до устроенного “Дефендером” грандиозного шухера специально “потеряли” папочку, в которой все было разложено по полочкам. Ведь если на борту эсминца явно не просто так был репортер ВВС, то и все остальное тоже ведь было тщательным образом спланировано.

Что ж, инцидент на траверзе мыса Фиолент и впрямь был отнюдь не случайным событием, а детально продуманной миссией в защиту свободы судоходства и в знак непризнания аннексии Крыма. И эта миссия, естественно, тщательно готовилась. И аналитики действительно проделали грандиозную работу, прописав, пожалуй, все возможные реакции россиян и сценарии развития событий.

Важно:  Антипатия королевы Виктории: что она не смогла простить России

А что насчет “намеренно утерянных” документов? А вот это, извините, вряд ли. Уайтхоллу (название этой улицы давно стало синонимом британского правительства) действительно не было нужды прямым текстом говорить, что “королева морей” намеренно заставила утереться и Черноморский флот, и Кремль, и Россию. Это успешно сделали за него практически все мировые СМИ – причем с подачи российской же стороны. И дополнительные штрихи в виде опубликованных фрагментов утерянных документов картину принципиально не изменили: практика “дипломатии канонерок” отныне не ограничивается Южно- и Восточно-Китайским морями. В море Черном она теперь тоже вполне уместна.

Эти штрихи разве что добавили картине глубины. В частности, теперь публике теперь точно известно: в вопросах, касающихся, как минимум, судоходства у крымского побережья, британское правительство пребывает в тесном контакте с украинским. Но учитывая недавнее соглашение о строительстве москитного флота для ВМСУ, подписанное не борту того же “Дефендера”, это, конечно же, никак не секрет Полишинеля.

И вообще, большая часть документов, оставленных на все еще безымянной (как думаете, почему?) остановке во все еще неназванном (как думаете, почему?) населенном пункте в Кенте, как признает та же ВВС, имеет сравнительно низкий уровень секретности. Гриф “official sensitive” – примерный аналог нашего “для служебного пользования”, а “Secret UK Eyes Only” означает, что документ для внутреннего пользования и не предназначен для ознакомления союзниками. Догадайтесь, под каким из этих грифов были презентации касаемо миссии “Дефендера”, если их скриншоты – причем после успешного ее завершения – продемонстрировала ВВС.

В силу нашей традиционной пупземельности и украинские СМИ, и пользователи соцсетей, зациклились на наименее важном фрагменте из всего, о чем сообщила Британская радиовещательная корпорация. В “потерянной папке” были бомбы куда мощнее. Вроде того, что, по мнению британского министра обороны Бена Уоллеса, королевство может утратить позиции в Европейской организации сотрудничества в области вооружений (OCCAR), остальные пять членов которой остаются членами ЕС, и это может негативно сказаться на британском оборонно-промышленном комплексе (картина соглашения, подписанного на “Дефендере”, вдруг стала несколько объемнее).

Важно:  ЕСПЧ уже отверг претензии России к Украине. О чём речь

А вот еще одна тема, о которой британское правительство просто жаждало уведомить почтенную публику: записки касаемо состоявшейся в прошлый понедельник встречи Американо-британского оборонного диалога, включающие оценку действий администрации Джо Байдена. Разумеется, цитируемый ВВС пассаж о преемственности в отношении внешнеполитического фокуса на китайском направлении и в регионах Индийского и Тихого океанов, не является открытием. Но ожидания Британии от Белого дома лишь упомянуты: “мы должны использовать встречу, чтобы понять, насколько администрация готова делиться или же декларируемое ею намерение больше консультироваться с союзниками соответствует скорее принципу, чем практике”. То есть, вполне можно предположить, что вывод по результатам заседания, был в той же папке – но он все еще слишком важен для Уайтхолла, чтобы предавать его огласке.

И, наконец, главная сенсация: Лондон рассматривает возможность продолжения британского военного присутствия (в частности, сил спецназа) в Афганистане после завершения вывода оттуда войск США и НАТО, о чем объявлял и Байден, и руководство Альянса. Собственно, соответствующий документ, адресованный личному секретарю Уоллеса, и был помечен “Secret UK Eyes Only”. Так вот, большего об этом ВВС предусмотрительно не рассказала – как и о том, где именно были найдены документы. Резон очевиден: первое может стать поводом для грандиозного политического скандала, второе – дать прямой намек на фигуру потерявшего их чиновника. В том, что касается вопросов обороны и безопасности короны, ВВС и впрямь умеет блюсти стандарты.

В завершение скажу несколько слов о вреде короткой памяти. В июне 2008 года некий аноним связался с корреспондентом ВВС по вопросам безопасности Франком Гарднером и передал ему пакет документов, забытый попутчиком в поезде, что шел от станции Ватерлоо в Суррей. Как выяснилось, это были совершенно секретные файлы разведки и Минобороны, касающиеся деятельности Аль-Каиды в Ираке – включая имена и адреса людей, могущих представлять интерес для террористической организации. А уже в октябре потерявший эти документы высокопоставленный служащий британского правительства Ричард Джексон был признан виновным в нарушении Акта об официальных секретах и приговорен к штрафу в размере 2500 фунтов стерлингов. Кстати, надо сказать, то время было вообще неудачным для хранителей тайн короны: в январе офицер флота потерял мобилизационные планы с данными о 600 тыс. человек, а годом раньше потерялись диски с данными о детских выплатах на 25 млн человек.

Важно:  Россия как пример того, чего никогда не должно быть у нас

В общем, и об этих ситуациях, и о папочке в Кенте давно уже все объяснил сэр Бернард Ингэм. Блестящий публицист и пресс-секретарь премьера Маргарет Тэтчер, он как-то сказал: оценивая деятельность правительства, журналистам стоило бы подозревать прежде косяк, чем заговор (сock-up before conspiracy). Если хотите, можно сказать и проще, повторив вслед за Пелевиным “Миром правит не тайная ложа, а явная лажа”.

На мой скромный взгляд, это одна из главных теорий государственного управления, которая работает практически всегда — даже в тех случаях, когда, казалось бы, налицо факт, из нее выпадающий.

И напоследок: то, что британские чиновники, имеющие доступ к государственной тайне, ездят общественным транспортом, британские граждане столь ответственны, что эту тайну защищают, не будучи чиновниками, а британские СМИ пользуются доверием и тех, и других, заслуживает безусловного уважения.

Алексей Кафтан, редактор отдела международной политики "Деловой столицы"
Поделитесь.

Оставьте комментарий