После «Северного потока-2»: как Украине защитить свой газовый транзит Будет или нет достроен газопровод «Северный поток-2» – этот вопрос уже не актуален

 

Ключевым вопросом следующих месяцев, а может и лет, будет другой: на каких законных условиях будет разрешена и потом будет проводиться его эксплуатация?

Решение этого вопроса в дальнейшем определит и судьбу газового транзита через Украину.

О том, что США не удастся с помощью санкций помешать реализации проекта, говорит и исторический опыт.

Во времена правления Рональда Рейгана и Маргарет Тэтчер США и Великобритания тоже вводили санкции против строительства газопроводных транзитных систем “Прогресс” и “Союз” из Советского Союза в Западную Европу. И тогда, во времена холодной войны, эти газопроводы тоже вызывали напряженность и споры между западными союзниками, прежде всего между США и Западной Германией и Францией.

Но и тогда газ из Сибири “пробил железный занавес”.

Сегодняшний президент США Джо Байден наверно хорошо помнит уроки этой истории, так как уже тогда был членом Конгресса и занимался внешней политикой. Его администрация после своего прихода в Белый дом в начале этого года поняла, что может еще некоторое время ставить палки в колеса строительству уже почти построенной трубы, но работы это уже не остановит.

Поэтому он был вынужден учитывать не меньший риск – что будет, если газопровод будет достроен вопреки санкциям (разве что – чуть с определенной задержкой), но результатом будет долгосрочное ухудшение отношений с Германией. Страной, которая наряду с Британией является для Вашингтона ключевым партнером в Европе.

Поэтому Киеву вряд ли стоит критиковать решения Байдена по “Северному потоку-2”, поскольку это может только всерьез и надолго испортить отношения с США. Тем более, что санкции все-таки пока не были полностью отменены, и Байден явно ждет, как сложится ситуация в Берлине осенью после выборов.

Важно:  Мертвый «МиГ» на международной выставке макетов МАКС-2021

Что в таком случае стоит предпринять Украине?

Намного более продуктивным для Киева было бы сосредоточиться в дискуссии с США, Германией, Брюсселем и остальными европейскими партнерами на условиях разрешения эксплуатации газопровода “Северный поток-2” в связи с сохранением транзита через Украину.

Здесь я вижу два важных момента.

Первый напрямую связан с фактом, что ключевой транзитный путь через Украину в Европу направлен на границу со Словакией, на пограничные точки Ужгород – Велке Капушаны. Через них сейчас как раз транспортируется газ, который “Газпром” планирует перенести на “Северный поток-2”.

Здесь надо сразу сказать, что многие, особенно в Берлине, ошибочно утверждают, что этот новый газопровод нужен для снабжения Германии после приближающегося закрытия атомных электростанции.

Это не совсем так. Значительная часть его годовой транспортной способности – 55 млрд кубометров – предназначена для стран Центральной и Южной Европы, в том числе для Словакии, Австрии и Италии. И это как раз газ, который сейчас поступает в эти регионы через Украину.

Поэтому если Берлин и другие европейские партнеры Киева утверждают, что они хотят при разговоре с Москвой о “Северном потоке-2” поддержать и транзит через Украину, на практике это в первую очередь значит, что мы должны говорить об одинаковых условиях транзита на украинско-словацком транзитном коридоре.

На самом деле сегодня мы имеем здесь существенно разные ситуации. До Ужгорода действует контракт с “Газпромом” со сроком до 2024 года, но от словацких Велких Капушан срок контракта уже – до 2028 года. Если Берлин утверждает, что его новый газопровод не должен остановить транзит через Украину, он должен в первую очередь обеспечить поддержку продления украинско-российского транзитного контракта на точку Ужгород на тот же срок, что имеет дочка “Газпрома” – “Газэкспорт” – со словацким оператором Eustream.

Важно:  «Потоку» обозначили берега. Почему «Газпрому» радоваться рано

Если в Москве с этим не будут согласны, это означает наличие угроз для украинского транзита.

А значит, Берлин должен гарантировать Украине компенсацию всех связанных с этими угрозами потерь.

Второй момент связан с общими юридическими правилами ЕС по транспортировке газа.

Главное правило говорит не только об отделении оператора от самого поставщика или трейдера газа, но и об обеспечении конкуренции через доступ третей стороны к трубе.

Другими словами, один поставщик не может заблокировать на себе всю мощность на определенных транспортных трубопроводах. Но как показывает спор вокруг немецкого газопровода “Опал”, который дальше транспортирует газ “Газпрома”, который поставляется в Германию по уже несколько лет как построенному газопроводу “Северный поток-1”, у этих правил есть множество исключений.

После пуска “Северного потока-2” получим ситуацию, что в одной точке на балтийском берегу, в германском Грейсфальде, сосредоточится больше половины экспорта “Газпрома” в ЕС, Британию и Швейцарию вместе взятые.

Другая концентрация возникнет на южном направлении, через “Турецкий поток”, причем оба эти новых газопровода на самом деле только перераспределят газовые потоки, идущие через Украину.

Аргументация, что все эти новые трубопроводы улучшат диверсификацию поставок в ЕС, верна только в том случае, если транспортировка через Украину останется на нынешнем уровне. Иначе на самом деле создаются новые доминирующие, а для части регионов ЕС даже монопольные транспортные коридоры, прежде всего – через Германию.

Поэтому для решения ситуации, и не только с украинским транзитом, надо дополнить европейские правила по транспортировке газа, добавив туда норму, что перенос импорта из одной точки входа в ЕС на другую, или между разными транспортными коридорами, нельзя сделать в ущерб другой трассе или точке входа.

Важно:  Российские акции потеряли триллион рублей. Названа причина

Тем более, если это касается изменения путей импорта газа от одинакового поставщика, из одинакового региона добычи, объем поставки существенно не растет и поставки идут для одинаковых регионов в ЕС.

И это правило следует напрямую связать с правилом доступа третей стороны в импортную трубу и точку и их непосредственную распределительную инфраструктуру в том смысле, что это правило нельзя отменить тогда, когда труба и точка заполнится благодаря изменению импортных потоков.

Украина имеет право требовать таких изменений в правила и на основе Соглашения об ассоциации с ЕС.

Таким образом реально создать работающий и юридически оформленный механизм, который позволит сформировать долгосрочную защиту для сохранения значительного объема транзита газа через Украину.

Карел Хирман, энергетический эксперт из Словакии для "Европейской правды"
Поделитесь.

Оставьте комментарий