Новости из зоны: Россия — лидер современной работорговли

Как вы себе представляете работорговлю, рабов, их владельцев? Думаю, что большинство, сейчас читая эти строки, улыбнется, мол, вы что, 21 век и все такое, какие рабы. Ну, или представит себе кадры из фильмов, гордая пленница Роксолана, рабыня Изаура, кандалы, цепи…

На самом деле все банально: вывезли в другую страну, отобрали паспорт. Точка! И вот ты уже не свободный, современный человек, а раб, которого можно купить-продать, убить, разобрать на органы, пусть на эксперименты, скормить животным, заставить убивать себе подобных на боях, работать на вредных производствах, просто работать за еду, работать в сфере сексуальной индустрии.

Современный рабовладельческий рынок — весьма обширен. И существует он в большей части на территории РФ, а также на постколониальном постсоветском поле.

И чаще всего, люди даже не задумываются над тем, что рядом с ним, есть скрытая опасность.

Первый раз о рабстве я услышала в 90-е. Тогда с Луганщины многие ехали в «богатую Россию» на заработки. В городе появились рекруты, обычные женщины, чаще всего имеющие родню в РФ, так как сами были выходцами оттуда, которые вербовали людей на сбор фруктов и овощей в Ставрополье, Краснодарский край, на обрезку садов, в общем, в сферу агро-бизнеса. Зарплаты тогда задерживали сильно, и многие люди уезжали на заработки семьями. А вот возвращались единицы. Измученные. Запуганные. Сломленные. Зависимые от наркотиков. По городу поползли слухи, что не все так красочно, как рассказывают вербовщики. Работать нужно 12-16 часов в день. Подъем в 3 утра. Душ на улице с холодной водой. Кормят хуже, чем свиней. Каша, кусок хлеба, жижа, называемая чаев. Редко суп из прогнивших овощей. Бьют. Штрафуют. Уехать не возможно, так как сразу забирают паспорта. Женщин насилуют. И даже кидают провинившихся в мужские бараки «для отработки». Владельцы и надсмотрщики, чаще лица кавказской национальности.

Город тогда гудел сильно. Но, при этом, к вербовщикам продолжали идти, действуя по принципу «та его кинули, так как он лох, а я же герой, да и это моя соседка набирает на работу, она не кинет». А соседка вывозила своих земляков в Краснодар, собирала паспорта для оформления, и исчезала, кинув земляков на произвол судьбы.

Что самое интересное в городе знали всех вербовщиков, но никогда к ним не возникало вопросов.

На фоне этих разговоров, тогда журналисты –а я тогда тоже работала в газете- пытались получить эксклюзивные интервью с пострадавшими. Мы не знали что такое постравмат, кто ж такому учит на факультете пира и топора и лезли к людям в душу со своими расспросами, реально не понимая, почему народ не хочет ничего говорить.

Сейчас, пережив постравмат переселения и войны, я понимаю, что тогда чувствовали люди, прошедшие ад, потерявшие там близких, чаще всего, потерявшие свое достоинство и человеческий облик. Что они делали, чтобы выжить? На что они шли, чтобы выжить? Даже тот минимум, что рассказывали эти люди «глотая» сигареты, был страшен.

Расследуя тему рабства, я тогда случайно познакомилась с человеком, который рассказал о рабских рынках Ростова и Ставрополья, о ямах для рабов, о том, как в СССР процветал этот бизнес, как опаивали людей, чужих, заехавших в гости к родне, как проигрывали людей в карты, как людьми платили за долги. Сам он больше 8 лет провел в рабах в Черкессии, куда его опоенного водкой с опиумом вывез коллега по работе, отрабатывая карточный долг.

Второй раз к теме рабства я вернулась, когда шахтеры Свердловска, выезжавшие на заработки на РФ, возвращались домой, на родные шахты и в родные бригады и рассказывали про «высокие» отношения русских к украинским заробитчанам: кража тормозков в шахте, низкая зарплата, кража вещей и денег, постоянные напоминания «вы никто, третий сорт, ххлы».

И вот когда в 2014-м эти же шахтеры начали орать «Донбасс-Россия», и захотели быть русскими, я пыталась им напомнить о их же жалобах на «старших братьев», но, они отводили глаза в сторону- «та там же не все плохие, да и Путин, он порядок наведет, заступится».

Если говорить о рабстве в условиях мирной Украины, то на Донбассе оно процветало в колониях. Все исправительные колонии по факту были во власти представителей пенитенциарной системы, которые выжимали из зэка все соки. Нет, это не о труде во благо страны. Это о бизнесе. Мастеровые люди в колониях делали сабли, мечи, украшения, резали иконы, точили шахматы. Из исправительных колоний потоком шли высококачественные эксклюзивные изделия, которые продавались за доллары.  Так было всегда. И в СССР, и в УСССР, и в Независимой Украине. Колонии были личной промышленной базой начальства. Зэка строили дачи, дома, делали мебель и ремонты.

С приходом современных технологий, телефонов, компьютеров, зэка стали монополией «разводняка», опять же, крышуемой сотрудниками и милицией

Если говорить о рабстве в условиях мирной Украины до реформ армии, то рабство было и в армии. Генералы с удовольствием использовали солдат, как бесплатный труд.

Но, это рабство, ничто по сравнению с тем, что реально происходит на РФ. Современной РФ: продажа людей, детей, рынки рабов.

Особой популярностью рабы пользуются в агро-индустрии. И, если быть честными, то «угоняют» в рабство не только украинцев, россияне всеядны, они делают рабами и соплеменников.

Война тут же показала Донбассу оскал русского мира и разговоры о рабстве снова возобновились. Сначала на РФ начали вывозить детей. Массово.

Как только началась война, в оккупированные районы потянулись российские ищейки, в том числе и киднепперы. Картинка «спасения детей Донбасса» показывалась красиво, доктор Лиза с младенцем на руках. Дальше- все, как в тумане. Никто и никогда больше не говорит о судьбах этих детей. Что интересно, из ОРДЛО массово вывозили на РФ не только здоровых детей из детских домов, у доктора Лизы популярностью пользовались дети с физиологическими отклонениями, дети-инвалиды. Как мне пояснили, такие дети, отличный товар для мафии «поберушек», то есть мафии, которая на России специализируется на попрошайничестве. Детей-инвалидов используют в качестве точки-эмпатии. 

Я написала серию статей, расследований и деятельности этих «черных спасателей», и, кстати, ни один российский либераст, не отреагировал на мои вопросы — где дети из ОРДЛО? 

Война принесла в ОРДЛО безработицу, и тут же, как в 90-е, вылезли на арену те же самые вербовщики с теми же самыми предложениями «в Краснодар на виноград». На фоне всеобщего доверия к РФ, вербовщики набирали бригады за пару дней.

И вот опять, что интересно, вербовщики были одни и те же, это целые семейные подряды. То есть, в городах их знали еще с 90-х, и вроде бы должны были помнить, сколько горя принесли такие вербовщики тогда на Донбасс, и сколько людей не вернулось с «винограда». Но, нет! К ним шли, вели друзей и знакомых, ведь «Россия-богатая, Россия-нас спасет».

Закончились все эти истории так же плачевно, как и в 90-е. Соцсети снова затопило волной гневных писем тех, кто все же вернулся домой. Голый, босый, без документов, добирающийся на попутках, с переломанными руками, выбитыми зубами.

Истории были так похожи, что казалось, что ОРДЛО попросту вернулось в 90-е. Их снова и снова, макали мордочкой в то, что они так и не выучили: русское убивает.

И снова в ОРДЛО заговорили о рабских рынках, Ставрополье, Краснодарском крае, Абхазии и Осетии. И снова начали исчезать люди. Правда, сюда добавилась вербовка на шахты Якутии. Но, это, скажем так, государственная программа РФ по переселению народов, там, конечно же, люди попадают в жуткие условия, но у них хоть паспорта не забирают, есть жилье и зарплата, так что это условное рабство. Рабство обстоятельств.

А вот «на виноград», «на мандарины», «на стройки», «на помидоры», в Ставрополье, Ростов, Краснодарский край, все время об одном: забрали документы, избивали, не заплатили, не кормили.

В этих статьях скрины потерпевших, которые сумели выбраться и выжить. 

ОРДЛО стало поставщиком рабов на РФ, как трудовых, так и сексуальных. Количество пропавших в ОРДЛО людей, просто потрясает. И не путайте трудовую миграцию (добровольное заключение трудовых договоров и выезд на новое место работы) с трудовым рабством.

ОРДЛО стало просто поставщиком человеческого ресурса. Жителей ОРДЛО на РФ рассматривают исключительно, как ресурс. Для работы, для пополнения рынка сексуальных услуг, для пополнения рынка медицинских услуг.

И, тем не менее, доверия вербовщики не теряют. И, тем не менее, доверие к представителям РФ в ОРДЛО все еще высоко. Тысячи страшнейших историй, о том, как жители ОРДЛО «работали» на виноградниках-парниках, потрясают цинизмом и жестокостью, как и тысячи историй похищений детей и женщин, мальчиков и мужчин. Снова, как в 90-е вернулись позиции «проиграл в карты», «отдал долг рабом», «заработок на комках» (на младенцах), «заработок на пахарях» (трудовые рабы).

И, как бы уже зная все грани рабства и использования РФ людей, я не думала, что открою еще одну: медицинское рабство.

Да, звучит дико. Может я не правильно сформулировала. Попробую пояснить на примере одной социальной истории, слегка всколыхнувшей соцсети.

Эта истории пришла ко мне из Крыма. Оккупированного РФ украинского Крыма. Житель Крыма начал разыскивать свою жену в социальных группах ОРДЛО, а именно Донецк – ОРДО, оккупированный город Украины.

Его жена, работала медсестрой в крымской больнице (я забила все данные человека, чтобы не подставить его). На работе им предложили –врачам, медсестрам, медработникам-очень выгодные условия работы-профессиональной переподготовки на российские дипломы в больницах Санкт-Петербурга (высокая зарплата, жилье, соцпакет). Это и частные клиники, и дома престарелых. На фото был европейский комфорт, улыбающиеся люди, оборудование. Естественно, что жизнерадостно и красиво, ведь это же богатая Россия. Естественно, что многие согласились, тем более, что зарплата была в 3 раза выше крымской, плюс, жилье в Питере, плюс, российские документы о повышении квалификации, со странной формулировкой «дающие право работать в странах Евросоюза в условиях пандемии».

Это было год назад. Начало эпидемии ковид. И оказалось, что всех, изъявивших желание «переподготовится» крымских медработников вывезли в Питер и Москву работать с ковидными больными, в инфекционные клиники и отделения. Люди об этом узнали по факту приезда, сдачи документов (да, паспорта забрали). Жилье- общаги, документы-справка, зарплата-меньше, чем получали по прежнему месту работы. Уехать назад –нельзя.

Очень много заразилось и умерло. Со многими потеряна связь. Долгое время не получал известий от жены и человек, который сейчас разыскивает ее в «днр». Почему «днр», и какая связь с Питером?

Оказалось, что отработав год с ковидниками, медсестер и врачей, оставшихся в живых, домой не вернули. Их перевезли, -как мы понимаем, насильно,- в «республики». Перевезли в этом году с ротацией российских войск, в качестве военных медсестер. Сейчас они живут в военных лагерях, где обслуживают военных ихтамнетов и местных коллаборантов. Там тоже бушует ковид. Но, основная их цель, не лечение больных. А на случай нападения на Украину, оказание медпомощи российским военным, а так же, помощь питерским медицинским специалистам-трансплантологам. А как вы думали, война-это еще и ресурс органов.

В 2014-м в Ростове столько раненных ихтамнетов «разобрали» по косточкам. Мертвые тела с поля никому не нужны, а вот раненные… Да. Рынок черной трансплантологии РФ, это война и снова же, неисчерпаемый ресурс ОРДЛО. Ну, не изымают органы на поле боя, как рассказывали в пугалках, прикрывая сами себя, россияне. Все раненных, с нужными «вещами», перевозили в больницы и уже там, их принимали, как потенциальных носителей ресурса.

И как только на РФ заговорили о наступлении, в ОРДЛО подтянулись спецы из Питера. Погнали туда и рабынь-медсестер, и рабов-врачей, вывезенных из Крыма.

У людей нет паспортов. Поэтому военные лагеря им покидать опасно и запрещено. Они в «днр» иностранцы без документов.

Ответы в соцсетях, отчаявшемуся мужчине правдиво-циничны: «забудь, из дыры она не вернется, или забьют, или занасилуют, или умрет от болезней». Понятное дело, что никто никого там искать не будет, особенно рабов, поставленных РФ, как использованный ресурс.

К таким статьям относятся настороженно, мол, а докажи, а пропаганда, а пугалки, а так не бывает. В статье ссылки на ранее опубликованные материалы со скринами, прямой речью, здесь повторять их не буду. Могу предложить позвонить вербовщикам и поехать на виноград в Ставрополье, Краснодарский край, Осетию, Абхазию, сделать репортаж прямого участия.

Знаете, в развитом, современном мире и РФ не должно быть, и войны, и голода, но они есть. О том, как СССР убивал голодом Украину, мы доказывали 70 лет. Доказали! Когда-то докажут и подтвердят каждый факт преступлений РФ на оккупированных территориях Крыма и Донбасса. А пока, напомню: русское убивает!

Олена Степова для «ИС»


Поделитесь.