Большой брат следит: для разведки США нет секретов в Крыму

Американские разведывательные дроны RQ-4 Global Hawk, базовые патрульные самолеты типа «Посейдон» и самолеты радиотехнической разведки очень плотно мониторят оккупированный Россией Крым, черноморское побережье РФ и оккупированные территории восточного Донбасса. В полезных для Украины тонкостях этих полетов разбирался «Флот 2017».

Впервые о таких полетах россияне заговорили в апреле 2015 года, когда тогдашний заместитель начальника Генерального штаба Вооружённых сил РФ генерал-лейтенант Андрей Картаполов выступил с гневной речью, в которой пригрозил сбивать вражеские аппараты, которые появляются в непосредственной близости от Крыма.

Однако вплоть до 15 октября 2015 года подтверждений такой разведывательной деятельности американцев в открытых источниках не было. В тот день стратегический разведывательный беспилотный летательный аппарат RQ-4 Global Hawk впервые, что называется, «засветился» на сайтах, отслеживающих движение авиации. Дрон, взлетев с американской авиабазы Сигонелла в Италии, выполнил 17-часовую миссию над черноморской акваторией близ Крыма и Сочи.

Выбор RQ-4 Global Hawk, как основного разведывательного аппарата, был совсем не случаен. Аппарат, имеющий взлетную массу 15 тонн и размах крыла около 40 метров, может патрулировать воздушное пространство в течение 30 часов на высоте до 18 км. На высотном беспилотнике установлена самая современная по нынешним временам интегрированная система наблюдения и разведки. Его радар предназначен для работы в любых погодных условиях и в нормальном режиме работы он обеспечивает получение радиолокационного изображения местности с разрешением в 1 метр. Такая аппаратура позволяет обнаруживать наземные подвижные объекты в радиусе 100 км и передавать информацию в виде отдельных кадров (причем изображения с радара и сенсоров обрабатываются непосредственно на борту БПЛА), а уже наземная станция собирает из кадров изображения и подготавливает их для дальнейшего использования.

Американский беспилотник RQ Global Hawk

За сутки полета может быть получено изображение с площади 138 тыс. км² на расстоянии 200 км. В точечном режиме при съёмке области размером 2 х 2 км за 24 часа может быть получено более 1900 изображений с разрешением 0,3 м. Беспилотник имеет широкополосный спутниковый канал связи и канал связи в пределах зоны прямой видимости. Стоимость БПЛА оценивается в $140 млн, а час полета обходится американским налогоплательщикам в $31 тыс.

Как правило, полеты Global Hawk комбинированные — после мониторинга линии разграничения на Донбассе аппарат уходит на Севастополь, спокойно двигаясь на высоте свыше 16 км в международном воздушном пространстве, а затем идет к черноморскому побережью. При этом американские военные демонстративно включают приемники, позволяющие любому желающему увидеть их на специализированных веб-сайтах – «чтобы все знали, что они там есть».

Полную хронологию таких полетов привести достаточно сложно, так как американцы практикуют и вылеты с выключенными транспондерами, что, конечно, не является проблемой для российской системы ПВО, однако не позволяет отслеживать в режиме онлайн открытыми источниками.

Так, только за январь – февраль 2021 года дроны совершили, как минимум, пять вылетов, причем приближались к границе Российской Федерации на дистанцию, где их аппаратура наиболее эффективна – 35 – 40 км. Так, если судить из опубликованной информации то, к административным границам Белгородской, Воронежской и Ростовской областей дрон подлетал на расстояние 37-55 км, а в районе оккупированного Севастополя — на 33 км.

Однако кроме беспилотной авиации к разведывательной деятельности в 2016-2020 годах широко привлекались также противолодочные самолеты P-8A «Посейдон» и самолеты радиоэлектронной борьбы EP-3E «Aries II», которые ныне заменены самолётами радиоэлектронной разведки Boeing RC-135V (причем как из состава ВВС США, так и Королевских ВВС Великобритании).

Причем активность американцев и британцев в черноморском регионе только за март 2021 года феноменально высока. Приведем хронологию только по открытым источникам:

— 11, 14, 18 марта: британский Boeing RC-135V с авиабазы Уаддингтон. Причем 12 марта самолет прошел сквозь воздушное пространство Украины, а затем в 45 км от Судака и Ялты;

— 8, 12, 15, 16, 19, 24 марта: Boeing RC-135V  ВВС США, взлетевший  с авиабазы Суда-бэй, о. Крит.

Эффективность RC-135V сложно переоценить – вся разведывательная система отработана годами и обеспечивает разведку всех средств ПВО противника (включая истребители-перехватчики и ЗРК), а так же сетей радиосвязи его авиации и  бортовых радиоэлектронных средств.

В отличие от других самолетов-разведчиков группа операторов RC-135V гораздо более разноплановая по составу. В нее входят офицеры боевого авиационного командования, в том числе три оператора радиоэлектронной борьбы, которые должны отслеживать местоположение самолетов противника и ЗРК по радиолокационным излучениям, перехватываемым системой автоматической радиотехнической разведки РЛС. Кроме того, на борту находятся 12 — 16 технических операторов из состава управления воздушной разведки, которые с помощью системы многоканальной разведки в УКВ диапазоне ведут радионаблюдение за перехватами, выполняемыми истребителями и за сетями связи секторов ПВО противника.

И, наконец, на самолете работают еще семь технических операторов разведки, осуществляющих детальный контроль радиолокационных излучений объектов воздушного, наземного и морского базирования с уточнением результатов их автоматического поиска и классификации посредством ручной доразведки, и формирование специальных сообщений, дополняющих данные о радиоэлектронной обстановке, которые передаются трем операторам-аналитикам рабочей группы самолета.

«Око небес» — американский самолет RC-135

Судя по маршруту, американскую разведку США интересуют, прежде всего, места базирования Черноморского флота РФ – как в Крыму, так и в Новороссийске, Керченский пролив и газоносные районы Черного моря, где расположены захваченные РФ украинские газовые вышки.

И самое интересное — это реакция российских Воздушно-космических сил. На сегодня неизвестно ни одного случая удачного перехвата дрона или разведчика российскими истребителями, хотя на той же Балтике российские летчики активно перехватывают «все, что летает».

Но в случае с «крымскими» полетами тех же RQ-4 сказывается чисто технический момент. Дело в том, что американский дрон летает на высоте 18 км, в то время как практический потолок вылетающих на их перехват Су-30 из Крымска или Бельбека — 17,3 км, то есть на 700 метров меньше.

Причем оперируя «бумажными» характеристиками, надо понимать, что в реальности высота, на которую может «забраться» истребитель, может быть значительно меньше и зависит от многих факторов — как от погоды, так и, например, от изношенности двигателей самолета. Таким образом, разница в высотах может быть довольно таки существенной, что позволяет оператору RQ-4 не беспокоиться о российских перехватчиках. Фактически российские летчики просто не могут достать «бесчеловечного» противника.

Российский Су-30 летает слишком низко

А сбивать системами ПВО (та же С-400, которая базируется в Крыму, вполне может поражать цели на такой высоте) — это значит пойти на прямое военное противостояние. Причем в условиях, когда Запад не признает российскую принадлежность полуострова Крыма, а значит, и воздушного пространства над ним. Ни для кого не секрет, что по международным законам — это Украина. И время от времени украинские высокопоставленные политики откровенно «троллят» Кремль, публично давая разрешение авиации НАТО летать над Крымом. Понятно, что в условиях, когда Путин может отдать приказ стрелять никто не станет рисковать ни разведчиком, ни дорогостоящим дроном, однако факт остается фактом.

Что касается украинского интереса в таких полетах, то он более чем очевиден. На сегодня уже не секрет, что западные союзники делятся оперативной разведывательной информация с Генеральным штабом ВС Украины и для этого есть даже специально прикомандированный американский специалист. Информация с оккупированных территорий Донецкой и Луганской областей сразу же поступает в работу и используется в оперативных целях, а вот информация по оккупированному Крыму становится источником для стратегического планирования – в любом случае в чисто теоретическом варианте существует план операции по военной деоккупации полуострова и параметры целей для возможных ударов с земли и с воздуха нужно регулярно обновлять.

Михаил Жирохов

Источник: Флот-2017


Поделитесь.