Силовики Байдена. Кто в новой администрации США отвечает за безопасность

Главными чертами кадрового процесса при Байдене можно считать выверенный квотный принцип и отсечение любых персонажей без опыта в конкретной сфере

Администрация 46-го президента США Джозефа Байдена, чей отбор шел своим чередом, пока демократы еще могли наблюдать за истериками проигравшей стороны с лицом игрока в покер, в последние дни формировалась более нервно в непростых условиях “внутренней” атаки на Америку.

Примечательно, что Байдену приходится даже сложнее, нежели в сравнимой ситуации Джорджу Бушу-младшему, все-таки успевшему проработать около девяти месяцев, прежде чем политический курс пришлось довольно резко менять в связи с террористическими атаками 9/11.

Любопытно, что во многих предсказаниях из оккультной среды (увы, нынешняя историческая эпоха, в которую шаманы штурмуют Капитолий, заставляет относиться с интересом и к такому) содержалась идея, что 44-й президент, Обама, станет последним. В какой-то степени так чуть (?) и не получилось, а инаугурация 46-го президента происходила в откровенно чрезвычайных условиях, чем-то напоминающих обстоятельства прихода к власти Франклина Делано Рузвельта, входившего в Белый Дом под выстрелы гангстеров и митинги американских фашистов, поддерживаемых из Германии. А также, не забудем, и подкопы коммунистической агентуры, угнездившейся в США в золотой век советской внешней разведки, позднее разгромленной параноиком Иосифом Сталиным.

Нечто очень похожее происходит и сегодня, только в роли Германии – Россия, а гангстеров – коррумпированная часть консерваторов (правда, не только их, да и нового извода “красных бригад” тоже хватает). В этой связи ряд внешнеполитических и военно-политических назначений нового президента обретает особенное значение, нежели обычно, поскольку на рутину, некомпетентность и иллюзии времени, откровенно говоря, просто нет. В заполнении кадровой таблицы в последние недели и даже дни имела место быть некоторая неясность в силу компромиссов, на которые Байден идет в попытке восстановления двухпартийного консенсуса.

Посол, да не тот

Итак. Центральное разведывательное управление возглавит чрезвычайный и полномочный Посол Уильям Джозеф Бернс. Которого, сразу же подчеркнем, не стоит путать с Николасом Бернсом, аналитиком, который почему-то фигурирует в СМИ как советник Байдена и прославился несколько странным заявлением по компромиссу с немцами насчет СП-2. Это просто однофамилец, бывший посол США в Греции и крупный чиновник Госдепа времен, преимущественно, Буша-младшего.

Уильяму же Бернсу 63 года, он родился в военной семье в Форт-Брэгг, Северная Каролина. Окончил католический университет Ла Салль в Филадельфии и Оксфорд (колледж Сент-Джон, стипендия Маршалла, направленная на укрепление трансатлантического партнерства), политолог-международник (как видим, никаких юристов, дельцов и мажоров). Тема диссертации Бернса — “Экономическая помощь США и американская политика в отношении Египта”. На дипломатической службе с 1982 года, то есть со времен Рональда Рейгана.

В 1996-1998 (при Билле Клинтоне) Бернс работает начальником секретариата Госдепартамента. В 1998-2001 (при Билле Клинтоне и Джордже Буше-младшем) – посол США в Иордании, стране в ближневосточных раскладах ключевой. В 2001-2005 (при Буше-младшем) Бернс – заместитель госсекретаря по ближневосточным вопросам, в ноябре 2005 – мае 2008 года (при Буше-младшем) посол США в России. В 2008-2011 (при Буше и Бараке Обаме) – заместитель госсекретаря по политическим вопросам (теперь на этой должности – Виктория Нуланд), в январе 2009 – исполняющий обязанности госсекретаря, в 2011-2014 – первый заместитель госсекретаря США. С февраля 2015 года по сегодняшний день – президент Фонда Карнеги.

Посол Бернс прекрасно знает русский, с неприязнью относится к режиму Владимира Путина (как выяснилось из украденных Викиликс сообщений, в частности посвященных впечатлениям о свадьбе в Чечне), придерживается глобалистских взглядов a la Clintonesque, но при этом успешно “тащил” на себе ближневосточную политику США времен наступления неоконсерваторов.

Латентные претензии к нему высказывались лишь в том смысле, что московский филиал фонда Карнеги (“Московский центр Карнеги”) с начала десятых годов попал под явное влияние российских разведывательных ведомств и транслирует мессиджи Кремля. Однако есть и другая версия – о некоей приличествующей случаю мимикрии, которую частично обосновывает то наблюдение, что нынешний директор центра Дмитрий Тренин, с огромной вероятностью офицер ГРУ, скорее выиграл от распада советского режима. Вообще, сотрудникам этого “недобитого” центра в Москве, еще десять лет назад служившего источником академической мысли, сегодня не позавидуешь – просто в силу особенностей мышления деградировавшей кремлевской верхушки.

Будут ли интеллектуалы Бернс или новый госсекретарь Блинкен на своих должностях “лучше”, к примеру, продержавшегося до последнего дня в своем кабинете Майка Помпео (провел на посту два года и девять месяцев – рекорд для политически значимых сотрудников ушедшей администрации)? Они явно будут мыслить более стратегически.

Между прочим, в рамках транзита между администрациями обязанности госсекретаря исполняет директор вашингтонского аналога киевской дипломатической академии, в прошлом (при Обаме) заместитель госсекретаря по разведке (2014-18) Дэниэл Беннет Смит, тоже, кстати, как и запутавшийся в новостных потоках Ник Бернс, когда-то бывший американским послом в Греции. В любом случае, Смит, судя по периоду службы на должности руководителя внешнеполитической разведки, – человек воюющей Украине не чужой. Он уступит свое место Бернсу после утверждения бывшего посла в Иордании и России профильным комитетом и Сенатом.

Остин, штат Алабама

Во многом знаковое для Украины министерство обороны – Пентагон – возглавит четырехзвездный генерал в отставке 67-летний Ллойд Джеймс Остин. Уроженец Алабамы, католик и афроамериканец Остин – последний командующий американскими войсками в Ираке, начальник генерального штаба при Обаме. Уволился из рядов вооруженных сил США в 2016 году, после чего входил в наблюдательнее советы таких военно-промышленных гигантов как Raytheon (к которому, кстати, имел отношение и Майк Помпео). На протяжении своей карьеры командовал подразделениями едва ли не всех родов войск.

Генерал Остин известен тем, что ненавидит общаться со средствами массовой информации, однако, возглавив Пентагон в качестве первого министра обороны США афроамериканского происхождения, он неизбежно станет колоритной целью для журналистов. Трудно сказать, в курсе ли будущий глава Минобороны США всего набора украинских вызовов, но множество его сослуживцев по Ираку уже перебывало на советнических должностях в Киеве, так что, думается, характерных для транзита протяжек не возникнет.

Впрочем, опекать Остина будут двое заместителей – работавшая в администрации Обамы политолог-международник Кэтлин Хикс и бывший советник по национальной безопасности вице-президента Байдена, крайне непубличный персонаж Колин Каль, подвергшийся при Трампе гибридным репрессиям.

Механик под прикрытием

Во главе Национальной разведки США (после внезапной схватки среди сенаторов от обеих партий, теперь как-то вынужденных делить ответственность за любые назначения) встанет 51-летняя Аврил Хэйнс. В 2013-2015 Хэйнс работала заместителем директора ЦРУ, а в 2015-2017 – на должности нынешнего госсекретаря Блинкена, заместителем советника по национальной безопасности. Г-жа Хэйнс происходит из известной нью-йоркской интеллигентной семьи, в юности окончила токийскую школу дзюдо (привет Путину), затем физфак Чикагского университета, потом занималась довольно экзотическим книжным бизнесом вместе с мужем. Аврил Хэйнс – личность крайне разносторонняя, вплоть до того, что работала в автомастерской, а от докторантуры престижного университета Джона Хопкинса отказалась.

На государственной службе – с 2001 года, начала со сферы международных организаций в области права, в частности, в Гааге (к этому времени она, вероятно, уже работала агентом). Затем – апелляционный суд, юридическое управление Госдепартамента, обязанности начальницы которого она исполняла в 2013 году. Далее президент Обама перебросил Хэйнс в ЦРУ. На должности заместителя директора службы, а впоследствии заместителя советника по национальной безопасности, она курировала программу внедрения и использования БПЛА, а также ряд других тонких вопросов, относящихся, скорее, к сфере контрразведки.

После ухода из администрации Хэйнс получила немало приличествующих статусу академических и общественных синекур, но главное – это консультативная работа в “Палантире”, фирме Энтони Блинкена и экс-советницы Пентагона Мишель Флурнуа, занимавшейся засекреченной проблематикой. Хэйнс оказывала поддержку нынешней главе ЦРУ Джине Хаспел. Так что, как видим, с преемственностью дело обстоит отлично, как и с другими необходимыми сегментами – так, к примеру, г-жа Хэйнс является сторонницей свержения режима Ким Чен Ына.

До последнего момента, частично в силу половинчатых ныне раскладов в верхней палате, где решающим голосом при голосовании (но не в профильных комитетах) обладает вице-президент Камала Харрис, утверждение Хэйнс было под вопросом – просто потому, что новому поколению сенаторов-республиканцев, обделенному Трампом должностями, важно было показать себя. Так или иначе, именно директор Национальной разведки США курирует все остальные разведывательные ведомства, в том числе ответственные за санкции структуры американского Минфина. Это последнее обстоятельство, по понятным причинам, крайне важно именно для Украины.

Киберохотницы

Наконец, с АНБ дело обстоит непросто – дело в том, что, с одной стороны, Байден восстанавливает значение института помощника президента по кибербезопасности – эту должность займет Анна Нойбергер из АНБ, которая курировала впечатляющий ответ ведомства россиянам за их атаку во время промежуточных выборов 2018 года. Это когда россиянам было продемонстрировано, что, например, может внезапно произойти с их электростанциями. Кстати говоря, Нойбергер происходит из семьи венгерских беженцев, прибывших в США после подавленного восстания 1956 года. Эта должность будет иметь определяющее значение в свете развала силовых структур при попустительстве Трампа, приведшего к масштабной хакерской атаке против федеральных ведомств и финансовых организаций.

Также, помощницей президента по внутренней безопасности (впрочем, понятие homeland security гораздо шире) станет Элизабет Шервуд-Рэндалл, в администрации Клинтона служившая помощницей заместителя министра обороны по вопросам ядерного разоружения, а в кабинете Обамы – заместителем министра энергетики. С другой стороны, профильные СМИ в этой сфере уделяют пристальное внимание назначениям Нойбергер и Шервуд-Рэндалл, по-видимому, подразумевая структурную перестройку АНБ, возможно, пережившего свой зенит при Буше-младшем и Обаме и, как ни крути, опростоволосившегося с Эдвардом Сноуденом.

В любом случае, пока АНБ продолжает возглавлять назначенный директором в мае 2018 года генерал Пол Накасоне, а среди номинантов от Байдена кандидаты на его должность пока отсутствуют. Из чего может следовать, что ресурсы и возможности этого ведомства будут напрямую замыкаться на Белый Дом.

Свои люди

Главными чертами кадрового процесса при Байдене можно – даже в эти первые дни – считать выверенный квотный принцип и отсечение любых персонажей без опыта в конкретной сфере, в частности, в сфере безопасности. Но вряд ли правомерно называть первую администрацию Байдена “третьей администрацией Обамы”.

Так, глава аппарата при Обаме МакДоноу теперь стоит во главе ведомства по делам ветеранов, что аналогично советскому Министерству сельского хозяйства или украинскому Министерству социальной политики – иными словами, это черная дыра, в которой утонет любая репутация. Раздражавший россиян своим вниманием к правам человека дипломат Филипп Гордон теперь в аппарате вице-президента Харрис, в то время как Виктория Нуланд просто вернулась на свою должность с несколько упрощенным названием. Скорее, это альтернативная версия кабинета Клинтона, а точнее – это, в своем ядре, многолетняя команда вице-президента, сенатора и функционера Демпартии Джо Байдена.

Примечательно, что вступающая в свои полномочия администрация, судя по формулировкам должностей, очищенным от традиционного американского провинциализма, – однозначно глобалистская во всем том, что касается безопасности, внешней политики и экономики. А вот какой именно видит глобализацию и возвращение стабильности (да и содержание такой стабильности) новый американский кабинет, мир узнает в ближайшие месяцы. Что касается украинских ожиданий, то это тот случай, когда пора перестать ожидать и необходимо просто работать, чтобы сделать стратегические отношения эффективнее, очистив их от конъюнктурных противоречий.

Источник: Деловая столица


Поделитесь.