Применим ли на Донбассе “хорватский вариант”?

Перед тем, как попытаться ответить на этот вопрос, нужно заглянуть в его историю.

Война между хорватами и сербами вспыхнула внезапно, сразу после объявления Хорватской республикой о выходе из союзной Югославии и длилась 4 года. Два близких южнославянских народа, говорящих на схожих языках и не сильно отличающиеся по численности. – на одного хорвата приходится 1,5 серба. Вместе с тем, были довольно большие расхождения в менталитете. Хорваты будучи ревностными католиками, никогда не тянулись к православному восточно-славянскому братству и держались особняком, подальше от обнимашек-целовашек с “братушками”. Во время 2-й мировой войны на территории Хорватии возникло профашистское государство и местные “усташи” устроили геноцид сербам, евреям и цыганам. Как вы сами понимаете, после этого любить друг друга у сербов и хорватов не было никакого желания. Пока Тито придерживался доктрины федеративного устройства и равенства народов, но как только Слободан Милошевич решил расширить полномочия сербов за счет других, Югославия начала трещать по швам.

Как видите, отличия первоначальных условий конфликта в Югославии и Украине совершенно разные и не учитывать этого нельзя.

Теперь обратимся непосредственно к боевым действиям 1995 года, когда хорватская армия за 88 дней освободила свою территорию от самопровозглашенной Республики Сербской Краины, Здесь прямая аналогия с ДНР и ЛНР никак не уместно – у Хорватии, как у Украине не было 25 лет для “цементирования” собственного государства.

Первое, что бросается в глаза, так это неспособность Сербии противостоять “новорожденным” республикам (Хорватия, Словения, Босния и Герцеговина, Косово) одновременно. Конечно, Сербия содержала свой анклав на территории Хорватии, но не имела того масштабного перевеса, который имелся у России в отношении Украины в 2014 году..

А теперь перейдем непосредственно к победным маршам 1995 года. С сербами хорваты тогда молниеносно “разобрались”, но осадок, как с ложечками из анекдота, остался.

В этой крупнейшей наземной операции в Европе после Второй мировой войны хорватская армия задействовала более 100 000 военнослужащих. Могло ли обойтись без эксцессов? Естественно – нет.

В ходе судебных разбирательств в Международном трибунале по бывшей Югославии было доказано, что 20 000 сербов были насильно депортированы, а 200 000 стали беженцами и были вынуждены покинуть свои дом. После ликвидации Сербской Краины хорватам, бежавшим из этих мест в 1991 году, было разрешено возвращаться в свои дома. Только в 1996 году около 85 000 перемещённых хорватов вернулись в Краину и Западную Славонию.

Как ни странно, чисто военные потери в ходе операции “Буря” были не так уж и велики – хорватские войска потеряли от 174 до 196 человек убитыми и 1430 ранеными]. Сербская сторона потеряла от 500 до 742 военнослужащих убитыми, 2500 было ранено и около 5000 солдат и офицеров попали в плен. Также от 324 до 677 гражданских лиц погибли в ходе боевых действий и военных преступлений.

А теперь сравним эти цифры с потерями за всю историю этой кровавой бойни с 1991 по 1995 год.

Большинство источников говорят об около 20 000 погибших в ходе войны в Хорватии. Без вести пропало12 000 человек, в том числе 6788 военнослужащих и 4508 гражданских лиц. В 2009 году в Хорватии было зарегистрировано 52 000 инвалидов войны. Эти данные включают не только лиц, пострадавших физически, но и людей, больных хроническими заболеваниями, чьё здоровье значительно ухудшилось. В ходе войны беженцами и перемещёнными лицами стали около 500 000 человек. От 196 000[ до 247 000 лиц хорватской и других национальностей были вынуждены покинуть территории, контролируемые Сербской Краиной. По данным ОБСЕ, опубликованным в 2006 году, 218 000 из 221 000 хорватских беженцев из Краины после войны вернулись в родные края.

Как видите, потери при молниеносной военной операции намного меньше, чем во время относительно вялотекущей войны.

Ну, а теперь попытаемся ответить на поставленный в самом начале вопрос – применим ли в Украине хорватский вариант?

Рискну ответить на него уклончиво – пока нет. Причем, главным словом в этом предложении является слово ПОКА. Конечно, украинская армия сильно окрепла в сравнении с 2014 годом, тогда как российская начала изрядно ослабевать, прежде всего, от упадка экономики. Но не настолько, чтобы без большой крови оставить Донбасс в покое. Да, и пророссийские силы в Европе только того и ждут, что в этом регионе пролилась кровь – санкции против России мгновенно будут пересмотрены и тогда мы столкнемся с куда более грозным противником.

Сколько же нужно выжидать? Этого не знает никто, хотя мы уже видим, как российский колосс начал пошатываться на своих глиняных ногах.

Главный официальный российский полководец Суворов когда-то написал книгу “Искусство побеждать”. Нам нужна совершенно иная стратегия – “Искусство ожидать”.

Если долго сидеть на берегу реки, можно увидеть трупы проплывающих врагов.

(Конфуций)

Источник: Одесский курьер


Поделитесь.