Назад в совок. В России докатились до продуктовых карточек для бедных

В России введут продуктовые карточки — печально известный атрибут советской экономики. Идею давно обсуждают в высоких кабинетах. Даже раньше, чем Росстат опубликовал данные о том, что по итогам второго квартала 2020 года «армия бедняков», которая живёт на менее, чем $3 в день, выросла до 19,9 млн человек (порядка 14% населения страны), а каждый пятый ребёнок в России, по данным Росстат за 2018 год, живёт за чертой бедности.

В частности, в понедельник, 21 декабря, стало известно, что Общественная палата РФ обратилась к правительству с идеей ввести продуктовые карточки для малоимущего населения в связи с ростом цен на базовые продукты. С инициативой выступила глава комиссии по развитию агропромышленного комплекса Общественной палаты РФ Юлия Оглоблина. «Считаю важным задуматься правительству над предоставлением продуктовых карточек, социального питания или товаров первой необходимости малоимущему населению», – прокомментировала она инициативу.

Примечательно, что это случилось, спустя неделю после введения фиксированных розничных цен на сахар и масло. Правительство РФ кнутом, а не пряником, заставило розничные сети снизить цены на сахар до 46 руб. ($70) за килограмм, на масло – до 110 руб. ($1,5) за литр.

Продукты в России дорожают не первый год, но правительство «зашевелилось» только сейчас после критики президента накануне ежегодной пресс-конференции в декабре и выборов в Госдуму РФ в сентябре 2021 года. Владимир Путин закатил спектакль на тему «Царь — хороший, бояре — плохие», попутно обвинив Запад в росте цен на российские продукты на российском же рынке. А также устроив публичную порку министру сельского хозяйства Дмитрию Патрушеву, который по «счастливой случайности» является сыном секретаря Совета безопасности Николая Патрушева (считается, что последний разгласил конфиденциальную информацию, которая стала основанием для недавних журналистских расследований изданий «Проект» и «Важные истории» о Путине, его семье и близком окружении).

Примечательно, но данные о ценах на продукты не являются тайной ни для президента России, ни для правительства, ни для Минсельхоза — информацию на еженедельной основе собирает и публикует Росстат. Напомним, в топ-10 наиболее подорожавших продуктов в России вошли: +64% – сахар-песок; +45% – крупа гречневая; +30% – картофель; +27% – масло подсолнечное; +25% – огурцы; +24% – морковь; +17% – яблоки; +14% – рис; +14% – мука пшеничная; +12% – вермишель. Так что «возня» с ценами выглядит, как отвлекающий манёвр для успокоения нищего народа.

К слову, столь стремительное подорожание продуктов происходит в стране, где официальная инфляция по итогам года составит 3%. Хотя по данным исследовательского холдинга «Ромир», реальная инфляция превысила официальную в 3,5 раза и составила на начало ноября 14%.

Российское правительство остановило рост цен на некоторые продукты административными мерами. В частности, Минсельхоз повысил тарифы на вывоз семян подсолнечника и рапса до 30% стоимости продукции и предложил ввести экспортные пошлины на зерно, тем самым ограничивая экспорт и создавая профицит продукции на внутреннем рынке. Также в правительстве обсуждается идея госрегулирования цен на растительное масло и сахар.

Однако эти меры — жест отчаяния, ведь в условиях рыночной экономики правила диктует рынок, а не чиновники. Они скорее нанесут урон российским производителям, и, как итог, внутреннему рынку и потребителям, чем стабилизируют цены. Во-первых, меры действуют исключительно на узкий список продукции, не затрагивая, к примеру, овощи и фрукты или мясо. Во-вторых, они никак не влияют на уже понесённые дополнительные расходы производителей, вызванные пандемией и девальвацией рубля, ведь сельское хозяйство по-прежнему зависит от импорта семян, удобрений, оборудования и прочего. В-третьих, ограничение цен на государственном уровне приведёт к дефициту продукции и росту цен в слабо контролируемых точках продаж, к примеру, на рынках, не создавая стимулов для развития собственного производства с минимальными издержками.

В России происходит катастрофическое падение реальных располагаемых доходов. По данным Росстат, в третьем квартале 2020 года они сократились почти на 5% после рекордного падения на 8,4% во втором. А тем временем Владимир Путин во время ежегодной пресс-конференции заявил, что 2020 год, как погода, которая не бывает плохой или хорошей. «Погода – она и есть погода. Так и год: и плюсы есть, и минусы. Как в жизни всегда», – сказал он, отвечая на вопрос журналистки с Дальнего Востока о том, был ли уходящий 2020 год для него хорошим или плохим.

Владимира Владимировича можно понять. В 2018 году аналитики Высшей школы экономики и Института исследований и экспертизы Внешэкономбанка оценили степень концентрации финансовых активов и сбережений в руках 3% самого обеспеченного населения России (к этой группе, по «счастливой случайности», относится и Владимир Путин). В 2018 году на эти 3% приходилось 89% всех финансовых активов, 92% всех срочных вкладов и 89% всех наличных сбережений. «Объёмы финансовых активов населения почти полностью определяются богатейшей группой населения», – сделали неутешительный вывод экономисты. Более того, во время кризиса в России, начавшегося в конце 2014 года, обеспеченные россияне продолжали улучшать своё положение в то время, как у простых россиян до 2019 реальные доходы упали на 7%.

Ввиду тотального обнищания, а также невозможности длительного сдерживания цен административными мерами, правительству ничего не останется, как ввести продуктовые карточки — для 97% россиян…

Тамара Петренко

Источник: Международный курьер


Поделитесь.