Как «Крыммедстрах» провел рейдерский захват здоровья жителей оккупированного полуострова

В 2014 году одним из главных лозунгов-обманок Кремля в Крыму была «страховая медицина». Крымчанам старательно внушали, что после «референдума» обслуживать их здоровье будут «совершенно бесплатно» по «полисам обязательного медицинского страхования». В реальности же РФ криминализировала систему крымского здравоохранения. Учрежденная через две прокладки банком «Россия» Путина и Ковальчуков фирма «Крыммедстрах» занимается рейдерством, хищениями и обналичиванием миллиардов рублей «из федерального центра», сообщил ялтинский журналист Евгений Гайворонский, пишет Ассоциация реинтеграции Крыма.

Иллюзия здравоохранения и реклама обмана

Напомним, что возникновение фирмы «Крыммедстрах» сопровождалось в Крыму прямым и массовым убийством. В конце мая 2014 года РФ ликвидировала в Крыму предусмотренную законодательством Украины программу заместительной терапии для страдающих наркотической зависимостью людей. Лишившись необходимого лечения, сразу умерло около двадцати человек, а до 2020 года из около 900 пациентов проекта погибли либо перешли на тяжелые наркотики почти все.

С аналогичным отношением оккупанта к здоровью крымчан 30 мая 2014 года и было создано ООО «Страховая медицинская компания» «Крыммедстрах». Ее учредителями стали две московские структуры того самого банка «Россия» – ООО «Гарант-Сервис» и ООО «СКМ-Холдинг», полный тезка знаменитой донецкой бизнес-структуры. «Директором» «Крыммедстраха» оккупанты назначили некую Елену Сидорову, зарегистрированную российской налоговой по Амурскому краю.

На том этапе «крымская страховая медицина» выполняла две функции. Первой и основной стало принуждение к «паспортизации». Упразднив доступность здравоохранения украинского образца, россияне ввели модель, где за любой помощью в больницы и к врачам стало возможно обратиться лишь по наличию медицинского «полиса ОМС» (обязательное медицинское страхование). А этот ОМС крымчанам давали только при наличии «российского паспорта» и СНИЛС (страховой номер индивидуального лицевого счета). И даже те, кто в Крыму не стремился получать «российский паспорт» и СНИЛС, были вынуждены поспешить за «аусвайсами», потому что на кону оказался доступ к здравоохранению любого уровня.

Второй функцией стала реклама «русского мира». В 2014-2015 годах российские пропагандисты периодически снимали ролики, как в Крыму «по полисам ОМС» под камеры и напутствия «чиновников» направляли на бесплатное лечение в Москву страдающих отдельных серьезными патологиями крымчан.

Впрочем, и тогда такая общедоступная «страховая медицина» существовала лишь в телеэкранах, а также для тех, кому «повезло» стать статистами в рекламных сюжетах. Реальность была другой. Например, в Ленинском районе Крыма местная занимающая «хлебную должность» коллаборант Наталья Михайлик 29 мая 2015 года сбила на машине мать-одиночку Аллу Богданову, из-за чего пострадавшая получила тяжелые черепно-мозговые травмы. Сестра умирающей девушки потребовала от местных врачей, «как в телевизоре» поднять санавиацию и по «страховке» вывезти пострадавшую в Симферополь, где тогда еще были способные справляться с такими травмами хирурги. Но девушке сразу дали понять, что она не живет в сюжете «Россия-1» и на обычного человека никто бюджеты «Крыммедстраха» тратить не намерен. Богданову выгнали из реанимации в общую палату, и когда стало понятно, что шансов выжить уже нет, приехал нейрохирург из Симферополя, сделав заключение, что бороться за жизнь бессмысленно. Но в 2015 году такие эксцессы еще не были тотальными, поскольку РФ тогда пыталась создать образ «благоденствия» в «родной гавани».

Впрочем для крымчан стало «открытием» то, что никакой «халявы» российская «страховая медицина» в принципе им не несет. Ведь никто не скрывал нормы федеральных законов и постановлений РФ, по которым каждый её «гражданин» ежемесячно платит 5,1 % своего дохода в бюджет Фонда обязательного медицинского страхования. До 1 января 2017 года всеми этими громадными средствами управлял Пенсионный фонд РФ, а позже полномочия передали Федеральной налоговой службе РФ.

То есть вся «страховая медицина» в РФ – это операции с финансами в исполнении российской налоговой, но никак не забота о здоровье граждан. Очевидно, что ОМС стала в России гигантских размеров криминальной кормушкой, что признали сами россияне, осудив в 2010 году руководящих сотрудников Фонда за хищения, в рамках борьбы кремлевских кланов за перспективный актив и передел сфер влияния внутри государственной медицинской мафии.

Разрушение здравоохранения

Логично, что стратегической целью учредителей «Крыммедстраха» стало разрушение крымской медицины украинского образца. До оккупации качество медицины в Крыму было удовлетворительным, и ее основной проблемой была потребность покупки значимой части лекарств за собственные деньги, а также массовая практика доплат медицинскому персоналу за ряд качественных медицинских услуг. Но при этом крымские врачи, имея неплохой уровень жизни, действительно были заинтересованы лечить пациентов. Кроме того, в украинских больницах всегда существовал резерв лекарств, шприцов и перевязочных материалов для действительно обездоленных людей, которых лечили, а не выбрасывали зимой умирать на улицу.

Но самое главное было в том, что до оккупации врачи и медицина в Крыму были практически доступны для каждого. При этом человек вообще без денег мог рассчитывать как минимум на бесплатное спасение его жизни и простейшую помощь, а лица со средним доходом понимали возможность в любой момент получить любую квалифицированную медицинскую помощь, кроме дорогостоящих операций. А что касается расходов – так по «российской модели» люди ежемесячно платят существенный взнос на «страховую медицину», и в год набегают крупные суммы.

Но в реальности, в Крыму врачей почти нет, к оставшимся грандиозные очереди; из-за тотальных хищений в системе «Крыммедстраха» больным дают самые дешевые и некачественные лекарства, пользуют отвратного качества бинтами и шприцами. При этом сами врачи не заинтересованы в излечении пациентов; российская система так построена, что «зарплата» и допуски к работе у врачей зависят от качества заполнения занимающих большую часть времени отчетов об отчетах, а не от результатов лечения больных.

Чтобы принудить Крым к такой «страховой медицине», «Крыммедстрах», как вирус, последовательно разрушил украинскую модель. Сначала врачам обрубили неформальный заработок и принудительно передали громадный больничный рынок медицинских препаратов и материалов под контроль «Крыммедстраха» и курирующих его «чиновников» «главы Крыма» Сергея Аксенова. Так медиков сделали зависимыми от системы, превратили в закабаленных бюджетников «российского образца».

Но чтобы в самые критичные для Кремля 2014-2015 годы медики не стали жаловаться и массово уезжать на материковую Украину и за рубеж, им стали платить более-менее приличные «зарплаты», до 45-50 тысяч рублей. В работу врачей на основании ОМС внесли «сдельно-премиальный элемент расчета зарплаты». Впрочем, это длилось недолго; решив, что украинская модель здравоохранения и её принципы в Крыму разрушены, россияне перешли к следующему этапу.

29 июля 2016 года фирма «Крыммедстрах» изменила свой «устав». Это ознаменовало переход в режим хищений и распила бюджетных средств уже без необходимости тратиться на имитацию «здравоохранения». Врачам и медсестрам перестали выдавать адекватные деньги, а из оплаты медиков исчезли «сдельно-премиальные» составляющие. Началась «оптимизация» в виде закрытия региональных поликлиник и фельдшерских пунктов. Были захвачены, разворованы и перепроданы 103 санатория, что уничтожило важнейшие составляющие здравоохранения украинского образца – профилактику и реабилитацию.

В больницах в открытую стали говорить о хищениях. «У нас была комиссия из ОМС: они сказали, что такого порядка, как у нас в больнице, нигде больше нет. Заверили, что деньги за нашу работу переводят в полном объеме. Куда они деваются? Непонятно», жаловался в 2018 году хирург из Алупки Кирилл Копытчук, ведь с его слов «за первые два месяца лета по 6 миллионов рублей, за август заработали больнице 10 миллионов рублей. В чей карман ушли эти деньги? Мы не получили стимулирующих ни копейки».

Это одна небольшая больница, где только за три месяца было зафиксировано исчезновение 22 миллионов рублей с участием «Крыммедстраха». Более того, врачи Крыма стали жаловаться, что специалисты «Крыммедстраха» и «комиссии Фонда ОМС» стали им настойчиво рекомендовать прекратить назначать дорогостоящие лекарства и госпитализацию – всё, что несет расходы бюджету «Крыммедстраха».

Чтобы это не разглашалось, медикам давали понять, что несогласные столкнутся с тотальным снижением зарплаты и «уголовными делами» – ведь в забюрократизированной «российской медицинской системе» легко посадить любого медика за малейшие помарки в оформлении «документации».

Параллельно этими же методами «Крыммедстрах» и «власти Крыма» добивались массового исхода толковых врачей и младшего медперсонала в частные клиники. Это произошло в 2016-2017 годах. Так оккупанты сделали качественную медицину доступной только для колонизаторов и обеспеченных крымчан. И сейчас заработать на частную клинику в Крыму могут лишь «чиновники», «силовики» и бизнесмены. Сегодня «бесплатная страховая медицина» недоступна и некачественна, а нормальная частная медицина стоит дорого и рассчитана на оккупационную «элиту».

В 2018 году суть «российской бесплатной страховой медицины» стала понятна всем. В начале года в Симферополе врачи горбольницы выгнали из-за отсутствия ОМС молодую беременную девушку в одном халате умирать на мороз, где та погибла. В Ялте врачи несколько месяцев игнорировали обращения страдающего жуткими болями пенсионера Анатолия Черевичного из Фороса, из-за чего тот от отчаяния в мае 2018 года выбросился из окна ялтинской поликлиники и погиб.

После этого «мэр Ялты» Алексей Челпанов открыл в Форосе несуществующий пункт «скорой помощи»; после церемонии открытия учреждения, с него тут же исчезли табличка, а внутри вообще не наблюдалось медоборудования. «Подаренная» Форосу машина «скорой помощи» почти сразу исчезла с территории поселка и обнаружилась в качестве личной дежурной машины на близлежащей «даче» директора российского банка ВТБ Андрея Костина (которой стал захваченный ВТБ форосский пансионат Терлецкого).

В 2020 году на разрушенную россиянами крымскую медицину навалились экономический и водный кризисы, усугубленные пандемическими явлениями. В результате те, у кого есть деньги, сейчас массово выезжают из Крыма «на лечение». Как уже писала «АРК» в собственно крымских больницах пациенты мерзнут в стационарах, или вообще умирают у входа в медучреждения. Причем это уже не безразличие или нежелание тратить «страховые фонды» на пожилых, а прямое массовое содействие медперсонала в посмертном рейдерском захвате недвижимости одиноких пожилых крымчан, рейдерство под видом медицины как «конек» «Крыммедстраха».

Рейдеры и мошенники «медицинского страхования»

При всем этом руководство «Крыммедстрах» уверено в своем будущем. Достаточно указать, что в 2020 году на «освоение» данной фирмы предусмотрено 26,3 миллиарда рублей, причем этот бюджет «Крыммедстраха» дефицитный. Указано, что из федерального Фонда фирма получит 23,7 миллиардов рублей и соберет по Крыму 773 миллионов рублей. Понятно, что в Москве Крыму никто ничего просто так давать не собирается, а здоровье крымчан Кремль не волнует. Попытаемся разобраться – зачем и куда тратятся эти средства.

Во-первых стоит упомянуть о «мертвых душах», вед каждый не обратившийся в медицинское учреждение крымчанин в год таким образом экономит «Крыммедстраху» более 13 тысяч рублей. То есть выходит более 80 тысяч с каждого не «леченного» из миллионов крымчан за время оккупации. И эти средства «осваивают» путем массовых приписок о якобы «оказанной помощи».

Приведем простой пример. Ялтинка Евгения Запорожец осенью 2020 года написала в соцсетях, о том, что была удивлена «официальной выписке», согласно которой в 2019 году девушка прошла дорогостоящую «диспансеризацию» за счет ОМС, а в 2020 году трижды получила «бесплатную медицинскую помощь».

Причем «выписка» сообщает, что два обращения произошли весной 2020 года –в период «жесткого карантина», когда никого не пускали на улицу и ничего не работало. Самое интересное, что по словам Евгении Запорожец она вообще не предоставляла в ялтинскую горбольницу «полис» или какие-либо документы, на которые ссылаются в «официальной выписке» ОМС о получении «бесплатных услуг». Крымчане из других городов на условиях анонимности также рассказывают, что неоднократно сталкивались с приписками о якобы получении дорогостоящей помощи по ОМС, хотя в реальности её не получали. Но публично называть факты они боятся, поскольку опасаются последствий при последующем посещении ими больниц, подконтрольных «Крыммедстраху».

Впрочем, хищения путем приписок бесплатных несуществующих медицинских услуг – это кормушка руководства «Крыммедстраха». У сотрудников на местах имеются иные «увлечения», поскольку «Крыммедстрах» стал структурой, вовлеченной в механизмы изьятия у граждан недвижимости. Также фирма стала центром сбора медицинских данных для решения экономических и политических задач в интересах «силовиков», «чиновников», криминалитета и самого Кремля.

Вообще само вплетение крымчан в систему СНИЛС и ОМС, подконтрольных Федеральной налоговой службе РФ, приводит к ограничению их субъектности, их превращению в бесправный подконтрольный элемент, в «новую нефть» в соответствии с доктриной российского экономического режима.

Кто-то одинокий умер, впал в деменцию или тяжело заболел – сотрудники «Крыммедстраха» среднего звена имеет долю с «силовиками», «чиновниками» и криминалитетом с отжима недвижимости. Как это произошло в Керчи, где у местного жителя после инсульта отобрали квартиру, а сам он стал жертвой конфликта между двумя дерущимися за его жилье бандитскими группировками.

Данная специфика «Крыммедстраха» рельефно проявляется на примере Ялты, где «страховщики» промышляют рейдерскими захватами недвижимости вместе с бандитами группировки «Сейлем» «главы Крыма» Сергея Аксенова. Ялтинский филиал «Крыммедстраха» возглавляет Максим Черноиванов, уволенный во времена Януковича из милиции, а потом из налоговой за «профнепригодность», с легендой «пророссийского музыканта».

Каким образом «чиновником» в сфере «страховой медицины», на «должности», предполагающей ответственность за операции с крупными суммами, становится работник с очень противоречивой репутацией, без профильного образования и опыта, могут объяснить его родственные связи. Дело в том, что Максим Черноиванов – муж одиозного «черного риэлтора» Юлии Черноивановой, работающей на Игоря Гуцалова, держателя «общака» группировки «Сейлем» по Ялте, в прошлом местного представителя клана Пшонок.

Как уже неоднократно писала «АРК», одним из бизнесов Гуцалова и соответственно «Сейлем» в Ялте стали массовые рейдерские захваты жилья социально незащищенных граждан, для чего и актуальны данные местного филиала «Крыммедстраха». Поэтому большая часть персонала «страховой фирмы» да и вообще «крымских чиновников» набрана по принципу зависимости от бандитов и доказанной лояльности криминалитету.

В сети пользуется большой популярностью видео, как упомянутый директор ялтинского филиала «Крыммедстраха» Черноиванов со своим сыном и неустановленным лицом взламывает дверь в чужую квартиру с целью ее захвата «в день российской полиции» 10 ноября 2020 года. На этом же видео запечатлено, что приехавшие на вызов «полицейские» «в теме и в доле» с рейдерами из «Крыммедстраха» – они бездействуют и тянут время в интересах взломщика.

Впрочем, очень вероятно, что рядовых крымских дельцов «Крыммедстраха» скоро «зачистят» как отслуживших и более не нужных оккупантам персонажей. Конечные владельцы «Крыммедстраха» друзья Путина Ковальчуки недавно сделали заявку на захват всей Большой Ялты «покупкой» винзавода «Массандра». И в рамках системного кризиса они намерены «кормиться с медицины» по концепции «народ – новая нефть» самостоятельно, урезав затраты на посредников и ликвидировав конкурентов.

К концу 2020 года очевидно, что «Крыммедстрах» – это прямое доказательство того, что в оккупированном Крыму даже социальная сфера нацелена исключительно на выкачку и расхищение средств, а также полностью криминализирована. К здравоохранению все это имеет крайне отдаленное отношение.

Источник: Информационное сопротивление


Поделитесь.