Зачем немецких оппозиционеров позвали в Москву

Пользуясь внутренними трудностями немецкой популистской партии «Альтернатива для Германии», Кремль пытается направить ее развитие в удобном для себя направлении.

Об этом пишет Сергей Ильченко для «ДС».

С 8 по 10 декабря, по приглашению Госдумы РФ, в Москве, презрев карантинные ограничения, побывали два депутата Бундестага от оппозиционной партии «Альтернатива для Германии» (АдГ): сопредседатель АдГ Тино Крупалла и эксперт фракции АдГ в Бундестаге по вопросам внешней политики Армин-Пауль Хампель. Их визит начался со встречи с главой МИДа РФ Сергеем Лавровым.

Первоначально планировалось, что в Москву приедет и сопредседатель АдГ в Бундестаге Александр Гауланд, но он отказался от визита, сославшись на состояние здоровья. С учетом возраста Гауланда, которому 79 лет, причина отказа может быть вполне реальной, тем более что к ней сейчас прибавились и эпидемические опасения. Но Гауланд и раньше под разными предлогами отклонял приглашения в Москву. Его отношение к России можно назвать прагматично-двойственным — при том, что его отец назвал сына в честь российского царя Александра I. Впрочем, 45-летний Крупалла — протеже Гауланда, который предложил его кандидатуру взамен себя год назад, приняв решение оставить пост сопредседателя АдГ в связи с преклонным возрастом.

Что представляет собой АдГ

«Альтернатива для Германии» родилась как партия протеста в 2013 году. Это отражено и в ее названии, появившемся как ответ в духе «есть такая партия!» на заявление Меркель о безальтернативности финансовой помощи Кипру и Греции. Позиция АлГ сводилась к тому, что Германия не должна расплачиваться по долгам других европейских стран и должна оставаться немецким национальным государством, а не стерильно-безликой частью ЕС.

Со временем АдГ стала несколько радикальнее. Сейчас она выступает за жесткий контроль на внешних границах ЕС и самой Германии, за немедленную депортацию всех, получивших отказ в убежище, и за обеспечение получивших разрешение остаться в первую очередь работой, и только в крайнем случае — социальными пособиями.

АдГ также выступает за главенствующую роль традиционной немецкой культуры, отвергает идею разбавления ее исламом и скептически относится к борьбе с парниковыми газами. Именно из ее молодежного крыла выдвинулась «Анти-Грета», 19-летняя Наоми Зайбт.

Украино-российский конфликт в программных документах АдГ не упоминается. Что касается России, то АдГ выступает за снятие с нее санкций без предварительных условий, поскольку это «является предпосылкой прочного мира в Европе» и «в интересах Германии вовлечь Россию в общую структуру безопасности, не упуская из виду собственные интересы, а также интересы наших союзников». Кроме того, по мнению идеологов АдГ, и, прежде всего, уже упомянутого Гауланда, активное развитие отношений с Россией позволит уравновесить влияние США, что, в конечном итоге, обеспечит Германии возможность проводить собственную, то есть, именно немецкую внешнюю политику, возвращаясь к традициям, существовавшим до 1914 года.

В 2017 году АдГ впервые прошла в Бундестаг, став крупнейшей оппозиционной силой. Но в партии наметился раскол на радикальное и более умеренное крыло. К ближайшим парламентским выборам, планируемым на 26 сентября 2021 года, АдГ нужно определиться с направлением развития и программными лозунгами, в связи с чем в ее рядах идет нешуточная борьба.

Крупалла, как и Гауланд принадлежат к числу радикалов, в то время как 63-летний Хампель — серый кардинал, предпочитающий действовать из тени, не обозначая публично своей принадлежности ни к одной из сторон. Второй сопредседатель АдГ, 59-летний Йорг Мойтен, представляющий умеренную часть партии и заведомо лояльный к России, остался дома, «на хозяйстве».

Внутрипартийные дискуссии в АдГ порождают ряд проблем в отношениях как с властями ФРГ, так и с Россией, поскольку радикалы, образовавшие внутри нее объединение «Крыло», выносят на публичное обсуждение крайне неудобные и табуированные темы. Это уже повлекло обвинение в правом экстремизме, которое в марте озвучил в их адрес на специальной пресс-конференции глава федерального ведомства ФРГ по охране конституции (BfV) Томас Хальденванг. И, хотя эти обвинения выглядят явно преувеличенными, они уже стали поводом для давления на партию. Конечно, для запрета «Крыла», а тем более АдГ в целом, и даже для открытия против всей партии или ее части уголовных дел фактов пока не хватает. Но даже внесудебное обвинение, выдвинутое BfV, позволило официально выявлять госслужащих, состоящих в рядах «Крыла», и требовать от них либо выйти из него, либо подать в отставку, а также неофициально, но тоже эффективно прессовать членов «Крыла», не состоящих на госслужбе, оказывая давление на их работодателей.

Что касается России, желающей развивать сотрудничество с АдГ, то для нее радикалы создают немалые трудности. Москве не очень удобно сотрудничать с политиками, которые заявляют, что немцам следует вернуть себе право «гордиться успехами немецких солдат» в Первой и Второй мировых войнах, и что 8 мая, День Победы в Европе, не может быть праздником, поскольку это «противоречивая дата, день абсолютного поражения, потери большей части Германии и утраты возможности выбора направления развития», как это заявлял Гауланд, и одновременно декларировать пагубность пересмотра исторических оценок Второй Мировой войны. И если приручить Гауланда Кремлю так и не удалось, то в отношении Крупалла такая попытка может сработать. Особенно если привлечь к переговорам «внефракционного прагматика» Хампеля.

Конечно, снижение градуса радикализма может привести к уходу из рядов АдГ ряда харизматичных фигур, на которых держится успех партии в федеральных землях, таких как Бьерн Хёке из Тюрингии, называвший мемориал Холокоста в Берлине «памятником позора». С ними будет потеряна и часть электората. Но Москва может предложить компенсировать эти потери своей прямой и непрямой поддержкой. Вероятно, об этом и шел разговор Крупалла и Хампеля с Лавровым, организованный в первый день визита, явно чтобы задать тон дальнейшему общению с гостями. На их приручение и склонение к сотрудничеству были нацелены и все заявления, сделанные с российской стороны.

Разговор с Лавровым продолжался долго, сколько именно — точно неизвестно, но только совместный обед занял три часа. Такое внимание главы МИДа РФ к контакту с депутатами иностранного парламента — большая редкость. С ними чаще работают представители Госдумы, тем более, когда речь идет не о лидерах парламента, а о представителях оппозиции. Иными словами, Москву, что называется, приперло. Ей остро необходима группа поддержки в составе нового Бундестага.

Насколько успешно прошли переговоры, сказать пока сложно. Кроме того, даже если Лаврову удалось убедить Крупалла, что далеко не очевидно, тому, в свою очередь, предстоит убеждать коллег по радикальной фракции. Но, несомненно, что в Москве очень постарались быть максимально убедительными.

Реакция немецких СМИ

«Политики из АдГ выступили на большой внешнеполитической сцене. Взамен, отвечая перед прессой на вопросы касательно отношений между Берлином и Москвой, они во многих случаях вставали на сторону России, — пишет Süddeutsche Zeitung — Внешнеполитические конфликтные темы Хампель обобщил словами „нас не касается“. Украинский конфликт является, по его словам, вопросом Украины и России, конфликт в Белоруссии касается лишь Москвы и Минска».

«Все, что потенциально ослабляет и раскалывает западные демократические страны, радует Кремль. Он позиционирует себя как жертву возглавляемого Германией антироссийского заговора. Так, по словам главы пресс-службы МИДа РФ Марии Захаровой, Германия является „локомотивом новых санкций против РФ“ внутри ЕС. Наверное, Кремль надеется, что АдГ сможет сдержать немецкое правительство», — заключают авторы статьи.

«Представители антиевропейской и антидемократической немецкой партии были приняты министром иностранных дел авторитарного российского режима, который годами пытался вбить клин в ЕС и ослабить западные демократии. Их демонстративный прием стал наградой за заискивание правых популистов перед Москвой и хорошей иллюстрацией того, что Германия может ожидать от обеих сторон, — пишет Frankfurter Allgemeine Zeitung — С российской точки зрения мероприятие, видимо, также должно было стать своего рода местью за регулярные встречи немецких политиков с российскими правозащитниками».

«В ходе этой встречи сложно было отделить вежливость Лаврова по отношению к гостям из АдГ от троллинга им МИДа Германии», — пишет Der Spiegel.

«Многие спрашивают, что в данном случае кроется за гостеприимством Кремля? Ответ не вызовет удивления. АдГ просто пытается укрепить контакты с Россией, — пишет Die Tageszeitung — Отношения между Москвой и Берлином сейчас хуже некуда. Поэтому побеседовать с политиками, которые выступают за снятие санкций в отношении России и говорят о нормализации отношений двух стран, не замечая, например, попытку отравления Алексея Навального, Кремлю просто приятно. Так Москва симулирует готовность к диалогу, но на самом деле речь идет только об одном: расколоть и поляризовать немецкое общество. И то, что АдГ предоставляет ей в этом свою помощь, говорит само за себя».

Не следует, впрочем, переоценивать значимости негативных оценок визита, данных в СМИ, даже несмотря на их многочисленность. У АдГ есть устойчивый электорат, на который такая критика не окажет заметного воздействия. Но этот электорат неоднороден, что и вызвало назревающий в АдГ раскол. Возможен также и сценарий, при котором радикалы уведут за собой большую часть голосов, и даже партийный бренд, а выжившая фракция «умеренной АдГ» превратится в маловлиятельное меньшинство, балансирующее на грани поглощения ХДС. Хотя, с другой стороны, идея подбросить ХДС группу политиков, заранее лояльных Москве, как раз и может составлять лавровский «план Б».

Источник: Newssky


Поделитесь.