Российский след: как Москва продолжает ссорить Францию и Турцию

Турция стала той страной, которая с успехом противостоит российскому влиянию на Закавказье. На примере того, что сейчас происходит в Нагорном Карабахе, мир увидел, как Анкара бросила вызов гегемонии Москвы в регионе, поставив под сомнение позицию Кремля как главного регионального арбитра.

Турция делает то, что боится делать Россия — она не только словами, но и делами подтверждает свои претензии на статус и роль региональной сверхдержавы, пишет Newssky.

Президент Турции в своей идеологии и политике апеллирует к историческому прецеденту в лице Османской империи — одному из мощнейших государственных образований в истории человечества. Идеология неоосманизма предполагает постепенное, но неизбежное наращивание политического влияния Анкары в странах бывшей империи.

В Нагорном Карабахе Турция не оставила камня на камне от мечты Владимира Путина о «зонах влияния». Президент России предпочел бы договариваться в кулуарах, поделить политическую карту мира и заключить некий договор о ненападении — пакт Молотова-Риббентропа на современный лад. Но никто из мировых лидеров договариваться с Владимиром Путиным не собирается, и уж тем более не планирует передел мира с участием «снежного Мугабе», который способен привести к третьей мировой войне.

Поддерживая Азербайджан, который пытается отвоевать территории, занятые армянскими войсками в 1994 году, президент Турции испытывает на прочность турецко-российские отношения. Россия по разным причинам не может выступить открыто против Анкары, и действует (как обычно) в кулуарах.

В частности, РосСМИ активно распространяют обвинения, что турецкая сторона якобы отправляет на кавказскую войну сирийских добровольцев. Таким образом, Россия, обвиняя Турцию в отправке бойцов из Сирии воевать в Нагорный Карабах, пытается вбросить исламский элемент в обычный конфликт по вопросу восстановления территориальной целостности, в котором и без того мусульмане-азербайджанцы воюют против христиан-армян.

Это далеко не единственный случай, как РФ использует провокации на тему религии. Провокация — мать революции, а точнее, не революции, а контролируемого хаоса, который экспортирует Россия повсюду, где есть ее интересы. В частности, преступник, который 31 октября расстрелял настоятеля греческой православной церкви во французском Лионе, оказался не «исламским террористом», как раструбили росСМИ, а православным священником. Кроме того, в кулуарах обсуждают, что нападавший был связан с Россией, в частности, вел блог на российской площадке во Франции — Russia France, и исповедовал ультраправые взгляды (о «нежной привязанности» Кремля к французским правым не знает только ленивый).

Несмотря на это, РосСМИ трубили на весь мир об «очередном громком террористическом акте во Франции», подливая масла в огонь не только французско-турецких отношений, но и отношений между мусульманами и христианами.

России выгодно, чтобы страны ЕС ополчились против Турции, ведь конфликт ослабит не только обе страны, но и Евросоюз в целом, а также Североатлантический Альянс. Турция и Франция являются членами НАТО, к тому же, турецкая армия вторая по численности в Североатлантическом блоке после американской. Кроме того, Турция является кандидатом в члены ЕС, а Франция является членом ЕС и играет в нем важную роль.

В Москве, несмотря на очевидную потерю зубов, все еще рассматривают Южный Кавказ как зону своего особого влияния. Поэтому с очевидным раздражением реагируют на попытки Турции обозначить свое присутствие в регионе. Это относится как к военному фактору, так и дипломатическому, экономическому и финансовому форматам.

У коррумпированной России, начавшей распродавать золотой запас, давно нет рычагов влияния на Турцию, так что она ищет союзников — исподтишка, используя Францию. В частности, 29 октября на сайте Russia France была опубликована статья с неоднозначными комментариями французских политиков.

«Это начало гражданской войны во Франции», — так прокомментировал события Филипп де Вилье, лидер правой националистической партии «Движение за Францию».

Эту мысль выразил и Франсуа Асселино, член партии «Народный республиканский союз», которая ратует за выход Франции из ЕС. К слову, этот политик не раз, и не два озвучивает нарративы Кремля. В частности, он считает крымский псевдореферендум под дулами автоматов российских военных и боевиков легитимным, а отказ Франции продавать России корабли «Мистраль» — государственной изменой.

Так что нет ничего удивительного в том, что в комментарии пропагандистам на Russia France означенный Франсуа Асселино, от которого здорово попахивает кулебякой, заявил, что: «Настоящим оплотом против исламизма является Россия».

Подобные публикации — капля в море. Россия постоянно пытается закулисно вносить раскол в отношениях между Турцией и Францией, проецируя стратегию Нагорного Карабаха, выпячивая битву мусульман с христианами. Она пытается дискредитировать Францию как переговорщика в Нагорном Карабахе, параллельно ожидая ослабевания позиции Турции в ходе возможных кулуарных переговоров с Анкарой по Сирии и Ливии, а также по той же «НКР», и ищет союзников в ЕС, где окружение Путина отмывает свои криминальные капиталы.

Россия пытается не допустить разгрома Армении, и, как следствие, краха своего влияния в стратегически важном регионе. Если роль Кремля на Южном Кавказе резко упадет (а к тому есть объективные предпосылки), это сразу же отразится на Кавказе, но уже на Северном — со всеми вытекающими.

Однако все попытки России тщетны, ведь в скором времени она окончательно потеряет влияние даже в странах Центральной Азии. В постсоветский период в большинстве из них выстраивался свой нарратив, приобретавший выраженные национальные черты и направленный, в том числе, на вытеснение русского языка из публичного пространства.

Теперь, когда Россия превратилась из сверхдержавы в державу-помойку, эти страны готовы уйти под патронат более успешной Турции.

Источник: Информационное сопротивление


Поделитесь.