Трамп без подарка и шантаж армагеддоном. Как Москва использует договор СНВ-3 для влияния на выборы в США

Кремль до последнего момента не мог решить, когда именно стоит использовать вопрос продления истекающего в феврале договора о стратегических наступательных вооружениях и делать ли из него презент Трампу до выборов либо же вероятный предмет торга с Байденом — после

27 октября заместитель главы МИДа России Сергей Рябков заявил, что возможность договориться с Соединенными Штатами о продлении Договора о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (СНВ-3) находится “мягко говоря, под вопросом”. Ранее представители российской стороны уже озвучивали самые разнообразные заявления, начиная категорическими высказываниями о “неприемлемости ультиматума Вашингтона” и заканчивая целенаправленными утечками о надежде на якобы скорое продление договора, “несмотря на чудовищные разногласия”.

На самом деле, главный вопрос здесь заключается в том, когда именно для России целесообразнее заключить соглашение о продлении договора – до президентских выборов в США или после. Похоже, что Кремль до последнего момента не мог решить, когда именно стоит использовать этот довольно весомый во внешней политике козырь.

Предвыборный расклад

Чтобы понять, может ли продление договора СНВ-3 оказать какое-то влияние на исход приближающихся выборов, важно понять специфику настроений американских избирателей. Выборы, проходящие в условиях пандемии смертельно опасного вируса, а также вызванных ею ограничений и экономического спада, после череды многомесячных уличных волнений и в условиях предельной поляризации общества, имеют очень важную особенность. В глазах обывателей, то есть предельно далеких от политики американцев, которые и составляют небольшой процент “неопределившихся”, но способных определить исход президентской гонки избирателей, первое место стали приобретать не симпатии или антипатии к кандидатам и даже не рациональный расчет личного благополучия, а потребность вернуть базовое ощущение безопасности и “нормальности”.

Соответственно, сильнее всего такие избиратели реагируют на вещи, которые напрямую касаются этой самой безопасности, то есть на самые острые страхи и стрессовые факторы, вызывающие максимальный дискомфорт. В нынешних обстоятельствах умение и желание кандидата справиться с этими факторами и успокоить страхи становится залогом победы.

Именно поэтому ежедневно разворачивающиеся скандалы и взаимные разоблачения Дональда Трампа и Джо Байдена практически не сказываются на рейтинге обоих. The New York Times с аккуратной последовательностью публикует налоговые декларации Трампа и даже сведения о “тайном банковском счете” в Китае, тем самым пытаясь выбить у хозяина Белого дома довольно успешно разыгрываемую им “китайскую карту”. Трамп отвечает сопернику тем же, многократно обвиняя Байденов в получении денег от России, в частности, в процессе сомнительных сделок с Еленой Батуриной – вдовой бывшего мэра Москвы Юрия Лужкова. Ответом становится очередной виток “Рашагейта” с информацией о том, что адвокат Трампа Руди Джулиани является объектом влияния российской разведки и каналом для транслирования ее дезинформации – о чем, как утверждает The Washington Post, президент был заблаговременно предупрежден.

Тем временем статистика рейтингов кандидатов в ключевых “колеблющихся” штатах варьируется лишь в рамках статистической погрешности, а в Мичигане, Висконсине и Пенсильвании, несмотря на разоблачения, отрыв Байдена от соперника составляет порядка 5-7%.

Последний рычаг

Что касается договора СНВ-3, его продление в иных условиях могло бы стать довольно существенным фактором предвыборной борьбы. Страх ядерной войны в американском обществе довольно силен, а определенные внешнеполитические успехи – это один из главных козырей Трампа. Однако состоянием на сегодня главным фактором, способным повлиять на изменение предвыборного расклада, является пандемия коронавируса.Важно: Чудесное исцеление и бесполезные танцы. Почему рейтинг Трампа продолжает падать

Выматывающие ограничения, заметное падение уровня жизни и страх заражения – вот те факторы, которые влияют на рядовых американцев изо дня в день намного сильнее, чем гипотетические страхи от далеких и неосязаемых угроз. С этой точки зрения вполне удачным ходом Байдена была демонстрация “Плана Трампа по борьбе с коронавирусом”, а точнее, сайта с таким названием, на котором указано, что подобного плана не существует.

Похоже, что, видя эти тенденции, кремлевские политтехнологи также сомневаются, стоит ли делать действующему президенту США “подарок” в виде продления договора, если и он не гарантирует победного исхода. При этом, если документ будет подписан с администрацией Трампа, у России тем самым исчезнет важный инструмент для торга с демократами.

К слову, этот инструмент весьма весом. Именно демократы упирают на необходимость ядерного сдерживания, а Джо Байден уже неоднократно высказывался, что намерен продлить договор в случае своего избрания.

Российский оппозиционный политик Владимир Милов еще несколько лет назад отмечал, что тема сотрудничества с Россией в области нераспространения ядерного оружия занимает особое место в политике национальной безопасности США, и в американском истеблишменте есть большая прослойка людей, которая готова прощать Москве любые выходки до тех пор, пока продолжается сотрудничество в ядерной сфере. Зная это, Москва уже неоднократно пыталась использовать в своих интересах “ядерную карту”, в том числе предлагая свои посреднические услуги в части влияния на Северную Корею.

Учитывая, что Джо Байден уже неоднократно обещал “наказать” всех акторов, вмешивающихся в американские выборы (в первую очередь, Россию), американское разведсообщество жаждет реванша после четырех лет противостояния с Трампом и попыток последнего нивелировать “Рашагейт”, а в вашингтонском истеблишменте, согласно утверждениям знакомых с ситуацией политологов, существует двухпартийный консенсус в части помощи Украине и сдерживания России, понятно, что переговорных козырей в случае победы демократов у Кремля остается не так уж много. В этом случае “ядерный шантаж” мог бы стать очень весомым аргументом в попытках договориться с возможной новой администрацией Белого дома.

По существу

Помимо выбора удачного момента, для России не менее важны условия, на которых будет возможно продление соглашения. Российские “аналитики в штатском” уже отмечали, что наращивание вооружений как таковое не слишком беспокоит Москву. Вполне логично, что на фоне “гарантированного взаимного уничтожения” количество вновь производимых ракет уже не играет существенной роли. “Российскую сторону интересует не столько производство новых бомб и ракет средней и малой дальности, сколько судьба уже дислоцированных американских “изделий” в Западной Европе”, – довольно откровенно поясняют знакомые с темой российские обозреватели. Проще говоря, Москва требует вывода американских ядерных вооружений из Европы и сетует на то, что Вашингтон не соглашается на это.

Данный пункт важно рассматривать в сочетании с выходом США из Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (РСМД) 2 августа 2019 года. Еще до того, как администрация Трампа предприняла этот шаг, сенаторы-демократы указывали на то, что такой выход станет “политическим и геостратегическим подарком России”, отметив, что он позволит Москве расширить производство и развертывание ракетных систем, которые угрожают Европе.

Еще раньше известный политолог и публицист Андрей Пионтковский предсказывал, что в случае выхода американцев из договора, “Путин сможет открыто размещать в Калининграде и Беларуси запрещенные договором РМСД наземные крылатые ракеты 9М729 и в то же время говорить о новой гонке вооружений, навязанной ненавистными пиндосами”.

Таким образом, расторжение РМСД развязало руки Москве для дальнейшего “накачивания” оружием Калининграда. Логично, что следующим шагом для закрепления своих позиций Кремлю требуется вывод из региона (в первую очередь – из Нидерландов) американских ядерных сил. Однако заключить договор с Россией на таких условиях, особенно в преддверье выборов, не решается даже Дональд Трамп, и потому, похоже, “подарка” от Москвы в виде очередной “геополитической победы” он не получит. А это значит, что СНВ-3 станет предметом для торга уже с новой администрацией США.

Источник: Деловая столица


Поделитесь.