Подтверждение нормальности. Зачем Дуде нужен Зеленский

В нынешнем визите польского президента — весь спектр парадоксов польско-украинских отношений. Новых смыслов в них мало, существующие — не раз повторены, проблемные вопросы разыгрываются по знакомым лекалам без перспективы решения

Главной точкой трехдневного визита главы польского государства в Киев стало подписание общей декларации президентов стран о стратегическом сотрудничестве Польши и Украины. В ней перечислены все основные темы повестки отношений двух столиц — непризнание оккупации Крыма, исторические вопросы и экономическое сотрудничество. Перед встречей с украинским президентом у Анджея Дуды с супругой была богатая “историческая” часть — в воскресенье он посетил Польское военное кладбище в Быковне под Киевом, вспоминая таким образом о Катынском преступлении НКВД в 1940 г. В понедельник утром он почтил память жертв Голодомора, поставив символическую корзину с колосьями пшеницы к памятнику его жертвам в Киеве. Он также зажег поминальную свечу у монумента героям Небесной сотни.

В Мариинском дворце Дуду официально встретил президент Украины Владимир Зеленский — а сам Дуда, согласно протоколу, поприветствовал почетный караул словами “Слава Україні!”. За что на родине встретился с беспощадной критикой националистических организаций — мол, “бандеровское приветствие”.

Управлять отношениями из лесу

Собственно, в визите Дуды в Украину более важен контекст, нежели текст заявлений. Накануне его прилета в Киев в сети “случайно” появились фотографии восстановленной плиты украинского памятника в Монастыре — его неоднократно уничтожали вандалы. Польская власть несколько раз обязывалась перед Киевом отреставрировать этот монумент — за то, что Киев в 2019 г. разблокировал возможность проведения Польшей эксгумаций на своей территории. Скорее всего, о восстановлении Дуда хотел объявить украинской стороне во время визита — потому среди участников президентской делегации был глава польского Института национальной памяти Ярослав Шарек, — однако опубликованные накануне фотографии вызвали недовольство Украины и план сорвался.

На фото возобновленной таблицы написано: “Братська могила українців, які загинули в битві з радянським НКВС у монастирських лісах у ніч з 2 на 3 березня 1945 року“. До уничтожения таблицы вандалами в июне 2015 г. надпись была другой: “Полягли за вільну Україну. Тут спочивають полеглі в бою з НКВС у монастирських лісах у ніч з 2 на 3 березня 1945 року“. Кроме того, в отличие от старой инскрипции, на новой плите нет ни одного из 62-х имен партизан, погибших в тот день.

Выложенное в сеть фото вызвало возмущение в Украине — кроме несогласования содержания текста на новой плите с украинской стороной, Варшава удалила любой намек на то, что погибшие были не просто украинцами, а членами украинского повстанческого движения. Нужно отметить, что предыдущая форма памятника была утверждена и установлена польским Советом охраны памяти борьбы и мученичества, по согласованию с Объединением украинцев Польши. Даже союз ветеранов сражавшейся с украинцами в 1940-е годы с волынской Армии Крайовой не выступил против надписи “Полягли за вільну Україну”.

“В дальнейшем мы ожидаем восстановления на этой могиле полного списка имен погибших украинцев”, — заявил на пресс-конференции с Дудой Зеленский. О Монастыре можно будет говорить, скорее всего, всю оставшуюся каденцию.

Борьба за МИД

Можно только догадываться, каким образом в сеть попали фотографии памятника из Монастыря, испортившие планы польской делегации в Украине. Этот памятник находится вдали от населенных пунктов, в месте, куда невозможно приехать просто так — от ближайшей автодороги до него нужно пройти 1,5 км через лес.

Слил ли кто-то информацию о “тайном восстановлении” перед визитом Дуды? — Все указывает на это. Если так, то кто и зачем?

В Польше ныне идет борьба за наследие МИДа — ведомства деградирующего, подчиненного внутренней повестке и несамостоятельного. Символом этого процесса был предыдущий министр Яцек Чапутович — политик слабый, ушедший в отставку в августе этого года. Сменивший его Збигнев Рау усилит процесс рассыпания МИДа — если Чапутович был “приглашен” польской властью из университетских кругов, то Рау — политик, делавший карьеру в рядах правящей партии “Право и справедливость”, не сторонившийся идеологических заявлений (о Западе как о “цивилизации смерти”, например). Еще при Чапутовиче у МИДа забрали важные дела, связанные с Евросоюзом: тут было не до импровизаций, идет борьба за бюджет ЕС. Дуда, скорее всего, борется за “восточный сектор” МИДа. А поскольку борьба еще продолжается, можно предположить, что есть кому сливать неудобные для президента факты.

Второй визит второго срока

Почему, собственно, Украина? Во время майских президентских дебатов Дуда не упоминал об Украине — он отметил, что первым его визитом в новой каденции будет Рим. А вот оппоненты Дуды как раз чаще всего называли западноевропейские столицы или Киев. Апостольскую столицу Дуда посетил под конец сентября, но президентские советники сочли Украину хорошим местом для второго президентского визита.

Несмотря на проблемы с памятниками и историей, Украина — хорошее место для Дуды по нескольким причинам. Во-первых, история наличествует также и “хорошая”, чем Дуда воспользовался. Катынское преступление, которое в Киеве с опозданием из-за коронавируса помянул Дуда, а также Голодомор, в котором умирали поляки Волыни и Подолья, и открытие памятника Анне Валентынович — звезде “Солидарности”, рожденной в Украине. Все эти события не вызывают больших конфликтов в польском обществе.

Второй, не менее важный аспект, — вряд ли кто-то среди западноевропейских лидеров примет ныне Дуду, после его кампании против ЛГБТ-сообщества. Даже во время своего первого срока Дуда нечасто бывал в Западной Европе — с главами тамошних государств он встречался преимущественно в ходе саммитов.

Среди стратегических друзей Дуды были как раз страны Балтии (Литва), Вышеградская четверка, Украина и США. В Литве сейчас выборы, в США президентская кампания. Словом, Украина идеально подходила для трехдневного, наполненного символизмом и “победами”, визита. Так, собственно, его и представила команда Дуды.

Кроме Зеленского, Дуда встретился также с главами Кабмина и Верховной Рады, а во вторник в компании украинского коллеги отправился в Одессу на открытие польско-украинского бизнес-форума. Такую куртуазность Дуда вряд ли получил бы в какой-либо другой стране — любой коллега из ЕС обязательно ущипнул бы его за внутренние польские дела. Тем более, в понедельник непризнанная ЕС Дисциплинарная палата лишала иммунитета одну из известных в Польше судей, Беату Моравец.

Отвлекающий маневр?

Собственно, в этом визите — весь спектр парадоксов польско-украинских отношений. Новых смыслов в них — мало, существующие — уже много раз прозвучали, проблемные вопросы — как история — разыгрываются по понятным и знакомым лекалам, без перспективы какого-либо решения. Можно долго задавать вопрос, зачем нужны такие отношения, если они на самом деле буксуют, предлагая решения давно озвученных проблем в необозримом будущем?

Дуда и Зеленский делают вид, что они — нормальные политики нормальных государственных структур, где, возможно, и есть проблемы, но они маргинальны, а не системны. Однако все как раз наоборот — обе фигуры нуждаются друг в друге для подтверждения собственной нормальности. Между текстами политических заявлений и их значением всегда есть дистанция, но в данном случае здесь — пропасть. Заявления не имеют значения, важен сам процесс, картинка, помеченная хештегом #cool. Это Зеленский обеспечивает Дуде с полной взаимностью — как никто другой. Касательно памятника в Монастыре можно годами “вводить и выводить козу”. Не то, что с границей, иммигрантами, верховенством права. И если делать друг другу проблемы, то максимум — символические. 

Источник: Деловая столица


Поделитесь.