Политика Кремля на Кавказе обречена на провал

Кавказский регион всегда представлял для Кремля повышенную опасность и по сей день является серьезным системным вызовом. Политика силового усмирения «непокорных народов» в 90-х сменилась политикой так называемого стержневого сдерживания.

Об этом пишет Дмитрий Тор для foreignpolicy.com.ua.

Однако, необходимость постоянной борьбы с чеченской вооруженной оппозицией и щедрое финансирование режима Кадырова, тяжелая социальная и криминогенная обстановка в Дагестане, Ингушетии, Северной Осетии и Кабардино-Балкарии, тлеющий 30 лет Нагорно-Карабахский конфликт, требуют постоянных усилий по сохранению российского влияния в регионе, а также ресурсов, которых у кремлевской власти с каждым днем всё меньше.

В Закавказье Кремль долгое время сохранял баланс между набирающим силу Баку и слабым Ереваном, усиливая последнего членством в своих интеграционных блоках (ЕАЭС, ОДКБ). Параллельно он продвигал свои интересы в регионе под прикрытием посреднических функций.

Но такая политика работала до тех пор, пока у одной из сторон не появился более сильный и решительный союзник, который предложил более выгодный альянс. Так произошло с Азербайджаном. Поддержка Турции в корне изменила ситуацию, в результате чего политика сдерживания лишилась своего стержня и потеряла эффективность. Армяно-азербайджанская война стала для России серьезным вызовом, который сформировался в приграничье под руководством других региональных держав.

Вопреки опасениям, переход войны с Нагорного Карабаха на территорию Армении, и как следствие необходимость подключения России к конфликту, практически невозможны. Баку четко обозначил намерения — вернуть только свои земли. Вхождение же Москвы в инцидент с нарушением положений ОДКБ имеет ряд «побочных эффектов». Это не только техническая невозможность снабжения 102-й российской армии в Гюмри, но и утрата статуса неформального лидера, сдерживающего конфликт, в случае оказания поддержки одной из сторон. В этом случае судьба НКР становится практически предрешенной, а Москва перестаёт быть гарантом безопасности Еревана.

Однако вытеснение Армении из Арцаха (в результате военного поражения, инициативно или по «просьбе» мировой общественности) будет автоматически приравнено к поражению России. Это также поставит крест на возглавляемой Москвой ОДКБ, поскольку в момент создания организации (1992) конфликт уже существовал, соответственно Кремль осознанно принимал Армению «с приданным».

Таким образом, как трагический ход конфликта, так и ожидаемый финал, создадут крайне нежелательный для России прецедент, который, к тому же, будет усилен военными проигрышами на внешних театрах. Неблагоприятный фон создадут разгром турками российско-сирийской коалиции в Идлибе в начале 2020, а также уничтожение «вагнеровцев» в Ливии турецкими беспилотниками в апреле этого года.

Однако внешними вызовами перечень угроз не заканчивается. Существует масса внутренних проблем, активизация которых на фоне поражения в Закавказье добавит головной боли кремлевскому режиму. Успех тюрок в Нагорном Карабахе будет воспринят как показатель слабости России и вероятнее всего приведёт к всплеску пантюркистских настроений. В итоге пантюркистской идеологии внутри России будут подвержены татары, башкиры, кумыки, чеченцы, тувинцы, чуваши, якуты. Всё это в сумме усилит центробежные тенденции, которые в немалой степени существуют и сегодня.

В случае силового преследования или жесткого подавления таких проявлений со стороны Кремля (что более чем вероятно), возможен обвал внутренней повестки в крайне негативный сценарий — возобновление диверсионно-террористических актов на русской территории в исполнении исламских радикалов. Здесь следует помнить, что в терактах, которые происходили в России в нулевых, исполнители руководствовались мотивами личного характера — они мстили за убитых родственников. Поэтому новое насилие значительно повысит и без того высокую межэтническую напряженность не только на Кавказе, но и в Москве.

В целом ситуация развивается в направлении стремительной потери Россией своего влияния на традиционном для себя поле вдоль своих границ. Если Нагорный Карабах хоть и с большими потерями, но перейдет под контроль Азербайджана, это станет окончанием одного из основных тлеющих конфликтов, поддерживаемых Россией в угоду своему региональному лидерству, и приведет к вытеснению её из территории. Это в сумме усилит прозападную ориентацию политических элит в других постсоветских республиках, в результате чего они станут решительней развязывать насажденные извне проблемы.

Таким образом, армяно-азербайджанская война обнажает недееспособность России по широкому перечню внешних и внутренних вызовов, что в свою очередь опускает Москву в глобальной иерархии мирового порядка, подняться в которой она так старалась.

В то же время на фоне стремительного падения своего рейтинга как региональной силы, Россия плетет искусственный кокон своей популярности и величия, основанных на идеологии почти вековой давности, запуская фейерверки с военных складов и демонстрируя свои «пуккыксоны» в день рождения вождя. Но, как оказалось, они не могут защитить даже своих ближайших союзников по военному блоку.

Источник: Newssky


Поделитесь.