Пинг-понговая дипломатия в Сирии. Как Китай выдавливает США с Ближнего Востока

Китай постепенно наращивает свое присутствие на Ближнем Востоке. В том числе благодаря отказу США от активной внешней политики в регионе

Эксперт по политике Китая на Ближнем Востоке, в Южной и Центральной Азии Софи Зинсер в статье для The Diplomat высказывает мнение, что Китай решил вновь применить пинг-понг-дипломатию. Только уже в отношении Ближневого Востока, а не США.

На Ближнем Востоке можно наблюдать, как Китай в рамках своей стратегии мягкой силы начинает новую “пинг-понговую дипломатию”. Как только возобновятся авиаперелеты, 11-летняя сирийская звезда настольного тенниса Хенд Заза обменяет свою долгосрочную олимпийскую мечту 2020 г. на краткосрочную китайскую. Несколько месяцев назад Заза должна была стать самой молодой спортсменкой Олимпийских игр 2020 г. в Токио. В начале марта она попала на первые полосы газет благодаря победе над Марианой Саакян из Ливана, которая старше ее на 31 год, на квалификационном олимпийском турнире по настольному теннису в Западной Азии в Аммане (Иордания). И т.к. Олимпийские игры были перенесены на 2021 г., Китайский олимпийский организационный комитет пригласил Зазу в Китай для тренировок с лучшими игроками страны, после чего она сыграет уже в Токио.

В ролике китайского канала CCTV, широко разошедшемся по соцсети Weibo китайским зрителям была показана история успеха Зазы. Там есть кадры ее побед за столами по всему Ближнему Востоку. После победы в Ливане в феврале прошлого года Хенд ради участия в Олимпийских играх тренировалась в своем родном городе Хама по три часа в день, шесть дней в неделю. Когда у нее поинтересовались ее переездом в Китай, Заза отметила, что с нетерпением ждет напряженной игры за новыми столами, добавив: “Я с нетерпением жду поездки… Я просто не могу дождаться!”. Видео заканчивается утверждением Зазы о том, что лучшим в мире игроком в пинг-понг является китайский спортсмен и ее кумир Дин Нин. Это заявление очень понравилось многим пользователям. Они поддержали Зазу комментариями 加油 (“цзяю!”, т.е. “поднажми!” (распространенная в Китае фраза для поддержки и одобрения). Пользователи Weibo также похвалили Дин Нина за то, что ему удается завоевывать фанатов по всему миру.

Нет ничего странного в том, что Заза так увлеклась Китаем. Это признанный мировой оплот лучших игроков в настольный теннис. За последние 60 лет китайская команда по настольному теннису выиграла более 230 золотых медалей и разработала трехуровневую систему обучения, финансируемую государством, с участием местных организаций, провинциальных школ настольного тенниса и национальной сборной с лучшими тренерами мира. Настольный теннис в Китае — очень популярный, национальный вид спорта. И он обеспечивает китайскую культуру такими иконами, как тот же Дин. Тренируясь в Китае, Заза войдет в самый элитный в мире клуб настольного тенниса.

С оглядкой на турбулентыне ныне отношения между США и Китаем поворотный момент, путешествие Зазы заставляет вспомнить другие международные отношения, также выстроенные на настольном теннисе. Дружеское общение американского игрока Глена Коуэна и китайского Чжуана Цзэдуна подтолкнуло Национальный комитет по американо-китайским отношениям к решению пригласить в апреле 1971 г. американских дипломатов в Пекин. Дружба, переросшая в политическую акцию, завершилась приездом Ричарда Никсона в Пекин в 1972 г. Журнал Time назвал тот важнейший политический эпизод “Звук этой подачи услышали во всем мире” (Ping heard round the world).

Хотя кажется, пока еще рано говорить о том, планирует ли Китай аналогичным образом превратить Зазу в символ дипломатических контактов с Ближним Востоком в целом. Однако китайская мечта 11-летней девочки является иллюстрацией геополитического сдвига на Востоке, когда доселе доминировавшие США уступают дорогу Китаю. Аналитики из Западного Китая и с Ближнего Востока очень часто не различают политическую и экономическую роль Китая в различных странах Ближнего Востока, поскольку она касается исключительно инвестиций в добычу ископаемого топлива или экспорт технологий в сфере чистой энергии. В этом контексте термин “Ближний Восток” обычно используется только для обозначения горстки стран региона, получающих от Китая огромные инвестиции в энергетику, включая монархии Персидского залива, Иран и с недавних пор — Египет.

И все же путешествие Зазы приоткрывает завесу тайны над менее очевидными и долгоиграющими планами Китая на Левант — регион, куда входят Сирия, Ливан, Иордания, Израиль и Палестина. Хотя китайско-сирийские дипломатические отношения уходят в 1956 г., Китай лишь недавно вышел на передний план в Леванте, объявив в Сирии в 2018 г. о выделении $15 млн для Палестины, а еще $91 млн — Иордании, Ливана, Сирии и Йемена. Хотя эти суммы кажутся значительными, они ничтожны по сравнению с миллиардами инвестиций Китая в страны Персидского залива, но обещание Си, данное им в 2018 г., больше похоже на обещание развивать отношения, чем на смелые стратегические инвестиции.

Сирия сильно отличается от других левантийских стран тем, что длящаяся почти десятилетие гражданская и гибридная война продолжают опустошать страну, в результате чего 5,5 млн сирийцев бежали за рубеж и больше 6,1 млн стали внутренне перемещенными лицами. И хотя Сирия является самой богатой в Леванте нефтью страной, ее потенциальные 2,5 млрд баррелей запасов все же меньше, чем, к примеру, 257 млрд Саудовской Аравии. Несмотря на относительно скромные объемы нефти и интенсивный конфликт, Китай остается главным кандидатом в тендерах на восстановление сирийской инфраструктуры. Вероятным непосредственным стимулом для Китая к продолжению развития отношений с режимом Асада в Сирии является развитие “индустриального порта”, которые объединит Красное море, Аравийское море и Персидский залив с китайским проектом “Один пояс, один путь” (BRI -Belt and Road Initiative).

Пока же Китай видит свою роль в Леванте в качестве переговорщика по вопросам развития, который готов работать с любым режимом ради достижения целей BRI, при этом осуществляя незначительные инвестиции для стабилизации отношений в странах региона. Таким образом, Китай заполняет вакуум, который образовался из-за отказа США от более активной внешней политики в регионе. Китай также активно помогал Сирии и в время пандемии Covid-19. В апреле 2020 г. Пекин передал Дамаску первую партию медицинской помощи, включая 2016 комплектов тестов на Covid-19 и несколько единиц медицинского оборудования. Дипломаты обеих стран в августе обсуждали следующие поставки.

Вне зависимости от того, какие подходы к предоставлению внешней помощи с применением мягкой силы использует Китай для укрепления своего присутствия в Леванте, они, похоже, склоняют общественное мнение в пользу Китая. В отчете немецкой организации Konrad-Adenauer-Stiftung e.V (KAS) за июль 2020 г. отмечается, что подавляющее большинство левантийцев положительно относятся к помощи Китая в борьбе с пандемией. А если взглянуть шире, то многие граждане стран Ближнего Востока и Северной Африки с куда большим оптимизмом оценивают перспективу формирования более тесных отношений с Китаем после Covid, чем до пандемии. Такая реакция на мягкую силу Китая, который он применяет в контексте Covid-19, в полной мере соответствует тому, что аналитик Джесси Маркс назвал “конкуренцией без конфронтации”. Внешнеполитическая стратегия Китая на Ближнем Востоке может изменить баланс сил во всем мире, который исторически больше склонялся в пользу США.

Учитывая развитие отношений между Китаем и Ближним Востоком, дипломатия в период после Covid определит будущее Китая благодаря жителям Ближнего Востока и развивающихся стран в целом. Следовательно, приглашение Хенд Зазы в Китай можно интерпретировать как дипломатический акт, являющийся редукцией многостороннего подхода Китая к ведению дипломатии на Ближнем Востоке, которая включает в себя социальные, экономические и энергетические интересы. Если Китай хочет укрепить свои лидирующие позиции в качестве мирового лидера после пандемии Covid-19, ему необходимо построить стабильные отношения с Ближним Востоком, сохраняя темпы применения мягкой силы в Леванте. Возможно, посредством пинг-понговой дипломатии или чего-то похожего. 

Источник: Деловая столица


Поделитесь.