Чай с европейскими плюшками. Почему отравление Навального не будет расследовано

Лопнувшие версии преступлений, которых Кремль не совершал, способны поставить под сомнение обвинения его в преступлениях безусловно реальных

Последние вести с фронта борьбы с кремлевскими отравителями сообщили Le Monde и Le Figaro: в жестком пресс-релизе, опубликованном в среду, главы МИД двух стран, Жан-Ив Ле Дриан и Хайко Маас сделали выводы из заключений, опубликованных во вторник Организацией по запрещению химического оружия (ОЗХО), в которых сообщается об отравлении Навального нейротоксикантом из семейства “Новичок”, что подтверждает предыдущие результаты нескольких европейских лабораторий”. “Россия пока не предоставила убедительных объяснений, и в этом контексте нет другого правдоподобного объяснения отравления г-на Навального, кроме ответственности и причастности России” — констатируют министры.

Имитация активности

Надо сказать, что этот вывод выглядит несколько натянутым. Особенно если учесть, что “нейротоксикантов из семейства Новичок” не существует в природе. Найдены же были биомаркеры (то есть, следы) ингибиторов холинэстеразы (ИХЭ), которые “схожи по своим структурным характеристикам с двумя контролируемыми по Конвенции о запрещении химического оружия (КЗХО) химикатами”. Но, как подчеркивается в ответе МИД РФ, они не включены в список запрещенных веществ — хотя и схожи. Иными словами, все обстоит непросто, да и не может обстоять иначе, поскольку пресловутый “Новичок” не оставляет явных следов. Есть следы ИХЭ — и это установленный факт. Все остальное: связь этих следов именно с “Новичком”, а “Новичка” — именно с российскими властями, решившими, якобы, отравить Навального, а тех, кто принимал решение его отравить — прямо с Путиным, не более, чем вольные домыслы (хотя и строящиеся на аналогиях с опытом предыдущих покушений на российских диссидентов вообще и с помощью отравляющих веществ в частности). Тем не менее, на основании цепочки этих домыслов Париж и Берлин уже составили санкционный список из 9 физических лиц, которых считают причастными к покушению: функционеров из АП РФ и “лиц, имеющих отношение к структурам безопасности”. В список попал и российский НИИ органической химии и технологии (ГосНИИОХТ), в связи с имеющимися данными о разработке там еще в советские времена нервно-паралитических веществ группы “Новичок”. Этот список главы французского и немецкого МИД отошлют своим европейским партнерам, предложив им ввести дополнительные санкции против Москвы.

Фамилии из списка пока не разглашаются. Интересно, от кого их пытаются засекретить? Неужели кто-то всерьез думает, что этот список не оказался на столе у всех его девяти фигурантов раньше, чем об этом написали Le Monde и Le Figaro?

А еще французский МИД добродушно подколол немецких коллег, отметив, что в руководстве ФРГ не стали ставить под вопрос строительство газопровода “Северный поток-2”. Впрочем, поскольку Германия крайне обеспокоена отравлением Навального, да и лечат его немецкие врачи, кто сейчас упрекнет немцев в этом? Тем более, что и вокруг строительства СП-2 идут какие-то неясные игры – похоже, что в ожидании исхода выборов в США.

Тело и дело

Не дремлет и окружение Навального. Некая Мария Певчих заявила, что немедленно после его отравления обыскала номер, в котором Навальный останавливался, и нашла подозрительную бутылку из-под минеральной воды, которую переправила в Германию. И что вы думали? На бутылке обнаружились “следы Новичка”. Выходит, это был не чай?

Здесь надо напомнить, что, сдав номер, Навальный ехал в аэропорт, проходил там регистрацию, пил чай в буфете, затем сел в самолет, где связи с ним, естественно не было, и, наконец, через какое-то время самолет аварийно сел в Омске, о чем в Томске тоже узнали не мгновенно. Иными словами, между выездом Навального из номера и временем, когда Певчих могла узнать о его отравлении, прошло никак не менее 3-4 часов. За это время номер должны были убрать, и уже по этой причине история с бутылкой выглядит чистой фантастикой. Не говоря о том, что непонятно, почему Певчих показалась подозрительной именно нужная бутылка — если, конечно, она не вынесла из номера, и не отправила в Германию на экспертизу вообще все, что там было, включая белье, портьеры и мебель. О сомнительности же “следов Новичка” было сказано выше.

И уже совсем интересно выглядит эта история, если начать разбираться в том, кто такая, эта Мария Певчих, жившая, по свидетельствам очевидцев, с Навальным в одном номере.

Некоторую информацию о Певчих собрала российская “Комсомольская правда”. Конечно, верить КП – себя не уважать, но некоторые факты, изложенные в ее статье, поддаются проверке, и, скажем прямо, выглядят крайне небанально. Впрочем, даже не доверяя ни одному слову КП, нельзя не признать, что уже сама по себе история с бутылкой крайне интересна. И хотя КП намекает на связи Певчих с западными спецслужбами, при объективном взгляде на ситуацию все выглядит с точностью до наоборот: Певчих – агент одной из спецслужб России. Здесь важно отметить эту деталь – одной из нескольких: ФСБ, СВР, ГРУ. Помимо этой тройки с Навальным и около Навального могли работать, и наверняка работали еще с полдюжины государственных, полугосударственных и корпоративных структур.

Навальный же, о чем я уже писал, с самого начала был и остается проектом одной из них – тут можно поспорить, какой именно, но сейчас это неважно. Естественно, что люди из этой структуры находятся в его окружении явно, а люди из конкурирующих структур – тайно, под прикрытием.

Вернемся теперь к главному вопросу: кто же всё-таки отравил Навального?

Чем встревожены на Западе и кому выгодно отравление

Если бы ситуация была однозначной: да, ясно что отравили, ясно что по прямому указанию из Кремля, ясно что сейчас цинично лгут, пользуясь тем, что доказать ничего невозможно, – в этом случае реакция Запада была бы, вероятно, куда более спокойной. Ну, отравили, и ладно. Тем более, он не умер, а уже идет на поправку. В конце концов, травили его в России, где-то у черта на куличках, в каком-то Томске – кто его вообще найдет на карте? Не в Лондоне же — а ведь раньше травили и в Лондоне! Налицо, таким образом, несомненный прогресс россиян и смягчение их диких нравов, отчего российские власти впору не наказывать за отравление Навального в Томске, а, напротив, поощрить.

Но ситуация-то как раз неоднозначна! Слишком много нестыковок есть в версии об отравлении Навального по прямому кремлевскому указанию. А это означает, что по России, от которой до Европы рукой подать, возможно, гуляет боевое ОВ, которого там не должно быть, поскольку Россия подписала Конвенцию о его запрете. И что приказ на применение этого ОВ, которое непонятно у кого находится под контролем, могут отдать не только на единственном, самом высоком уровне, но и из других центров управления, уровнем ниже. И еще: если это ОВ, откуда оно взялось? С военных складов? Изготовлено в государственной лаборатории к случаю, по спецзаказу? И то и другое означает, что Россия наплевала на Конвенцию — но это полбеды. Хуже, если ОВ изготовлено в какой-нибудь подпольной лаборатории. Это означает уже полный выход ситуации из-под контроля. 

Конечно, далеко не факт, что обнаруженные в крови Навального ИХЭ означают его отравление “фирменным и лицензионным”, так сказать, “Новичком” — они могут иметь и другое происхождение. Но, до тех пор, пока история с отравлением Навального не расследована до полной ясности, а материалы расследования не представлены западным компетентным органам, версию с ОВ нельзя исключать из рассмотрения. А расследовать эту историю до полной ясности без активного участия России невозможно. И, если Россия не хочет проводить добросовестного расследования, ее нужно к этому побудить, в том числе и санкционными методами. Вот и вся западная логика.

И Запад начал принимать меры – не мстя за Навального, не карая Россию, а обеспечивая собственную безопасность. Меры эти вполне очевидны: на Западе хотят, в первую очередь, проследить путь яда до его источника с тем, чтобы перекрыть его дальнейшее распространение. Если бы в Навального стреляли, с каким угодно результатом, реакция Запада была бы в сотни раз спокойнее. А “Новичок” неизвестного происхождения Запад напугал, причем, именно потому, что в случае с Навальным существует шанс на то, что решение об отравлении было принято не на самом высоком уровне, с санкции лично Путина, а на значительно более низком.

Но могут ли западные санкции побудить Россию провести добросовестное расследование всех обстоятельств отравления Навального? Однозначно, нет — и даже в том случае, если Путин к этому непричастен. Россия не может провести такое расследование по очень простой причине: ее, как цельной структуры, не существует. Условная “Россия” — сумма векторов ведомственных интересов, в том числе и влияющих на Путина. Которому, к слову, действительно не было особого резона отдавать приказ о ликвидации Навального. Хотя, помимо прямой отдачи приказа возможно, конечно, и не особо охотное согласие в ответ на настоятельные просьбы, помноженные на умение правильно подготовить вопрос.

Впрочем, даже в такую версию верится с трудом. Куда вероятнее, что Навального отравили агенты конкурирующей спецслужбы, внедренные в его окружение – по причине межведомственного соперничества. И, поскольку следствие, независимое ни от одной из российских спецслужб, в России невозможно, а у всех спецслужб есть в этом деле свои интересы, никакого объективного расследования и не будет, как бы Россию ни санкционировали. В Европе об этом тоже догадываются, и потому давят не сильно, больше для порядка, чтобы успокоить встревоженную общественность, не трогая действительно важные вещи, вроде СП-2.

“Балтийский чай” против “Новичка”

И, наконец, если это было отравление боевым ОВ, то отчего Навальный не умер? В настоящее время в ходу две версии. Первая: криворукие отравители. Вторая: так и было задумано. Но ИХЭ существуют и в доступном фармакологическом виде – это донепезил, галантамин и ривастигмин, используемые для снижения эффекта деменции при болезни Альцгеймера. А еще холинэстераза является главным ферментом, который метаболизирует кокаин, отчего ее используют при кокаиновой передозировке. Сложив одно с другим получим, что разбодяженные с кокаином ИХЭ, должны, по идее, продлевать его действие и обострять достигаемый эффект. Только не пытайтесь повторить это дома – вас могут и не довезти до берлинской клиники.

Иными словами, чтобы отравить Навального с симптомами, якобы, “Новичка”, достаточно было лекарств, доступных в аптеке – пусть по рецепту, и не в каждой, но доступных. Особенно эффективных для его отравления в том случае, если он употреблял кокаин – на что, возможно, и был сделан расчет. Либо, как вариант, это могло быть вообще не отравление, а передозировка кокаина, разбодяженного с ИХЭ для большего эффекта.

Словом, ни суперсекретных ядов, ни “руки Кремля” в этой истории могло не быть. Возможно, все ограничивалось межведомственными разборками, или даже банальной бытовухой, связанной с употреблением по пути к самолету не просто чая, а, скажем, описанного у Пелевина чая “балтийского” — смеси спирта с кокаином, который дилеры “улучшили” на пути к конечному потребителю.

Меняет ли такая возможность что-либо в отношении России? Абсолютно ничего. Империя Зла (без кавычек!) Империей Зла и остается. Зато лопнувшие версии преступлений, которых Кремль не совершал, способны поставить под сомнение обвинения его в преступлениях безусловно реальных. Таких, достоверно доказанных преступлений, совершенных Москвой с момента распада СССР, набралось уже более чем достаточно для международного трибунала. И для того, чтобы доказать преступность московского режима, нет ни малейшей нужды изобретать отравление “Новичком” в ситуации, когда большая часть фактов выглядит притянутой за уши. Это лишь создает ненужный информационный шум, отвлекая внимание от реальных событий, и делает рекламу сомнительной фигуре Алексея Навального. 

Источник: Деловая столица


Поделитесь.