Наука счастья по-американски. Что может быть лучше денег

Американские ученые в очередной раз озаботились поисками счастья

В познавшей блага социализма Восточной Европе бытует представление об американской культуре как о культе индивидуализма и материальных благ. Отчасти эта тенденция соответствует действительности, особенно в последние годы. В частности, ученые из Калифорнийского университета в Беркли признают, что по сравнению с 1970-ми годами гораздо больший процент студентов стремится получить высшее образование только из желания заработать больше денег, тогда как раньше люди с более “возвышенными” мотивами встречались намного чаще. Социологи также отмечают рост индивидуализации американского общества.

Однако, словно в противовес этой тенденции, в Америке сформировалось несколько иное понимание счастья, притом не как философская или религиозная доктрина, а полноценная научная теория. Ведущие американские психологи уже не первый год пытаются понять, что именно способно делать человека счастливым. В результате уже упомянутый Калифорнийский университет разработал учебный курс под названием “Наука счастья”. Похоже, что именно изложенные в нем теории будут доминировать в ближайшие годы в американской психологии и философии, а потому весьма интересно посмотреть, каким видят путь к счастью ученые из США.

Счастье и смысл жизни

Во-первых, вопреки горячо любимому некогда советской, а теперь и российской пропагандой мифу о “бездуховности” американцев, современная американская наука пытается увязать благополучие с полнотой, значимостью и социальной активностью жизни. Исследователи Джил Сьютти и Джейсон Марш, к примеру, признают, что иногда следование смыслу жизни идет вразрез с сиюминутным счастьем. Более того, они выделяют несколько отличий полноценной и значимой жизни от счастливой. К примеру, удовлетворение всех своих потребностей, здоровье, богатство и легкость жизни, согласно проведенному ими исследованию, напрямую связано со счастьем, но не имеет отношения к смыслу жизни. Ученые признают: напротив, попытка прожить полноценную и значимую жизнь часто связана со стрессом и проблемами.

И тем не менее исследователи настаивают: проживание наполненной смыслом жизни даже в ущерб минутным удовольствиям (“гедонистическому счастью”), способно в глобальном смысле сделать человека более счастливым. В частности, они ссылаются на данные, показывающие положительное влияние такой жизни (или, как ее называют, “эвдемонического счастья”) на здоровье человека.

Положительные эффекты для здоровья, связанные с эвдемоническим счастьем, включают менее острую реакцию на стресс, меньшую вероятность развития диабета, более высокий уровень “хорошего” холестерина в крови, улучшение сна и мозговой активности, а также снижение уровня депрессии“, – отмечается в статье.

Все больше американских исследователей склоняется к мысли, что “эвдемоническое и гедонистическое счастье на удивление схожи” и буквально идут рука об руку. Психологи советуют в качестве оптимального способа стать счастливым не забывать о собственных удовольствиях и потребностях, но вместе с тем не ограничивать жизнь только ими.

Осмысленная жизнь помогает быть счастливым, а счастье может способствовать тому, чтобы жизнь стала более значимой“, – полагают ученые.

Таким образом, неизменными компонентами счастья, по мнению современных американских психологов, являются сострадание, доброта, эмпатия и, как ни странно, альтруизм.

Опасность счастья

Следующий важный компонент современного американского понимания счастья идет вразрез с так называемой “позитивной психологией” – некогда модным западным направлением, согласно которому люди пытались отрицать сам факт наличия проблем или отрицательных эмоций. Напротив, сегодня американские психологи уверяют: полноценное счастье включает в себя и негативные чувства, а постоянно испытывать положительные ощущения не только невозможно, но и вредно.

К примеру, психолог Ланна Каталино в своей статье отмечает важность умения сосредотачиваться на хорошем и уделять внимание положительным эмоциям. Но она же предостерегает от крайностей в этом направлении.

Не ставьте перед собой недостижимую цель испытывать положительные эмоции все время. То, что вы стремитесь испытать счастье, не означает, что вам нужно стремиться чувствовать радость, удовлетворение, благодарность, покой или любой другой оттенок положительных эмоций каждую секунду ежедневно. Это невозможно, потому что жизнь неизменно сопровождается неприятностями и разочарованиями, а для многих – хроническим стрессом. Отрицательные эмоции, возникающие в результате несчастий, больших или малых, естественны и помогают нам лучше понять себя. Они дают нам жизненно важную информацию о том, что мы ценим и что, возможно, нужно изменить в нашей жизни“, – уверяет она.

Счастливые люди воспринимают негативные явления не меньше, чем несчастные. У большинства из них нет “розовых очков”, они способны чувствовать чужую боль, но лучше справляются с ее последствиями, считают Саммер Аллен и Джереми Адам Смит.

Кажется, что мы запрограммированы на то, чтобы видеть нуждающихся людей и помогать друг другу – и это может помочь нам стать счастливыми“, – делают вывод ученые.

Кира Ньюмантакже уверена: разнообразие эмоций помогает острее переживать радостные чувства и дает им необходимую новизну. Джун Грубер и вовсе выделяет случаи, когда слишком долгое и экзальтированное переживание счастья может повредить человеку. По мнению автора, переизбыток счастья может ослабить ваши творческие способности и подвергнуть нас риску, поскольку в ощущении блаженства стимул создавать новое, равно как и естественное чувство опасности, притупляется. Чрезмерное ощущение счастья также снижает адаптацию к конкретным ситуациям, а в конечном итоге неминуемо обернется разочарованием.

Сладость и горечь охоты за счастьем

Отдельно Джун Грубер, как и другие исследователи, предостерегает от чрезмерной зацикленности на погоне за счастьем как таковой.

Новаторская работа Айрис Мосс недавно подтвердила кажущуюся на первый взгляд нелогичной идею о том, что стремление к счастью может принести больше вреда, чем пользы. На самом деле, порой, чем больше люди ищут счастья, тем меньше они оказываются способны его достичь. Мосс показывает, что, чем больше люди стремятся к счастью, тем выше вероятность, что они установят для себя слишком высокую планку, а затем разочаруются, если не достигнут ее. Это же явление наблюдается, когда люди уже пребывают в хорошем настроении, например, слушают веселую песню или смотрят радостный клип. Но если человек сознательно задается целью испытать при этом счастье, ему труднее действительно почувствовать себя счастливым даже в такой приятной ситуации“, – отмечает она. Более того, исследователь предупреждает, что фанатичная погоня за счастьем может закончиться депрессией или биполярным расстройством.

Ей вторит и Ланна Каталино.

Исследования показывают, что люди, которые все время стремятся быть счастливыми, могут в итоге страдать от разочарования, а те, кто ищет счастья, как будто это единственно значимая в их жизни вещь, могут, как ни парадоксально, прогнать его прочь“, – предупреждает она.

Таким образом, современный эталон счастливой жизни в понимании американских ученых – это полноценная, наполненная смыслом жизнь, включающая в себя сострадание, благодарность, желание сотрудничать с другими и делать добро. Эта жизнь в идеале должна гармонично сочетать в себе удовольствия и положительные эмоции, но в то же время включать весь спектр человеческих переживаний.

Что характерно, в Украине эта проблематика также привлекает специалистов – и психологов, и социологов, и политтехнологов (здесь можно привести как прошлогодние дискуссии в рамках форума YES, так и исследования КМИС, и ряд специализированных публикаций). А в РФ аналогичных исследований практически нет – возможно потому, что в стандартный перечень российских благ счастье не входит. В официальном дискурсе “традиционными ценностями” русской культуры принято считать “духовность”, служение отечеству, созидательный труд, гуманизм, милосердие, взаимопомощь, коллективизм и т. д. Однако декларирование предельного альтруизма без упоминания о личности, ее благополучии и потребностях, на практике рождает лицемерие и предельный эгоизм под маской “красивых слов”. Это явление широко наблюдалось в последние годы Советского Союза и ярко проявляется сегодня. В то же время новое понятие о счастье, рожденное в известных университетах Соединенных Штатов, может в скором времени оказать существенное влияние на американское общество, уже имеющее достаточно богатую культуру волонтерства и благотворительности.

Источник: Деловая столица


Поделитесь.