Жесткий капитулянт. Зачем Лукашенко демонстрировал Путину умение разгонять демонстрантов

Перед переговорами де-факто президента Беларуси с лидером РФ в Минске и других городах жестоко разогнали акции протеста 

В Сочи сегодня, 14 сентября, состоится встреча де-факто президента Беларуси Александра Лукашенко и российского президента Владимира Путина. Беларуский лидер вылетел в город на побережье Черного моря, чтобы, как сообщили пресс-службы обоих узурпаторов, обсудить интеграцию в рамках Союзного государства и другие вопросы. Что немаловажно — никаких подходов к прессе не будет.

Отлету Лукашенко предшествовал жесткий разгон акций протеста, прошедших в Минске (многотысячный “Марш героев”), Барановичах, Бобруйске, Бресте, Витебске, Волковыске, Гомеле, Гродно, Жодино, Лиде, Могилеве, Новогрудке и Новополоцке. 

По последним данным, задержаны больше 4 тыс. человек. Причем, исходя из видео, опубликованных в Telegram-каналах, силовики не стеснялись волочить по земле и бить женщин, ставших символом протестов.

Вместе с тем режим принялся “давить” беларуский IT-сектор, многие представители которого активно поддерживали и поддерживают протест.

На это указывает сюжет гостелеканала “Беларусь 1”, вышедший 12 сентября. В нем сообщается, что IT-компания PandaDoc обвиняется в финансировании митингов при участии женщин и нескольких работников уже задержали.

У Лукашенко айтишников определили кошельками акций и, как результат, решили, что проще вырвать “заразу” с корнем и без оглядки на последствия для экономики и граждан. Пусть это и мина замедленного действия, обещающая взорваться в тот момент, когда спускаемых сверху подачек из российских и китайских кредитов уже не будет хватать, чтобы держать беларусов в узде.

А там, глядишь, удастся повторить успех Николаса Мадуро, у которого получилось нивелировать акции протеста в Венесуэле, несмотря на то, что социальная политика и его, и его предшественника Уго Чавеса привела к экономической и социальной катастрофе.

Главная и насущная задача режима Лукашенко — задушить протест.

И он этим занялся с энтузиазмом 13 сентября. Кстати, несмотря на то, что беларуские хакеры, “Кибер-партизаны”, накануне, 11 сентября, сообщили, что, во—первых, у них есть база сотрудников КГБ, ОМОН и МВД и она уже передана редакции Nexta для обнародования через неделю; а во-вторых, хакеры лично Лукашенко пообещали “положить” электроэнергетическую, налоговую и банковскую систем, если 13 сентября во время акций протеста будет задержан хотя бы один/одна их участник/участница.

В подтверждение своих слов “Кибер-партизаны” взломали сайты “Белорусских лотерей”, Министерства по налогам и сборам и Белорусской торгово-промышленной палаты.

На сайте лотерей были размещены бело-красно-белый флаг Беларуси, поздравление лидеру оппозиции Светлане Тихановской с днем рождения и песня Цоя “Перемен”. К сайту министерства был заблокирован доступ для пользователей с пояснением, что это сделано, чтобы режиму не платили налоги.

А на сайте БТПП был опубликован призыв к сотрудникам IT-сектора вступать в ряды “Кибер-партизан” и вести борьбу с режимом.

Если это не дело рук российских хакеров, также работающих на эскалацию по кремлевским методичкам и с целью руками Лукашенко зачистить для российских фирм беларусский IT-рынок, то порыв “Кибер-партизан” внушает уважение.

Их действия могут быть даже относительно эффективными. Какое-то время. Проблема в том, что если (или когда) Минск, а может и Москва, через Интерпол добьются выдачи международного ордера на розыск этих хакеров, никто в Европе сопротивляться особо не будет: как ни крути, их действия — независимо от мотивов — будут трактоваться как кибертерроризм. Если Запад это проигнорирует, то те же Кремль и Пекин обвинят его в двойных стандартах. И будут данный прецедент использовать как информационную манипуляцию в ситуациях, когда в ЕС или США пожелают задержать кого-нибудь из клики ручных кремлевских или китайских хакеров.

Аудиенция для капитуляции

Вернемся, однако, к встрече Лукашенко с Путиным в Сочи.

Вчерашний бесцеремонный, как в первые дни после выборов, разгон демонстрантов, а также фактическое объявление войны IT-сектору по своей сути являются банальной демонстрацией силы. Зритель один — это, собственно, Путин. Лукашенко вылетел в Россию, имея подтвержденное реноме авторитарного и жесткого правителя, которому по силам удержать власть.

Тем самым он надеется усилить свои переговорные позиции. А переговоры для него лично будут непростыми, поскольку ввиду избранного курса на жесткое подавление протестов и репрессий на внешнеполитическом поприще у режима Лукашенко нет иных опций, кроме сдачи национальных интересов Кремлю. В лучшем для него случае — поэтапной. Чем в Сочи и воспользуется российский лидер. Который, к слову, не факт, что согласится на постепенную капитуляцию.

Для беларусов на самом деле только все начинается. Вспомним, что Виктор Янукович тоже частил в РФ накануне саммита ЕС, в ходе которого Украина должна была подписать Соглашение об ассоциации и зоне свободной торговли с Евросоюзом. 25 октября Янукович съездил к Путину в Сочи, затем, 9 ноября, — в Москву. И что было дальше, украинцам известно: Кабмин Николая Азарова 21 ноября распорядился приостановить подготовку к подписанию соглашения, а Янукович на саммите в Вильнюсе 28—29 ноября так документ и не подписал. Начался Майдан, а оба эти деятеля сбежали в Россию.

Перейдут ли протесты в Беларуси на качественно иной уровень? Тот момент, когда следовало переходить от мирных шествий к более решительным действиям, беларусы упустили. Собственно, они к нему и не стремились ввиду идиосинкразии к “подогреваемым Западом цветным революциям”, постоянно подогреваемой Лукашенко и его пропагандистами. Плюс к этому в Беларуси Путин весьма популярен, и многие демонстранты хотели бы сохранить дружбу с Россией. Вот в чем существенное различие между украинскими и беларускими протестами. Различие, позволяющее Путину выжимать сегодня все соки из Лукашенко.

К примеру, во время их сегодняшней встречи, как анонсировала пресс-служба Кремля, будет подниматься тема энергоресурсов. Не исключено, что одним из условий Путина к Лукашенко в обмен на спасение первым шеи второго будет отказ от американской нефти и диверсификации источников энергоносителей в целом. Лукашенко вполне может сдать собственноручно созданный инструмент давления на Москву. Это один момент.

Второй — если он откажется от американской нефти, то Вашингтон более ничто не будет удерживать от введения санкций. Отказ, впрочем, не служит гарантией сохранения Лукашенко во власти. Путин не испытывает к нему доверия, но перед кремлевским сидельцем стоит сейчас непростая задача. С одной стороны, представился очень удобный случай избавиться от неоднократно уличенного в вероломстве и, к тому же, непопулярного в собственной стране союзника. С другой — сделать это необходимо так, чтобы транзит власти в Беларуси не выглядел уступкой улице. Последний момент принципиально важен, поскольку в Кремле подобный механизм ротации власти по умолчанию считается недопустимым, не в последнюю очередь потому, что угрожает и стабильности самой путинской вертикали.

Опорой для Кремля в Беларуси вполне могут стать военные, которые, в принципе, лояльно относятся к России. Москва, между прочим, уже отправила в эту страну 300 своих солдат и 70 единиц техники для участия в учениях “Славянское братство”, которые очень кстати начинаются сегодня и продлятся до 25 сентября. 

Потому в обозримой перспективе Лукашенко еще попрезидентствует, однако в то же время Кремль будет прорабатывать варианты его постепенной передачи полномочий новым лидерам. Условия кастинга очевидны: кандидат должен удовлетворить улицу и одновременно быть более чутким к устремлениям руководства РФ. Вполне вероятно, что таковым даже — в качестве переходного звена — станет и Светлана Тихановская. Во-первых, это позволит уменьшить накопившееся в отношениях с ЕС напряжение. Во-вторых, вполне соответствует и тому, что она сама неоднократно заявляла. Впрочем, если будет избран именно этот вариант, видимые признаки его осуществления появятся не завтра. Но Москва в любом случае не упустит шанса сыграть в негласного посредника между беларусскими властью и оппозицией, пресекая любые попытки использования для этого альтернативных площадок — причем посодействуют ей в этом и сам Лукашенко, и его противники.

Понятное дело, что с еще более ослабленной экономикой (разрушенная IT-сфера, забастовки) и Лукашенко, и затем его преемник или преемница будут нуждаться в серьезных вливаниях со стороны Москвы.

Правда, на одних российских нефтедолларах и России, и Беларуси в условиях санкций долго не протянуть. Особенно если санкции в итоге коснутся еще и россиян за вмешательство в дела Беларуси. Поэтому в поддержке Минска Москве придется кооперироваться с Китаем. С гарантиями обеспечения соответствующего уровня допуска для китайских интересов в РБ в качестве платы.

Учитывая, что для Пекина Беларусь — это дверь на европейский рынок, которая на сегодняшний день уже закрылась; а у Кремля — цели прямо противоположные, то в будущем можно ожидать начала борьбы между Китаем и РФ за определение внешнеполитического вектора Беларуси. А это сулит новые потрясения и кризисы.

Источник: Деловая столица


Поделитесь.