Российские подводные лодки: спасать некому – тонуть по плану

На сегодняшний день в Российской Федерации реализуется сразу несколько проектов подводных лодок, как дизель-электрических, так и атомных, вызывающих опасения за их техническую и технологическую составляющую, а также качество исполнения. Большое количество корректировок проектов, неоднократное возвращение с испытаний на верфи для доработки и исправления дефектов, заставляют задуматься о надежности и безопасности этих субмарин. И это при том, что те подводные лодки, которые сейчас находятся в строю ВМФ РФ, в подавляющем своем большинстве уже давно выработали свой ресурс и являются морально устаревшими, а в ряде случаев — аварийными.

В таких условиях России, как стране, обладающей одним из самых многочисленных подводных флотов, но при этом не самым современным и потенциально опасным, как для окружающей среды, так и для их экипажей, жизненно важно иметь современный спасательный флот.

Между тем, как стало известно, этого флота Россия не увидит еще очень и очень долго. Так, намедни была опубликована информация о том, что российские кораблестроители отказались от дальнейшей реализации судов-спасателей подводных лодок проекта 21300 “Дельфин”, о необходимости серийной постройки которых говорится со дня гибели АПЛ «Курск». Но, за 20 лет после гибели АПЛ “Курск”, ставшей частью истории России как демонстрация беспомощности “великой морской державы”, эта самая “великая морская держава” так и не смогла продвинуться ни на шаг по пути, если не предотвращения, то хотя бы минимизации последствий подобного рода катастроф.

И сравнительно недавний инцидент с уникальной АПЛ АС-12 “Лошарик”, которая 1 июля 2019 года стала причиной гибели 14 российских подводников высшего офицерского звена, ровным счетом не внесла каких-либо корректив в реализацию проекта 21300. Что же это выходит, человеческая жизнь, даже высокопоставленного офицера со звездой героя России, дешевле стоимости реализации проекта? Или даже жизни дюжины офицеров?

В целом, человеческая жизнь никогда не была приоритетом в стратегии, как советского государства, так и российского, но в данном случае патовость ситуации заключается и в несколько ином аспекте. Дело в том, что Россия за 20 лет так и не смогла довести до ума производство глубоководного водолазного комплекса ГВК-300, который подразумевался как исключительно российского производства продукт. Имеющийся же в наличие ГВК-450, который размещен на единственном находящемся в строю судне проекта 21300 «Игорь Белоусов», имеет в своей комплектации иностранные запчасти, которые обслуживать в нынешних условиях санкционных ограничений не представляется возможным и, по сути, это единственное судно проекта 21300, на сегодняшний день уже не дееспособно. То есть, в случае возникновения ЧП на одной из российских субмарин, спасать ее будет по-прежнему некому.

Великая морская сверхдержава…

Военно-политический обозреватель Александр Коваленко

Источник: Информационное сопротивление


Поделитесь.