Яд для Путина: что меняет покушение на Навального в отношениях России и Запада

Отравление Алексея Навального в Украине восприняли по-разному.

Кто-то сочувствовал российскому политику, кто-то вспоминал его высказывание, что “Крым – не бутерброд” и пытался дистанцироваться от этих событий. Но и первые, и вторые вряд ли сильно сомневались в том, что к покушению на одного из лидеров российской оппозиции причастны российские власти. А вероятно – и лично Путин.

То же самое с самого начала осознавали и европейские политики. Но несмотря на это, в последние недели из Берлина, Парижа и других европейских столиц звучали сдержанные заявления о “диалоге с Путиным”.

Однако за последние двое суток произошел, без преувеличения, тектонический сдвиг.

В Германии заговорили даже о влиянии дела Навального на “святая святых” – еще недостроенный газопровод “Северный поток-2”. И надо признать, что Россия сделала немало, в том числе за последние сутки, чтобы реакция европейских политиков была именно такой.

Каких изменений реально стоит ожидать в отношениях России и Запада?

(Не) спасти рядового Путина

Всего неделю назад – когда Навальный в искусственной коме уже получал лечение в берлинской клинике “Шарите” и у врачей не оставалось сомнений, что его действительно отравили, – Ангела Меркель на пресс-конференции уверяла журналистов, что отравление оппозиционного лидера – это одно, а экономические проекты с РФ – это другое.

Всего неделю назад французский министр иностранных дел Жан-Ив Ле Дриан публично удивлялся, почему Россия не хочет расследовать нападение на политика. “Я не могу понять, почему Россия не ведет игру прозрачно. Это же в ее интересах, и мы говорим им об этом, – объяснял топ-дипломат в эфире французской радиостанции RTL. – Если бы они поддержали идею такой прозрачности, это повысило бы доверие к ним”.

Ле Дриан только в том интервью дважды посоветовал российским коллегам, что им следует делать, чтобы избежать последствий для собственного государства. “Я бы очень советовал им провести прозрачное расследование, и когда найдут виновных – наказать, чтобы продемонстрировать, что урок усвоен. Ведь это не первый случай, когда представителей российской оппозиции отравляют”, – объяснял министр.

Осторожность европейских лидеров и их попытку ухватиться за соломинку несложно объяснить.

Отравление Навального совпало по времени с белорусским кризисом, что требовало от Запада активного общения с Путиным. За последнюю неделю президент РФ дважды беседовал по телефону с президентом Европейского совета Шарлем Мишелем, дважды – с президентом Франции, говорил с канцлером Германии, с премьером Италии и другими.

Владимир Путин, имеющий большое влияние на белорусского диктатора, снова стал полезным и желательным собеседником для западных лидеров. Какой бы скепсис это ни вызывало в Украине, но Запад считал Путина человеком, способным разрулить кризис в Беларуси. Переход российского президента в ранг нерукоподаваемого и токсичного (во всех смыслах) политика в эти планы абсолютно не укладывался, и стремление помочь ему, похоже, было искренним.

Но всему есть предел.

Жестче было невозможно

Первые сигналы об отравлении Навального веществом, которое может принадлежать к “группе `Новичка`”, поступили еще 24 августа. Тогда мало кто обратил внимание на химическую терминологию в сообщении клиники “Шарите”, но в Москве, несомненно, должны были понять, что медики нашли яд и рано или поздно придут к выводу.

А2 сентября правительство Германии решило, что дальше молчать недопустимо. Рубикон в отношениях России и Запада был перейден за один вечер.

Правительство официально объявило, что речь идет именно о “Новичке”; российского посла вызвали в МИД; министры иностранных дел и обороны провели экстренный общий брифинг; Меркель лично выступила с заявлением, в котором выразила уверенность: Навального хотели заставить замолчать.

Украинских читателей эти заявления, конечно, могут не впечатлить. Слов о виновности лично Путина не прозвучало; Запад снова вспоминает о необходимости “расследовать” и так далее.

Но можем успокоить. На этот раз речь идет не о нерешительности, а о соблюдении процедур.

К слову, западные наблюдатели и инсайдеры считают действия Берлина беспрецедентно жесткими. И особенно это заметно на контрасте с первоначальной осторожной реакцией местной власти, отмечает немецкое издание  Deutsche Welle

“Возмущения в Германии было много (изначально. – ЕП), но ни Меркель, ни министр Маас сначала не демонстрировали стремления привлечь Россию к ответственности. Это изменилось.

Вряд ли правительство могло более четко заявить, что считает отравление последней каплей после большого количества действий российской власти – от захвата украинского Крымского полуострова до преследования российской оппозиции и проведения многочисленных дезинформационных кампаний перед выборами в Германии и других странах ЕС.

Теперь правительство Германии и Евросоюз в целом будут вынуждены предпринять четкие шаги против России”, – пишет немецкое издание, финансируемое федеральным правительством.

А главное – то, что такой же жесткой оказалась реакция всех западных партнеров. Включая Францию, президент которой Эммануэль Макрон год назад публично взял курс на “диалог” и “поиск компромиссов с Россией”, но сейчас столкнулся с реальностью.

Поэтому заявление из правительства Макрона является таким же резким. Париж тоже ждет ответа Москвы и – не сомневайтесь – тоже будет готов официально возложить на Москву ответственность за это преступление.

Высшие должностные лица Евросоюза два дня подряд делают заявления по этому поводу, и они становятся все жестче. В четверг вечером ЕС официально допустил введение санкций против РФ. А самой откровенной, как это часто бывает, оказалась Литва – она ​​напрямую объявила, что считает российские власти безальтернативно виновными в покушении на Навального.

Не остались в стороне и США.

Какими бы ни были подозрения по поводу теплого отношения Трампа к Путину, но Госдеп первым заявил, что стоит ждать новых санкций за использование “Новичка”. А в НАТО назначили экстренную встречу, посвященную этому нападению.

Россия движется к пропасти

Что же заставило европейцев оставить надежду на мир и перейти к бескомпромиссной позиции?

В известной степени их потрясла наглость Кремля. Ведь “Новичок” уже “засветился” в отравлении семьи Скрипалей в Великобритании. Запад с тех пор собрал достаточно доказательств того, что этим химическим оружием располагают только российские спецслужбы.

Кто-то, вероятно, надеялся, что тот скандал, который привел к беспрецедентной высылке российских дипломатов, должен был стать для Кремля уроком – и сейчас понял, что эти надежды были напрасными. Но это – точно не единственная причина.

Россия в последние недели действовала так, словно сама ищет наказания.

Было ли это сознательным желанием Путина или его окружения обострить кризис в отношениях с Западом, или, наоборот, они были настолько уверены в своей безнаказанности, что считали, что все сойдет с рук – сказать трудно.

Но Москва сделала все от нее зависящее, чтобы кризис стал неизбежным. Каждый шаг лично Путина и его сателлитов приближал к этому.

Так, Кремль, несмотря на многочисленные призывы западных партнеров, еще на прошлой неделе прямо отказался расследовать нападение на Навального. Об этом решении объявил пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков – и его заявление стало темой номер один в западных СМИ.

Не меньший эффект на западные элиты произвели слова близкого к Кремлю одиозного российского бизнесмена Евгения Пригожина (считают, что он отвечает за финансирование Ольгино, так называемой “фабрики троллей”, а также причастен к работе ЧВК “Вагнера”). После отравления Навального Пригожин распространил пресс-релиз, в котором объявил, что не оставит Навального в покое и заставит оппозиционера “отвечать по всей строгости” за его прошлые действия, если тот выживет. Для западных политиков такие заявления звучали уж слишком за гранью.

А еще западные СМИ не обошли вниманием фактическое признание со стороны ФСБ того факта, что во время поездки Навального в Томск (где его отравили) за ним следили спецслужбы.

Вспомнили они и о давних традициях отравлять оппонентов российской власти.

А ряд влиятельных изданий, как, например, New York Times, обратили внимание на примечательный факт, который демонстрирует отношение Кремля к Навальному: за многие годы Путин ни разу не упомянул имя своего главного оппонента. “Почему? Потому что тот абсолютно вне контроля. А это неприемлемо (для Кремля)”, – делает вывод NYT.

Авиалайнер по имени Навальный

Конечно же, многие связали отравление с событиями в Беларуси.

Об этом пишет, в частности, The Washington Post.

“Рейтинги Путина просели, он столкнулся с устойчивыми протестами в Хабаровске, впереди – местные выборы, на которых команда Навального попытается одолеть кандидатов от правящей партии. И одновременно восстание в соседней Беларуси, создающее пример для россиян, которые тоже устали от автократии Путина”, – поясняется в статье WP, подписанной редакционным советом издания.

И даже издания, известные абсолютной отстраненностью – например, BBC – открыто обвиняют Кремль в причастности к нападению: “’Новичок’ невозможно получить из природных ингредиентов. Это – оружие военного уровня. И это дает основания для подозрений в адрес российского государства”.

Словом, у журналистов, которые на Западе в значительной мере формируют общественное мнение, было достаточно оснований подозревать, что без личного указания Путина не обошлось.

Но даже если у кого-то оставались в этом сомнения – действия РФ уже после заявлений Германии должны были их развеять.

Реакция Кремля на обвинения из Германии вызвала ощущение дежавю.

То же самое мы видели в июле 2014 года, после сбития россиянами малайзийского “боинга”.

За несколько часов из РФ, от контролируемых государством СМИ, экспертов и чиновников, прозвучало с десяток версий, некоторые из них поражали своей циничностью, а другие – только дополнительно указывали на причастность российского государства.

Причем российская машина по распространению пропаганды – возможно, действительно не понимая, что делает, – прилагала усилия для распространения этих сигналов на Западе, лишь дополнительно убеждая европейские столицы в том, что именно государственная машина была причастна к отравлению оппозиционного лидера.

Как вам, например, интервью одного из создателей “Новичка” Леонида Ринка, переведенное госагентством “Спутник” на все языки, на которых оно транслирует свои сообщения. Тот провел аналогию между отравлением Алексея Навального, семьи Скрипалей и Александра Литвиненко (отравлен полонием российскими агентами в Лондоне в 2006 году). Для западного читателя это звучит как признание Россией своей вины, ведь вину российского государства в двух последних названных случаях считают точно доказанной.

Но “Спутник” – как ни странно это звучит – использует это как оправдание России!

“А дайте нам образцы (яда, примененного против Навального)! Но никто не даст, как вы понимаете. И это точно так же, как с Литвиненко и Скрипалями. Никто не докажет этого”, – цитирует его агентство.

Одновременно россияне активно распространяли мнение о том, что “Новичок”, если бы это был он, “не мог не убить Навального”. Врач государственной больницы в Омске, куда оппозиционного лидера госпитализировали сразу после отравления, сделал заявление, что речь идет об обычных “проблемах с пищеварением из-за диет”.

Но, вероятно, самым ярким стало заявление пресс-секретаря Путина, в котором тот намекнул, что Навального отравили уже в Германии.

Неясно, кого россияне планировали убедить этими утверждениями в то время, когда немцы имели на руках результаты анализов. Но, если вспомнить 2014 года и катастрофу “боинга”, то тогда большинство заявлений РФ также были неубедительными.

Так что остается надеяться, что последствия этих действий для России тоже будут неизбежными.

Как накажут Путина?

А теперь вернемся к реализму.

В отличие от 2014 года, когда катастрофа и убийство почти 300 пассажиров лайнера стало триггером для введения экономических санкций против РФ, на этот раз не стоит рассчитывать на подобные последствия.

Санкции за отравление будут и в ЕС, и в США, но они, скорее всего, останутся на уровне персональных ограничений и расширения запретов на сотрудничество с российской “оборонкой”.

Значительно серьезнее влияние этих событий на общественное мнение в Европе. А оно уже очень велико.

Об этом говорят заявления Вольфганга Ишингера, главы Мюнхенской безопасности конференции. Этот дипломат (мнение которого действительно авторитетно в Германии) много лет поддерживал идею диалога с Россией, ее привлечение к совместным активностям и т.п. Именно он стал идеологом создания скандального “Мюнхенского плана” по Донбассу, который в Украине многие обоснованно считали планом украинской капитуляции. Однако отравление Навального изменило мнение даже этого дипломата – настолько, что он объявил о конце стратегического партнерства Германии с РФ.

Сейчас одной из центральных тем санкционных дискуссий является недостроенный газопровод “Северный поток-2”, работы над которым сейчас заморожены из-за санкций со стороны США.

Едва ли не впервые за последние годы в Германии началась дискуссия о том, стоит ли его достраивать. До сих пор это в принципе не ставилось под сомнение со стороны представителей политического мейнстрима. А сейчас критические заявления звучат даже от представителей ХДС, то есть правящей партии, возглавляемой Ангелой Меркель. Экоактивисты, которые традиционно выступали против газопровода, получили мощные козыри, а в твиттере набирает популярность полушутливый хэштег #NovichokStream2.

Но сразу оговоримся: не стоит лелеять чрезмерные надежды.

Шансы на то, что проект окончательно похоронят, очень малы.

Ангела Меркель по-прежнему утверждает, что трубопровод должен быть построен, в пользу немецкого бизнеса. Поэтому речь скорее идет о торможении его достройки, о дополнительной задержке – но даже это будет важной победой для Украины.

Но главный положительный для Украины сдвиг может произойти в другой сфере.

Германия готовится к смене власти.

Через год – ориентировочно, в октябре 2021-го – там пройдут парламентские выборы. 66-летняя Ангела Меркель, которая была бессменным канцлером с 2005 года, объявила, что не будет в них участвовать.

Конечно, за год многое может измениться, но пока партия ХДС, которую она возглавляет, сохраняет самые высокие шансы на победу. А то, что под ее руководством Германия прошла коронавирусный кризис лучше подавляющего большинства государств Европы, только добавляет ей электоральных баллов. Однако новый руководитель (или руководительница) партии власти, который возглавит ее предвыборный список, не определен до сих пор.

Выборы должны были состояться весной, их отложили из-за пандемии. Но дальше откладывать некуда. В ближайшие месяцы процесс должен завершиться.

И Алексей Навальный – возможно, сам того не желая – станет их активным участником.

“Европейская правда” уже рассказывала, что весной результаты выборов считали практически определенными. Преемником Меркель должен был стать Армин Лашет, и Украине это грозило катастрофой. Лашет известен своей благосклонностью к России, в прошлом году он был соорганизатором немецко-российского форума “Диалог Петербурга”. В эмоциональном вступительном слове на этом событии Лашет поблагодарил Россию за примирение с Германией после Второй мировой войны, за ее роль во время воссоединения Германии и прямо поддержал “Северный поток-2”.

До недавнего времени такое стремление “обнять Путина” помогало кандидату. Но сейчас оно играет против него. К тому же Лашет потерял рейтинг за время карантина, когда вел себя довольно вяло. Словом, сейчас все карты складываются в пользу того, что пророссийский политик проиграет борьбу за высший пост в партии Меркель.

Конечно, еще стоит дождаться результатов выборов, да и вообще понять, кто станет их новым фаворитом. Но среди других кандидатов есть те, кто настроен жестко противодействовать агрессивной России – и они на фоне отравления Навального получают дополнительные баллы.

И именно это изменение может стать для Украины самым важным и стратегическим.

Важнее любых санкций.

Автор: Сергей Сидоренко,

редактор “Европейской правды”

Источник: Европейская правда


Поделитесь.