Чем аукнется Белорусской церкви верность Лукашенко

Еще совсем недавно Беларусь оставалась последним рубежом, удерживающим постсоветское пространство от окончательного распада.

Как сообщается, вопреки надеждам, СССР в 1991 году ушел, чтобы остаться — в первую очередь, в памяти и менталитете бывших сограждан. Путинская Россия в попытке вернуть время вспять готова привлекать любые доступные ресурсы, чтобы самые близкие народы в душе оставались советскими людьми. Удивительный феномен и даже оксюморон, что одна из ролей в этом спектакле отведена православной церкви — несмотря на неизгладимый отпечаток атеизма в подопытных государствах. Но в последнее время ей фатально не везет.

Бунт на корабле спасения

Белорусский протест против фальсификаций на выборах президента стал настоящим испытанием для Белорусского экзархата РПЦ. От флегматичных законопослушных белорусов никто не ожидал такой пассионарной активности, и уж тем более патриарх Кирилл. Поэтому его подопечная структура в Беларуси оказалась в довольно непростом положении. С одной стороны, спокойствие церковных чиновников нарушил гражданский «бунт». С другой — режим Лукашенко, к которому БПЦ была лояльна все 26 лет его правления, прибег к самым садистским методам подавления этого «бунта». Хотя белорусы не признали легитимность выборов, Александра Лукашенко с победой поздравил Владимир Путин, а вслед за ним — патриарх Кирилл. Разумеется, у митрополита Минского Павла, с 2014 г. возглавляющего Белорусский экзархат РПЦ, не оставалось ничего иного, как пойти по стопам своего шефа и опубликовать свое поздравление. С протокольной точки зрения, к нему нет претензий: уже были оглашены предварительные результаты выборов, российский император поздравил, шеф поздравил — и Павлу отмалчиваться как бы не с руки.

Однако избиение мирных протестующих опричниками Лукашенко спутало все карты. Церковное начальство впало в оцепенение, будучи не в состоянии ни дать происходящему моральную оценку, ни принять чью-то сторону. Сказать-то что-то все равно было нужно, и Синод БПЦ выдавил из себя заявление в типичном советском стиле «миру — мир» и «за все хорошее против всего плохого». Но примиренческая риторика, на которую раньше бы просто не обратили внимания, вызвала у активной части общества раздражение: между жертвой и палачом не может быть примирения иного, чем в зале суда. К тому же другие конфессии — и в первую очередь Римо-Католическая церковь — встали на сторону пострадавших оппозиционеров, прошедших батькины пыточные камеры.

И тут началось нечто неожиданное: митрополит Гродненский Артемий пошел против линии партии, верующие БПЦ организовали несанкционированные крестные ходы против насилия властей. Под давлением общественности и верующих митрополит Павел вынужден был через своего секретаря передать сожаления о преждевременном поздравлении Лукашенко и даже нанес визит в больницу к избитым протестантам.

Это совершенно не вписывалось в ожидания последнего диктатора Европы, и ему довелось шикнуть на «дорогих священнослужителей», которые, по его мнению, слишком распоясались в проявлении своей гражданской позиции. Намек был слишком толстый: встанете на сторону бунтарей — применим к вам меры государственного воздействия. Хотя сигнал был дан в первую очередь «заигравшимся в политику» католикам, он был услышан не только в Минске, но и в Москве.

Дабы пресечь бунт на корабле, Священный Синод РПЦ в спешке «уволил по собственному желанию» митрополита Павла и назначил нового — митрополита Борисовского Вениамина. При этом была совершена серьезная каноническая манипуляция. Ведь экзарх БПЦ МП должен быть одновременно и митрополитом Минским и Заславским. Так вот, Синод РПЦ может назначить белорусам экзарха, а вот сделать его митрополитом Минским имеет право только Синод самой БПЦ МП. Но уж коль Лукашенко пренебрег результатами голосования, то зачем РПЦ церемониться с соблюдением канонического устава?

Чуть ли не единственным достоинством нового экзарха является его этническое происхождение: ранее Белорусским экзархатом руководили только варяги из России, причем у митрополита Павла даже гражданство было российское. В церковной среде Вениамин характеризуется как аскет, молитвенник и … сторонник идеологии «Триединой Руси». По поводу возможной автокефалии БПЦ он выразился совершенно определенно: это предательство веры и заветов святых отцов и разделение братских народов России и Беларуси. Эта риторика — калька лозунгов, популярных до 2014 г. в УПЦ МП. А сам Вениамин очень напоминает митрополита Онуфрия, но на 25 лет моложе. Стало понятно, что и Путин, и патриарх Кирилл встали на сторону Лукашенко.

Вперед в прошлое

Есть такое выражение: генералы всегда готовятся к прошедшим войнам. Белорусские протесты вызвали у патриарха Кирилла дежавю и аналогию с украинским майданом, который дал толчок для оформления украинской автокефалии. Дабы упредить возможные катастрофические последствия, в «белорусской» части постановления Синода РПЦ прямо сказано: «Отметить особую важность сохранения и укрепления церковного единства народов исторической Руси в условиях обострения общественно-политических конфликтов».

Как говорил 100 лет назад канонизированный в РПЦ Иоанн Кронштадтский, «демократия в аду, а на Небе — Царство». Вкупе с «православием-самодержавием-народностью» это образует фантомный идеал церковно-государственного устройства. Идеал канул в Лету еще в 1917 г., но официальная Русская церковь продолжает судорожно цепляться за этот анахронизм. РПЦ так и не смогла принять новую постсоветскую реальность и продолжает жить мифами об «исторической Руси», народы которой представляют собой некую общность, которая едина и этнически, и религиозно. После «падения» Киева Минск остается последним бастионом той самой «Триединой Руси», и удержать его — вопрос жизни и смерти РПЦ.

Можно только удивляться отсутствию у руководства РПЦ креативного мышления и умения извлекать уроки из прошлых ошибок. Точнее, украинской ошибкой в России считают только одно: неспособность Януковича жестко подавить майдан. И уж коль белорусы подчеркнуто отказываются от силового протеста, в церковной Москве решили действовать прямолинейнее, чем в Украине. О том, что токсичность Лукашенко в глазах общества отрикошетит и на имидж БПЦ МП, никто даже не подумал.

Дьявол кроется в деталях

Впрочем, для российского православия, привыкшего манипулировать большими числами, имидж — дело второстепенное. А зря. Не имея точных данных или получая искаженную информацию о численности своих «духовных дивизий» в Беларуси, РПЦ продолжает традиционно ориентироваться на соцопросы. Не вникая в детали, церковное чиновничество берет по максимуму: из 84% верующих в Бога белорусов 73% себя называют православными. И если по официальной опять же статистике в стране проживает 9 млн. человек, то в активе белорусского экзархата РПЦ числится около 5,5 млн. верующих. По мнению патриарха Кирилла, это то его достижение, которым он может побравировать перед Путиным. Но на самом деле это иллюзия.

Так, согласно статистике с сайта Уполномоченного по делам религий и национальностей Беларуси, в стане на 1 января 2020 года числилось 1709 религиозных общин православного исповедания. И если принимать иллюзорную статистику в качестве фактической, то выходит, что на каждую религиозную организацию должно припадать более 3000 верующих. Это совершенно нереально не только для Беларуси, но и для России. Более пристальный взгляд обнаруживает расщепление верующих по классической линии «вера — традиционная самоидентификация». Так что среди православных непосредственно верующими можно считать лишь 23%. Чуть больше 50% считают свою православность частью национальной или семейной идентичности. А на службу по воскресеньям ходит лишь 12%.

Но если РПЦ не привыкать к манипулированию количественной статистикой, то к качественной как-то не присматривались. А там может ждать сюрприз: лишь 45% всех опрошенных видят связь между религией и национальной идентичностью. А это значит, что РПЦ долго не сможет эксплуатировать тему «единства народов исторической Руси» в пользу России. Бело-красно-белые флаги на антиправительственных протестах, символизирующие именно белорусскую национальную идентичность, — страшный сон РПЦ. «Духовные дивизии» патриарха Кирилла в Беларуси, как оказалось, состоят из таких же надувных танков, как и у российской армии на парадах.

Не верой единой

В прежние годы БПЦ не было особой нужды подключать свои духовные ресурсы для участия в избирательных кампаниях: режим Лукашенко выглядел недосягаемым для любых конкурентов. Он вообще был очень удобным «царем»: в дела церкви особо не лез, в храмах появлялся только на большие праздники, воздавая дань вежливости традиции. Да и в материальной поддержке не отказывал. У БПЦ тем более есть причины не бросать своего патрона в беде, ведь политическая конструкция Беларуси не предусматривает появление олигархов или просто богатых меценатов, которые на территории «исторической Руси» всегда считались финансовой опорой Церкви. Белорусская экономика, держащаяся на государственном секторе и обросшая зарубежными кредитами, уже несколько лет балансирует на грани дефолта. А это значит, что материальные потребности БПЦ никто не потянет. Так что выбор между карманом и совестью невелик. Если победит оппозиция, белорусскому филиалу РПЦ, скорее всего, ничего не угрожает, кроме общественного игнора. А вот если «батьке» удастся удержать власть своими или российскими штыками, то БПЦ вынуждена будет реабилитироваться за свою слабость и стать счастью государственного идеологического аппарата. Но о проповеди «Триединой Руси» можно будет забыть.

В этой ситуации будет расти авторитет Римо-католической церкви, чувствующей себя в Беларуси более свободно, чем в России. Католики позволили себе вообще недопустимые выпады в адрес действующей власти. Не надо быть оракулом, чтоб прогнозировать рост числа «перебежчиков» из православных к католикам. Дабы не допустить «религиозного дисбаланса», пророссийская пропаганда уже пытается представить римо-католиков не только симпатиками, но и организаторами антилукашенковских протестов. Что, по задумке, должно привести к санкциям со стороны государства. Но, скорее всего, из этого противостояния с последним диктатором Европы РКЦ выйдет более сильной. А в случае победы оппозиции даже может подписать с государством соглашение, аналогичное конкордату: Лукашенко давно заигрывал с Ватиканом, ожидая от него и политической, и финансовой. И это будет еще одним ударом по РПЦ.

Никогда мы не будем братьями

Остается простой вопрос: удержит ли БПЦ лояльность белорусских верующих Москве, даже если сохранит свою структуру? А это зависит уже не столько от исхода противостояния, сколько от Москвы и россиян. Согласно свежим опросам от «Левада-центра», россияне оправдывают жесткость белорусского ОМОНа при разгоне протестующих (38%), считают эти действия законными (18%), и осуждают (35%). При этом 57% россиян хотели бы видеть Лукашенко президентом Беларуси, а 39% отрицательно относятся к протестующим. Путин уже успел «обрадовать» белорусов, что в случае перехода «экстремистскими элементами» к погромам он, по просьбе «легитимного» коллеги, осуществит военную интервенцию в Беларусь. Это подтолкнет верующих БПЦ сделать свой геополитический выбор. Церковная Москва, по привычке жалуясь на русофобию и предательство сябров, рефлекторно попытается удушить Минск в братских объятьях. Но, не исключено, вскоре обнимать уже будет некого.

Источник: Newssky


Поделитесь.