Atlantic Council: Как Западу реагировать на события в Беларуси

Сдерживание Путина — приоритетная задача. Хотя некоторые утверждают, что шансы, что он начнет вторжение, невелики, обстоятельства в Беларуси могут измениться и сделать его более вероятным. Важно предостеречь Путина от подобных действий

Судя по массовым демонстрациям, проходящим в Беларуси, пишут в статье для Atlantic Council Дэниел Фрид и Брайан О’Тул, сейчас идет еще одна “цветная революция”, потенциально способная свергнуть постсоветского властителя во имя демократии и справедливости. Однако нет никаких гарантий, что Александр Лукашенко сбежит, как его украинский коллега Виктор Янукович, в 2014 году.

Пока Лукашенко остается непоколебимым. Чтобы остаться у власти, у него, похоже, есть только три опции. Он может попытаться подавить демонстрантов арестами и эпизодическим применением насилия, но этот вариант кажется неадекватным, учитывая силу демонстраций. Он мог бы прибегнуть к массовому насилию или военному положению, чтобы остаться у власти, полагаясь на своих силовиков. Но среди них, по всей видимости, недостаточно тех, кто готов действовать против своих соотечественников. В качестве альтернативы он может решить обратиться к Путину за необходимыми силами либо напрямую, либо с помощью неопознанных “зеленых человечков”, как призвала глава RT Маргарита Симоньян и на что намекал сам Лукашенко.

Путин стоит перед трудным выбором и дилеммами в отношении Беларуси. Российский лидер вообще ненавидит цветные революции. То, что она сейчас происходит в стране, которую многие в Кремле считают по факту российской, еще больше усугубляет ситуацию. Успешная цветная революция по соседству может стать очевидным прецедентом для аналогичного сценария в самой России, где выборы не менее фальсифицируемы, чем в Беларуси.

Но, несмотря на очевидную неприязнь Путина к народным демократическим движениям, вмешательство с целью удержания Лукашенко у власти сопряжено с серьезными рисками. У Лукашенко, похоже, не осталось серьезной внутренней поддержки, поэтому силовая интервенция России в Беларуси от его имени может стать проблемой на долгое время. И, весьма вероятно, она будет непопулярна в России, где рейтинг Путина уже снижается.

Путин может попытаться найти преемника Лукашенко, способного получить большую социальную поддержку, не ставя под сомнение то, что Путин считает своими основными интересами. Это будет вариация на тему так называемого армянского сценария, когда популярный премьер-министр Никол Пашинян пришел к власти в 2018 году, не вызвав враждебности со стороны России. Однако нынешние оппозиционные лидеры Беларуси, в том числе вероятная фактическая победительница президентских выборов 9 августа Светлана Тихановская, могут оказаться неконтролируемыми.

Кроме того, путинские рамки для автономии Беларуси, учитывая ее общую границу с Европейским Союзом и НАТО, может оказаться меньше, чем в Армении. Хоть это и не невозможно, кажется маловероятным, чтобы Путин смирился с Тихановской, которая оказалась достаточно прозападной, чтобы искать убежища в Литве, члене ЕС и НАТО.

Запад также стоит перед непростым выбором. Ни США, ни их союзники в настоящее время не знают, на что способен Лукашенко и что сделает Путин. Российское вмешательство может быть маловероятным, но оно отнюдь не исключено.

Для Запада наилучшим вариантом будет мирная передача власти от Лукашенко, возможно, путем повторных выборов, либо вопреки возражениям Лукашенко, либо после его ухода. Это привело бы к созданию нового правительства с признаваемой общественностью легитимностью.

Если в рамках этого оптимистичного сценария Путин предложит поддержку повторных выборов под наблюдением ОБСЕ, Запад, скорее всего, быстро согласится. Если бы Путин заявил, что судьба Лукашенко его не беспокоит и что следующий президент Беларуси должен быть определен решением белорусского народа, Западу стоило бы такое предложение поприветствовать по принципу “доверяй, но проверяй”, не позволяя Путину поставить в Беларуси свою креатуру.

В этом случае Путин или его люди могут потребовать от Запада гарантий, что Беларусь не станет членом ЕС и НАТО. Никогда.

Западные политики должны сопротивляться любой сделке через головы белорусского народа, которую Кремль интерпретировал бы как передачу Беларуси в сферу российского господства. Это был бы плохой ответ на национально-демократическое движение в Беларуси. Конечно, также ясно, что ни ЕС, ни НАТО в настоящее время не заинтересованы в рассмотрении вопроса о членстве Беларуси. На данном этапе начало дебатов по этому поводу вызвало бы ненужные разногласия в Европе, США и Беларуси.

При наихудшем сценарии эскалации жестоких репрессий, будь то со стороны Лукашенко или Путина, Соединенные Штаты должны поддерживать белорусское общество в долгосрочной перспективе. Мы знаем, как это сделать: радиовещание РСЕ/РС; поддержка групп гражданского общества и независимой журналистики как внутри, так и за пределами Беларуси.

Санкции могут быть уместны для продвижения к мирному исходу с уважением к очевидному выбору народа нового, демократически настроенного руководства.

Санкции должны разить режим Лукашенко. Во-первых, (относительно) простая часть: чтобы удержать Лукашенко и все, что осталось от его режима от еще большего насилия против общества, США и ЕС должны ввести санкции в отношении лиц, ответственных за недавние репрессии. В их число должен входить Лукашенко (который в настоящее время находится под санкциями США, но не ЕС) и его оставшиеся сторонники в правительстве.

Мы не должны ограничиваться самими людьми, нужно искать их финансовые активы за границей. Также следует нацеливаться на чиновников более низкого уровня, собирая имена, используя наши собственные активы и консультируясь с представителями белорусской оппозиции, которые, вероятно, обладают более подробной информацией и, вероятно, будут готовы поделиться ею.

Цель состоит в установлении ответственности и, особенно, в сдерживании других представителей режима, которые могут колебаться в вопросе сохранения лояльности Лукашенко, показывая, что им не удастся остаться анонимными или безнаказанными за свои действия. Поэтому скорость имеет решающее значение. Соединенным Штатам следует заявить о своем намерении принять этот подход, а затем незамедлительно указать тех, кто причастен к репрессиям. Такие санкции можно применять быстро и с низким риском непредвиденных последствий.

14 августа министры иностранных дел ЕС приняли решение ввести индивидуальные санкции, и США должны стремиться работать с ЕС, делясь информацией и максимально согласовывая сроки и имена. Это усилит удар. Правило единогласия в отношении введения санкций ЕС может оказаться препятствием. Роль Германии в формировании консенсуса в ЕС будет иметь решающее значение, во многом, как это было и остается в отношении санкций ЕС после нападения Путина на Украину.

В качестве основания для индивидуальных санкций Соединенные Штаты могут использовать либо существующий Президентский указ о Беларуси (EO 13405, июнь 2006 г.), либо уже известный российским и белорусским диссидентам Глобальный акт Магнитского, имплементированный указом 13818 администрации Трампа. Оба они также обеспечивают гибкость для отмены санкций, что является важным инструментом, если в постлукашенковский период Беларусь достигнет точки, когда некоторым подсканкционным представителям старого режима в предложат роли в рамках процесса национального примирения.

Возможно, Соединенным Штатам и ЕС стоит проявить осторожность в отношении повторного введения санкций против экономики Беларуси в целом или даже против ключевых государственных компаний. Некоторые белорусские диссиденты и демократические активисты выступили против этого на том основании, что это может оттолкнуть людей в Беларуси. Их взгляды нужно учесть. Действительно, рабочие ряда крупных государственных промышленных предприятий, похоже, присоединяются к сопротивлению режиму. Попытка нанести ущерб их предприятиям кажется плохим ответом.

Сдерживание Путина — приоритетная задача. Хотя некоторые утверждают, что шансы, что он начнет вторжение, невелики, обстоятельства в Беларуси могут измениться и сделать его более вероятным. Важно предостеречь Путина от подобных действий.

Санкции не должны быть здесь главным средством. Дипломатические предупреждения и демонстрация трансатлантической решимости поддержать Беларусь будут более важными (к сожалению, неясно, готов ли президент Трамп предостеречь Путина). Однако санкции тоже могут сыграть свою роль.

К концу 2014 года США и ЕС согласовали основные рамки санкций, введенных в ответ на нападение России на Украину. Они также обсудили варианты усиления санкций, если Россия расширит агрессию против Украины. Что особенно важно, они позаботились о том, чтобы россияне знали, что такие варианты существуют — достаточно сильные, чтобы нанести ущерб российской экономике, но не настолько сильные, чтобы Соединенные Штаты и ЕС никогда не отважились их ввести. Эти и другие варианты все еще доступны (несмотря на предположение советника США по национальной безопасности Роберта О’Брайана от 9 августа о том, что у Америки нет дополнительных вариантов санкций против России).

Соединенным Штатам, ЕС и Соединенному Королевству (которое объявило о своем намерении применить санкции в ответ на жесткие репрессии в Беларуси) следует немедленно подготовить варианты экономических санкций, которые будут введены в случае, если Путин вторгнется в Беларусь напрямую или с помощью маленьких зеленых человечков. Как и в случае с Украиной, они должны дать понять Кремлю, что такие опции существуют, как и политическая волю их использовать.

Такие санкции могут включать усиление санкций против российского финансового сектора; ужесточение санкций в области энергетических технологий; и ужесточение ограничений на экспорт в Россию военных технологий, технологий двойного назначения или других кибертехнологий, в том числе путем восстановления механизма координации союзников для управления этими технологиями в долгосрочной перспективе.

Если послать решительный сигнал сейчас, до того, как Путин станет на курс насильственных действий, это может удержать его, развеяв представление Путина о том, что Запад настолько разделен и растерян, что можно безнаказанно напасть на еще одного соседа.

Некоторые из этих опций уже включены в ожидающие принятия законодательные акты, такие как DETER или DASKAA, направленные на использование санкций для сдерживания России от других форм агрессии, вроде попытки вмешательства в выборы в США. Но американской администрации не нужны новые законы для подготовки вариантов санкций. Она может использовать существующие органы власти или издавать новые распоряжения, чтобы противостоять потенциальной агрессии России против Беларуси.

Опять же, решающее значение имеют скорость передачи сообщений и обеспечение достоверности угрозы. Если Россия действительно отправит войска, в Соединенных Штатах неизбежно возникнет законодательный толчок к введению санкций против Москвы. Но такие санкции постфактум будут просто наказанием. Вряд ли это поможет белорусскому народу в его борьбе за демократию.

Одним из ключевых факторов будет готовность Германии поддержать сильную позицию ЕС и трансатлантическую позицию для сдерживания потенциальной агрессии России против Беларуси. Германия сыграла важную роль в поддержке санкций ЕС в ответ на нападение Путина на Украину. Администрация Трампа на этот раз должна воздержаться от инстинктивного стремления грызться с Германией и вместо этого сосредоточиться на достижении максимально возможного консенсуса с Берлином, чтобы помешать Путину выступить против другого соседа.

Если два правительства смогут творчески работать вместе, даже ожесточенная американо-германская борьба за проект газопровода Северный поток-2 — все еще поддерживаемый Германией, несмотря на постоянные возражения и даже санкции США — могла бы стать дополнительным инструментом против российской агрессии против Беларуси. Заявление Германии о том, что вмешательство Путина в Беларусь заставит Германию пересмотреть свою позицию по “Северному потоку-2”, станет мощным и, возможно, решающим сигналом.

Если Берлин не сможет занять такую позицию, критичным для доверия к политике Германии в отношении России, станет немедленный сигнал о поддержке дополнительных санкций в случае в Путина в беларусские дела.

События в Беларуси развиваются стремительно. У Европы, США и Великобритании есть инструменты, чтобы попытаться предотвратить худшее и повысить шансы на лучший исход для белорусского народа. Они должны использовать их без промедления.

Дэниел Фрид — заслуженный научный сотрудник Атлантического совета. Брайан О’Тул — старший научный сотрудник Атлантического совета.

Источник: Деловая столица


Поделитесь.