Как прогнозировать и менять поведение российских военных

Целое важнее частей и может определять их совместное восприятие. В это ключевое положение гештальтпсихологии полностью укладывается поведение.

Об этом сообщает Сергей Ильченко для «ДС».

«За последние годы ситуация в мире существенно обострилась в связи с действиями американского руководства по планомерному разрушению системы международной безопасности», — сообщается в статье «Об основах государственной политики Российской Федерации в области ядерного сдерживания», опубликованной в газете «Красная звезда». Статья подписана коллективом авторов, служащих в различных подразделениях Генштаба ВС РФ, но их пофамильный список не имеет значения. Ибо Генштаб априори несводим к сумме своих частей, что, к слову, прямо следует и из самой статьи — и заставляет вспомнить об основах гештальтпсихологии.

Генштаб как Gestalt

Ровно так же, по-военному цельно, Генштаб воспринимает и окружающий мир, не заморачиваясь причинами действий «американского руководства», но свято веруя в могущество ДНЯО и ДВЗЯИ, сиречь Договора о нераспространении ядерного оружия и Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (что заставляет вспомнить о МЗИМУ могучего волшебника Бвана Кубва Донды, следящего за каждым шагом жителей Лямблии). Так инфузория тоже в принципе довольно сложно устроенная, но действующая слаженно, единым целым, стремится сбежать из слишком нагретой области в более холодную, не заморачиваясь ни причинами нагрева, ни его источником. Стремление обращать внимание на подобные детали возникает уже на дальнейших стадиях эволюции, которые как для выдуманной Станиславом Лемом Лямблии, так и для Русского мира не только излишни, но и губительны.

В целом же, анализ ситуации, приводимый в статье, и план российских ответных действий настолько идеально укладывается в основные положения гештальтпсихологической теории, что впору ставить вопрос о ее подразделе, занимающемся проявлениями российской агрессии — генштабпсихологии, название которого и было вынесено в заголовок.

Итак, Россия, как инфузория в горячей среде, не анализирует причины постигшей её неприятности, а совершает беспорядочные движения, до тех пор, пока не окажется в области более прохладной. Это сходство выглядит ещё естественней, если вспомнить о том, что им обеим, и России, и инфузории, нечем анализировать ситуацию. Адекватных аналитиков, свободных от рамок российского гештальта, у России нет в той же мере, в какой у инфузории нет мозгов.

Одним из рефлекторных движений, которое может, в теории, совершить Россия, является ядерный удар, нанесенный в ответ на «поступление достоверной информации о старте баллистических ракет, атакующих территорию России и (или) ее союзников». О возможных конкретных целях такого удара в статье не сообщается. Авторы лишь ограничиваются туманной фразой о том, что «конкретизация ответных действий будет определяться военно-политическим руководством России в зависимости от обстановки».

Однако с учетом реального подлетного времени ни о каком оперативном анализе ситуации, даже на уровне аналитиков АП и в рамках их примитивного гештальта, не может быть и речи. Решение о целях ответного удара «в случае чего» может быть принято только заранее, на более или менее продолжительный период времени, на основании сделанного прогноза. Здесь также нужно заметить, что перенацеливание баллистических ракет РВСН РФ, построенных, несмотря на 75%-ное обновление парка, на древнесоветских технологиях, — тоже относительно длительная процедура. Таким образом, выбор целей для ответного удара будет зависеть не от оперативной обстановки, а во-первых, от восприятия российским руководством обшей ситуации и перспектив её развития, а это восприятие, как мы уже выяснили, будет достаточно прямолинейным и примитивным, и, во-вторых, от оценки этим же руководством масштабов возможного возмездия вкупе с психологической готовностью пойти на риск, связанный с ним. Все это, вместе взятое, уже вполне поддается прогнозированию.

Начнем с того, что ни о каком глобальном ударе речи быть не может в любом случае. Учитывая реальное состояние РВСН, и то, что значительную часть боеголовок с ЯО заменяют их массогабаритные макеты, у России нет для него ресурсов. Их не хватит даже без учета того, что часть взлетевших ракет (а взлетят не все — скажутся возраст, качество сборки и традиционное российское разгильдяйство) будет сбита системами ПРО. Из этого прямо следует, что не может быть и речи об ударе по развитым странам, поскольку ответная кара в этом случае будет неизбежна, и не оставит российскому руководству шансов на выживание. Даже если оно переживет ответный удар, его, в конце концов, извлекут из любого бункера и повесят по приговору международного суда. К тому же Кремль не для того выводил на Запад свои деньги и семьи, чтобы затем превратить их в пепел. Таким образом, ядерный удар в ответ на «информацию о старте баллистических ракет, атакующих территорию России», даже в теории, возможен только по территории «ближнего зарубежья», по дуге «Грузия-Молдова-Украина-Беларусь», что заведомо лишает его смысла.

Но рассуждения о смысле такого ограниченного удара для генштабпсихологии русских военных инфузорий, во-первых, слишком сложны, а, во-вторых, лишают смысла само их существование. И потому, нельзя исключать до конца ситуацию, что удар «в сторону Запада», хотя и в пределах стран бывшего СССР и СЭВ, все-таки будет нанесен рефлекторно. Разберемся, при каких обстоятельствах это возможно и насколько вероятно.

Перевоспитание через гештальт

Смысл существования российского Генштаба состоит в создании видимости угрозы без её реализации, с целью вселения ужаса в сознание западного обывателя, что является способом влияния на результаты выборов. Таким образом, поиски сложных инструментов электорального влияния Москвы в значительной степени лишены смысла — главный лежит на поверхности. Если же воспользоваться аналогией из мира животных, то реакции Генштаба, демонстрируемые им с санкции Кремля, похожи на поведение чихуахуа, напуганной размерами окружающего ее мира, и злобно лающей на всех встречных собак отчасти, чтобы заглушить свой страх, отчасти в расчете на то, что связываться с ней никто не станет, и не потому, что она такая страшная, а по причине отсутствия в этом смысла. Но такая игра на грани фола способна создать ситуацию, когда конфликт реализуется, перестав быть угрозой, и наша мелкая злюка успеет-таки куснуть противника разок-другой перед неизбежным концом.

Никто на Западе в таком исходе не заинтересован. Более того, задача «уничтожения России» ни одним из ее противников никогда не ставилась и исторически: Наполеон хотел лишь выбить ее из европейской игры, а Гитлер — урезать до линии Архангельск-Астрахань, превратив в протекторат, причем наиболее подходящей кандидатурой на роль его главы считал Сталина. После 2МВ Запад ставил задачу интегрировать СССР в мировую экономику, не столько даже как пресловутый «сырьевой придаток», сколько для снятия с повестки дня вопроса о деструктивной советской агрессии. И, несмотря на рецидивы ордынского прошлого, Западом достигнуты в этом направлении немалые успехи.

И сегодня при наличии сильного желания стереть Россию с политической карты и посадить в Москве оккупационную администрацию и Запад, и Пекин могли бы проделать это без большого напряжения. Но, во-первых, это вызвало бы конфликт между ними из-за дележа российской туши. Во-вторых, такой способ управления Россией нерентабелен. В-третьих, он не закрывает главной проблемы, связанной с Кремлем, — проблемы «глобальной России» в лице нео-КГБ, вышедшего за формальные российские границы и ставшего всемирным тайным орденом. Нео-КГБ Запад планирует переварить и усвоить отдельно, как некогда им были переварены и усвоены глобальные структуры, связанные с Третьим Рейхом. И нео-КГБ тоже готов стать частью Запада, несколько перекроив его под себя. Процесс взаимопроникновения и слияния идет полным ходом.

Таким образом, Генштаб ВС РФ и подчиненные ему РВСН с ЯО могут в какой-то момент оказаться уже ненужными российскому руководству, но всё еще существующими. Этот переходной период и несет некоторый риск. Именно тогда российская военная верхушка, оказавшись перед угрозой потери ресурсов и власти, может сама развязать конфликт.

На Западе видят эти риски, но, к сожалению, не просчитывают их с достаточной адекватностью. Так, судя по скандальному письму «американской сотни» — группы влиятельных американских политиков, опубликованному в журнале Politico, они сильно преувеличивают опасность конфликта с Россией и его вероятность, и одновременно недооценивают все опасности мирного сосуществования с Кремлем и компромиссов с ним. В итоге эта группа одновременно видит в России и возможного партнера, и страну, готовую сжечь весь мир. Как можно призывать выстраивать партнерские отношения с такой страной, понять, признаться, сложно.

Вместе с тем, безусловно, нет никакой необходимости и в превентивных силовых действиях. Воспитание правильного поведения российских военных достигается проще и дешевле — через изменение гештальта.

Обратимся вновь к примеру инфузорий. Они, как в принципе и россияне, любят тепло, но избегают слишком высоких температур и равнодушны к свету. Однако, связав яркий свет с нагревом или с ударами тока, отдельно взятую инфузорию примерно за 45 мин. можно выдрессировать избегать именно света, как явления, предвещающего неприятности, и она будет помнить этот опыт еще минут 20-25. При этом, как уже было сказано, инфузория не может анализировать ситуацию — у нее нет мозга.

Теперь вспомним начало 90-х. Никто тогда в России, стоявшей, включая офицеров ВС РФ и даже Генштаба, в очередях за «ножками Буша», спешно завезенными из США, чтобы граждане «самого передового в мире государства, достигшего небывалых успехов» не передохли от голода, не помышлял о том, чтобы нанести по кому-нибудь ядерный удар. Генералы думали совсем о другом: как нажиться на распродаже военного имущества.

Это помогло тогда, и обязательно поможет снова, но только на какое-то время, — как и в случае с инфузорией. Очередной экономический и продовольственный коллапс, время от времени неизбежно накрывающий Россию — единственный период, позволяющий изменить генштабпсихологию русских, заставив их отложить на время мысли об очередной войне и ограблении соседей.

И сегодня, несмотря на бодрые заявления, звучащие из Москвы, очередная точка краха в «русском цикле» неумолимо приближается. Хочется верить, что к моменту ее достижения на Западе возобладает рациональный подход, и России, издыхающей от очередных «небывалых успехов», в обмен спилят, наконец, ядерные рога. А лучше бы, конечно, спилили еще и неядерные. Москва слишком склонна к перманентным военным авантюрам — ну, гештальт у нее такой, да и Генштаб тоже. Ей противопоказано давать в руки любое оружие.

Источник: Newssky


Поделитесь.