Своевременно усопший. Кому была выгодна смерть Назарбаева-внука

Хотя смерть Айсултана Назарбаев, наступившая, по предварительным данным, от остановки сердца, легко объяснима его наркозависимостью, она подозрительно совпала с рядом других событий, в которые было вовлечено семейство экс-президента Казахстана

Айсултан Назарбаев — второй сын старшей дочери экс-президента Казахстана Дариги Назарбаевой и его опального зятя, ныне покойного Рахата Алиева, скончался в Лондоне, в ночь с субботы на воскресенье, 16 августа, не дожив нескольких дней до своего 30-летия. Десятью днями ранее его матери удалось отвести от себя обвинения, предъявленные ей в рамках конфискационного закона по борьбе с необъяснимым богатством, убедив Лондонский суд в том, что деньги она получила в результате продажи третьим лицам своих казахстанских активов, полученных в результате законной бизнес-деятельности — как ее собственной, так и и Рахата Алиева, её первого супруга. Законность приобретения этих активов была, в свою очередь, засвидетельствована прокуратурой Казахстана.

Однако победа Дариги Назарбаевой не была ни окончательной, ни вполне надежной. В ходе расследования, предпринятого оппозиционным сайтом kz.media, было выяснено, что указанные активы передавались из рук в руки только внутри “большой” семьи Назарбаевых и активно использовались для получения всевозможных кредитов и государственных субсидий. Иными словами, возможность открытия против Дариги нового дела, по вновь открывшимся обстоятельствам не была исключена на все 100%. А Айсултан Назарбаев, находившийся в давнем конфликте с семьей, был вполне способен спровоцировать такой разворот событий.

В начале нынешнего года Айсултан попросил политического убежища в Великобритании, о чем сообщил на своей странице в Facebook. При этом, он упомянул, что “владеет информацией о высокомасштабной коррупции между правительством России и Казахстана… о миллиардах долларах США, украденных у народа Казахстана”. Айсултан также написал о газовом контракте “где за копейки продается казахстанский газ российскому “Газпрому”. “Там существует прокладочная компания и на ней формируется прибыль около 1,5 млрд долларов США в год. Деньги оседают в Сингапуре и там они делятся между Российской верхушкой, кошельками Владимира Путина, а в частности, Алексея Миллера, руководителя российского Газпрома. Что касается Казахстана, то прибыль около 700 млн дол в год, делится между Тимуром Кулибаевым и Кайратом Боранбаевым, моим бывшим тестем”.

Конечно, Айсултан плотно сидел на кокаине – он и сам признавал это, равно как и то, что не в силах совладать с зависимостью. Это обстоятельство в значительной степени обесценивало его заявления. К тому же и сами они были весьма сумбурны. Но за семейством Назарбаевых и без его разоблачений тянулся длинный хвост скандалов. Чего стоила одна только странная гибель в австрийской тюрьме отца Айсултана, Рахата Алиева, написавшего в 2009 году книгу “Крестный тесть”, которая, собственно, и дала старт  расследованию в отношении как ее автора, так и его экс-супруги Дариги.

С отцовством Алиева тоже всё было непросто. По утверждению Айсултана, его настоящим отцом являлся Нурсултан Назарбаев, совершивший инцест со своей дочерью. Впрочем, по словам сына Дариги Назарбаевой (назовем его так, поскольку в материнстве Дариги, по крайней мере, нет сомнений) “своим истинным отцом” он все равно считал Рахата Алиева, “который его воспитал”. И хотя эти заявления Айсултана Назарбаева также были сумбурны и невнятны, что позволяло списать их на его наркозависимость и порожденное ей не вполне адекватное состояние, крайне резкая реакция казахстанских властей заставляла усомниться в такой версии. В частности, уже на следующий день бывший глава КНБ Казахстана Альнур Мусаев выложил в своем ФБ снимок документа, который он назвал “ДНК-тестом на отцовство Рахата Алиева”. Согласно документу, вероятность того, что Рахат Алиев являлся отцом Айсултана Назарбаева составляла 99,999784244%. Вот только сам документ выглядел странно – на нем не было никаких печатей или знаков, позволяющих проверить его подлинность. К тому же непонятно было, зачем такой тест понадобилось делать в 2013 г.

Иными словами, для Назарбаева, близких к нему людей и в первую очередь для его деловых партнеров Айсултан являлся несомненным фактором беспокойства. При этом расследования, которые могло спровоцировать его поведение, независимо от ложности или правдивости его заявлений, неизбежно затрагивали очень многих, помимо его матери и деда. А значит, решение о его ликвидации могло быть принято и без консультаций с Нурсултаном Назарбаевым и его дочерью, тем более что наркозависимость Айсултана позволяла избавиться от него, не вызывая подозрений. Известно ведь, что даже употребление небольшого количества кокаина “по выходным”, без явно выраженной зависимости, резко увеличивает риск внезапной смерти от сердечно-сосудистых заболеваний, а Айсултан употреблял кокаин отнюдь не в небольших дозах.

Нельзя также исключать и комбинации вполне безобидных лекарств в сочетании с кокаином, которые Айсултан принял случайно — или которые ему подсунули намеренно. Возможно даже обычное бытовое отравление на фоне ослабленного кокаином организма. Но смерть Айсултана как последняя точка в деле о происхождении богатства его матери выглядит очень уж своевременной и удачной для многих влиятельных персон, притом, не только из Казахстана, но и из России. 

Источник: Деловая столица


Поделитесь.